Поход возмездия

Posted in Magic Story on 17 Август 2016

By Ari Levitch

Ari spent a few years as the herald of Dukos, the star-eating cosmic squid, before becoming a high school history teacher. Now that he has been inducted into the cabal of Magic creative writers, his parents are finally proud of him.

Предыдущая история: Последняя надежда Иннистрада

Вражда длиною в тысячу лет подходит к кульминационному моменту.

Для Сорина это разрушение его родового дома. Это уничтожение Авацины. Пришествие Эмракул.

Для Нахири это предательство друга. Это тысячелетний плен в Хелволте. Разорение Зендикара, когда она не могла ему помочь.

Когда два древних мироходца сходятся в битве, ее эхо разносится по всему миру.


Фишка Улики | Иллюстрация: Клифф Чайлдс

Ее называли Предвестницей. Что ж, они не ошибались, эти фанатики и сектанты. Они собирались вокруг нее и росли в числе с тех самых пор, как она начала претворять в жизнь свои замыслы на Иннистраде. Они были преданы ей — и напоминали Нахири, что в этом проклятом мире нет ничего достойного, кроме ее жажды мести.

Гул от бессмысленного бормотания сотен сектантов эхом раздавался в залах. Нахири глядела в лицо вампиру. Уголки губ уродливой твари разошлись, обнажая жуткие клыки, острые и безжалостные. Два глаза, словно янтарные искры в угольной черноте, смотрели на нее — вернее, мимо нее. Вампир был роскошно одет — наверное, по особому случаю, — и он, как и десятки его собратьев, был вмурован в стену. Все они были мертвы. По ее воле.

Нахири ненавидела это место. Поместье Марковых. Как и во многих уголках этого мира, здесь несло Сорином. Даже раздробив, перекрутив и перестроив особняк, ей не удалось прогнать ощущение, что вампир где-то рядом. И тем не менее, Нахири была тут. Шла подготовка, и за ходом работы надо было проследить.

Месть — дело непростое, но с другой стороны, у Нахири была тысяча лет, чтобы все обдумать.

Одна. Тысяча. Лет.

Достаточно времени, чтобы продумать план мести на всех уровнях глубины и посмотреть на него со всех сторон; прокрутить в голове, улучшить и прокрутить снова, пока все не окажется на своих местах — пока он на самом деле не станет планом.

И теперь, пробираясь через искривленные останки поместья Марковых, она позволила себе слегка улыбнуться. Все было на своих, определенных ею местах. Все — кроме Сорина. А он скоро явится.

На этот раз она захватила с собой кое-что особенное. Коллекцию, которую собрала, когда узнала, что Сорин поднимает против нее армию. Конечно, у нее были сектанты, но месть — не время для небрежности.

Первыми появились знаменосцы. Закованные в блестящую латную броню вампиры-рыцари несли черные деревянные шесты, с которых свисали древние полотнища. За их спинами сотни вампиров выстраивались на низком холме напротив поместья.

Нахири наблюдала за этим, стоя в тени ведущей внутрь особняка исполинской арки. Когда, наконец, перед собравшимся войском появился Сорин, Нахири стиснула зубы. Сорин что-то говорил стоящим рядом вампирам, но Нахири не слышала, что.

Иллюстрация: Игорь Кирилюк

Впрочем, это не имело значения. Сейчас все закончится. С мечом в руках Нахири вышла на свет дня, на разрушенную насыпь, и поприветствовала Сорина.


Скрип металла о металл заглушил шум битвы. Нахири вытащила клинок из украшенного латного нагрудника мертвого вампира. Труп стал очередным из расположившихся вокруг нее аккуратным полукругом. Глубоко вздохнув, она перепрыгнула через кучу мертвецов, встречая новых атакующих.

Их так много.

Но ей нужен был только один.

Нахири заметила летящее на нее лезвие топора, оставляющее за собой красный след из крови. Она пригнулась, уходя от удара, и острием меча достала горло второго нападавшего, зашедшего справа. Опустив свободную ладонь, Нахири заставила землю перед ней уйти вниз, так что когда топор взмахнул снова, он задел лезвием край углубления. От удара в стороны полетели осколки камня. Нахири поймала их своей магией и запустила в ничем не защищенное лицо воина с топором.

Но на нее надвигались другие. Одна, воительница в доспехах, покрытых белоснежной эмалью, выступила вперед. Она опустила меч, и Нахири заметила, что у ее оружия два клинка, переплетающиеся спиралью и заканчивающиеся одним заточенным острием. Женщина заговорила, не отводя глаз от Нахири:

— Тебе не сбежать.

Нахири наклонила голову и подняла одну бровь.

— Сбежать?

— Когда все закончится, — продолжала воительница в белом, — я выпью твою кровь из...

Слова вампира прервал мраморный карниз, врезавшийся ей в лицо и раздробивший гротескные зубы. Нахири взяла эту архитектурную деталь из парящих над головой развалин. Разговоры ей наскучили. Женщина в белом повалилась на пол, а Нахири запустила тяжелый тесаный камень в группу кровососов неподалеку. Тот плясал среди них, пока в кашу не раздробил ребра и черепа. Когда тела перестали дергаться, окровавленный карниз закружился в воздухе, во все стороны разбрасывая алые капли.

Одну каплю Нахири стерла с щеки. Если план Сорина заключался в том, чтобы измотать ее перед встречей, то этот план был глупым. Тысяча лет в Хелволте — этого отдыха хватило бы ей на несколько жизней. И если понадобится истребить всех кровососов до единого, чтобы добраться до Сорина, то она уже показала неплохое начало.

Она знала, что он где-то здесь. Вокруг нее, там, где раньше был большой зал поместья, разворачивался яростный бой. Здесь было тесно от вампиров и сектантов, старательно истребляющих друг друга. Взгляд Нахири бегал по сражающимся, стараясь высмотреть развевающиеся белые волосы или...

Злые желтые глаза. Один долгий удар сердца он смотрел на нее, прежде чем исчез, вновь поглощенный хаосом битвы.

У Нахири вдруг пересохло в горле. Сердце бешено забилось в груди, и накопленная за тысячу лет ярость забурлила, поднялась и выплеснулась в одно слово: «Сорин!».

Нахири направила свое могущество в наклонный каменный пол, и дотянувшись до каждой из составлявших его огромных плит, резко потянула. Руки взлетели вверх, и по обеим сторонам от нее поднялись две каменные стены метра в четыре высотой. Камень скрежетал о камень, и когда все затихло, по всей длине зала образовался каменный коридор, отрезавший их от основного сражения. Она стояла в одном его конце, Сорин — в другом.

Между ними оказался тонкий срез большого боя: дюжина вампиров и вдвое больше сектантов, не заметивших ничего в горячке битвы. Один из вампиров бросился на Нахири, но ее цель была слишком близка, чтобы отвлекаться на мелочи. Она повела пальцем, и из пола вдруг поднялся каменный шип. Попав под нагрудник, он прошил живот вампира и потянулся дальше, вверх, пока с пронзительным скрипом не пробил отполированную красную сталь в области плеча. Вампир обмяк, и Нахири обошла стороной его сползающее вниз на шип тело.

— Сорин! — снова позвала она уверенным и холодным, как подвластный ей камень, голосом. Новые шипы вырвались из-под земли, пронизывая и вампиров и сектантов без разбору, чтобы открыть Нахири прямой путь к врагу.

Их осталось двое.

Когда Нахири встречалась с Сорином в прошлый раз, он оказался последним, что она увидела в мире, прежде чем ее поглотило одиночество Хелволта. И вот она смотрела на него, стоящего в дюжине или около того шагов, и он был точно таким же, как она запомнила — только былой слабости в нем не осталось. На нем был тот же доспех, теперь заляпанный кровью, подчеркивающей блеск украшающего нагрудник рубина. На мече тоже были видны следы резни. С лица вампира сошла саркастическая ухмылка, так хорошо знакомая Нахири, и ее заменили прежде невиданные суровые морщины. Столь мрачный вид Сорина доставил ей изрядное удовольствие.

— Ты привел столько друзей, — сказала Нахири, проходя между двумя окровавленными шипами. — Но я вижу, что не все смогли прийти.

Она знала, что намек на Авацину уязвит его, но не дождалась саркастической реплики в ответ. Сорин просто поднял бледную руку, и из нее выстрелил поток черной, дымящейся энергии. В этих ручейках тени была смерть — смерть, предназначенная Нахири. Очевидно, Сорину не было дела до условностей и изящества дуэли по всем правилам. Ему было достаточно просто убить ее. Стоя на месте, он смотрел, как тянутся к Нахири зловещие пальцы.

Но они не смогли к ней прикоснуться. Пальцы вдруг развалились, разлетелись в разные стороны, оставляя в воздухе дымный след. Сорин выпустил второй поток смертельной магии как раз в тот момент, когда первые заряды вернулись к нему. Они вонзились в вампира в пронзительным шипением. Сорин упал на колено, закусив губу от боли. Из швов в его доспехах поднялся черный дымок от невидимых ран.

— Плохо же ты думаешь о мне, если решил, что такое сработает, — сказала Нахири, когда вторая серия зарядов попала в своего создателя, догоняя первую. — Магия течет по невидимым лучам. Лучи проходят через камень. А камень... ты не хуже меня знаешь, что я могу сделать с камнем. Так что давай, Сорин, попробуй еще разок.

Она обходила его по кругу.

— Я привела Эмракул к тебе на порог, а ты до сих пор считаешь меня ребенком.

Несколько секунд они молчали. Больше шести тысяч лет они знали друг друга — чтобы оказаться здесь. Глядя в глаза вампиру, Нахири думала, что сейчас творится в его голове. Когда-то она считала, что они были друзьями. А теперь... теперь она отомстит. Наконец, Нахири заговорила.

— Тысяча лет, Сорин. Ты держал меня в клетке тысячу лет.

— И тем не менее, ты до сих пор здесь, — Сорин закашлялся, выпуская из легких черный дым. — Почему же ты не ушла?

— Ушла. Я вернулась на Зендикар и увидела, как его терзают Эльдрази. Это ты позволил этому случиться, — она подняла меч на уровень горла вампира. — Ты приговорил меня и мой мир.

— Ты знала о рисках, когда согласилась пленить Эльдрази на Зендикаре. Ты знала, что побег нельзя исключать.

— И еще я знала, что мы договорились, — Нахири почувствовала, как раскаляется ее кожа. — Что если они вырвутся на волю, вы с Уджином придете на помощь. Но они вырвались — а вас нигде не было. Я думала, мы втроем будем им противостоять. Но я была одна. Все это время я была одна!

— И поэтому ты решила уничтожить этот мир.

— С меня хватит служить тюремщиком, а Зендикар больше никогда не будет тюрьмой. Эмракул нужно было куда-то отправить. Ты просто подсказал мне простое решение.

— Сорин, мне все больше хочется посмотреть, чем это кончится, — раздался с неба женский голос, мелодичный, но колючий. Нахири задрала голову и увидела в воздухе вампиршу в элегантных черных латах. За ней парило с дюжину или больше так же одетых вампиров. На ней не было шлема, и бледное лицо с ярко-рыжей шевелюрой выделялось на фоне темного металла. От воительницы исходила аура величия, и Нахири поняла, что могуществом она вряд ли уступает Сорину. Очевидно, женщина была из самых древних кровососов.

— Я даже не сомневался, Оливия, — сказал коленопреклонный Сорин.

Оливия указала на Нахири изящным мечом из черной стали.

— Я так понимаю, что это она?

Не дожидаясь подтверждения, вампирша обратилась к Нахири.

— Я не знаю, за что ты разгневалась на Сорина, но уверена, что он это заслужил. Но я обещала помочь ему, так что не могу позволить тебе отомстить.

— Новый ангел-хранитель, Сорин? Эту, похоже, ты склепал наскоро, — усмехнулась Нахири. Она протянула руку, и каменные плиты перед ней стали красными от жара.

Оливия улыбнулась.

— Должна признаться, она мне нравится, Сорин. Но тем не менее...

Она дала знак, и вампиры бросились на Нахири.

Камни перед литомантом раскалились добела, и прежде чем кровососы добрались до нее, она повелела их содержимому явиться наружу. Четыре клинка, таких же, как у нее в руке, вырвались из каменных горнил, пульсируя от переполняющей их энергии. Один клинок Нахири взяла в свободную руку. Остальные развернулись у нее над головой, как перья феникса.

Иллюстрация: Крис Ран

— Для мести мне не нужно твое позволение. Я заслужила это право. Сорин мой.

— Не забывай, — прошипел белоголовый вампир, — что я пощадил тебя. Хелволт был моей милостью.

— Милостью... — повторила Нахири. Ее пальцы подергивались. Она готова была разорвать его голыми руками. — Ужасы, с которыми ты запер меня... они стали моим миром.

На последнем слове Нахири погрузила острия мечей в одну из каменных плит. Она крепче сжала кулаки, и клинки начали дрожать. Дрожь передалась полу, она распространялась, становясь все сильнее. Начавшись с низкого гудения, она превратилась в рокот, охвативший всю постройку. Яркие разряды энергии вспыхивали в руках литоманта и по клинкам стекали в камень, пока не охватили все разрушенное поместье.

Несколько длинных камней вырвались из-под земли вокруг Нахири, образовав некое подобие звезды.

А потом поместье содрогнулось. Стены, что она воздвигла для себя и Сорина, развалились, и весь зал начал поворачиваться независимо от остальной постройки. Он вращался, и основание поместья трещало, словно суставы древнего исполина, впервые за сотню лет пожелавшего встать. Оглушительный шум был почти невыносимым.

Вскоре к нему добавился еще один звук. C каждым градусом поворота звук нарастал. Он был скрежещущим, резким, словно хор сектантов, но этот звук был не человеческим и не предназначался для людей.

Арка входа в зал поворачивалась вместе с ним, так что больше не была направлена в сторону разрушенной насыпи за воротами поместья. Когда вращение остановилось, за ней оказалась глухая каменная стена. Чужеродный звук нарастал. Теперь, когда его не заглушал скрежет камня, он пробирал Нахири до костей. Но время пришло. Нахири потянулась своей магией, и камни стены начали падать, делая ее все тоньше и тоньше.

Еще до того как обвалился последний слой, стена взорвалась облаком осколков, и через брешь потекли они. Десятки чудовищ, распухших и искаженных — в них с трудом угадывались черты животных и людей, которыми они были когда-то. Теперь они все стали Эмракул — титан Эльдрази коснулась их, превратив тела в раздутую перепутанную волокнистую массу.

Иллюстрация: Дерек Заброцкий

Нахири собирала их в этом загоне с самого появления Эмракул. Это был ее подарок для старого друга.

Литомант смотрела, как чудовища рвутся из своей темницы, заполняя зал. Она даже не дрогнула. Кошмары были для нее привычным зрелищем. Ужасная орда приближалась, и казалось, что сейчас она захлестнет Нахири — но твари обходили ее стороной. Звезда из поднявшихся из земли камней надежно защищала ее от восприятия чудовищ. Она слышала, как сектанты называли их криптолитами, загадочными камнями, но в них не было ничего загадочного. Эльдрази следовали по невидимым лучам, энергетическим каналам маны, что пронизывали каждый из миров. И так же, как шесть тысяч лет назад на Иннистраде, Нахири сотворила камни, изгибающие невидимые лучи по ее воле. Для чудовищ она была просто пустым пятном в реальности. Она не существовала.

Она — но не вампиры. Эльдрази накинулись на них, и рыжеволосая воительница вместе со своими прислужниками бросилась в бой, обрушив на тварей всю ярость своего рода.

Иллюстрация: Карл Копински

Нахири отступала от разразившегося хаоса. С каждым шагом к ней под ноги прыгали обломки камня, формируя своего рода лестницу, спиралью поднимающуюся к самому верху поместья. Она сверху вниз смотрела на сверкающие клинки вампиров и бешено молотящие сетчатые конечности. Сорин хотел победить ее при помощи союзников, но она была готова. Сорин хотел победить ее при помощи магии смерти, но она была готова и к этому.

А был ли он готов к ней?

Нахири почувствовала его взгляд. Отыскав Сорина в гуще битвы, она увидела, что тот смотрит на нее. Кровь стекала по его подбородку, а в руках он сжимал обмякшее тело сектанта. Она не в первый раз видела, как он питается, но еще никогда он не выглядел в этот момент так чудовищно. И это была его истинная сущность. Чудовище.

Сорин начал подниматься, не сводя с нее глаз. Он двигался быстро, словно молния, и тело сектанта безвольно дергалось, когда вампир карабкался по перекрученным стенам и прыгал по замершим в воздухе фрагментам каменной кладки. Быстрые, уверенные движения, словно кот на охоте. К тому времени, как Нахири добралась до развалившегося купола потолка поместья, Сорин был уже у нее за спиной.

Но Нахири была кором с Зендикара. Умение прыгать по ненадежным камням было у нее в крови. И еще она была литомантом, а значит, среди подвешенных в воздухе контрфорсов, шпилей и целых флигелей поместья, разбитых на бесчисленные фрагменты, она была в своей стихии. Она уселась на подоконнике длинного и высокого окна в куске стены, вопреки всем законам тяготения парящем в воздухе. Мечи кружились вокруг ее головы — корона из клинков для владычицы в своем царстве. Теперь очередь была за Сорином.

— Здесь нам никто не помешает закончить начатое, — крикнула Нахири вампиру, вставшему по весь рост после изящного прыжка на площадку, от которой отходил кусок лестницы. Ступеньки до сих пор были накрыты длинным красным ковром, и он, будто язык мертвого зверя, свисал в пустоту.

— Ты так хочешь умереть? — спросил Сорин. — Когда мы встретились в прошлый раз, у меня почти не осталось сил. Боюсь, на этот раз тебе так не повезет.

Он швырнул тело сектанта в Нахири, словно мокрую тряпку. Труп ударился о камни за ее спиной, и в нем что-то громко хрустнуло.

— И на этот раз я убью тебя.

— Думаешь, мне страшно?

— Станет страшно. Поверь мне.

В его глазах светилась чистая, первобытная злоба.

— Я не уйду, пока мы не закончим, Сорин.

— Я и не позволю тебе уйти, девочка.

«Девочка». Не говоря больше ни слова, Нахири запустила в него все мечи, кроме одного, что держала в руке. Сорин отскочил в сторону, и мечи вонзились в камень, где он стоял мгновение назад, но прежде чем вампир успел восстановить равновесие, Нахири потянулась магией к каменной площадке и перевернула ее.

Ей показалось, что Сорин успеет ухватиться за камень... но его пальцы не нашли опоры, и вампир полетел вниз.

Его полет остановил толстый красный ковер, раскачивающийся от кувырков лестницы. Сорин ухватился за ткань, и вот он уже не падал, а качался.

Нахири потянулась к камням площадки, разбирая ее до основания. Та начала разваливаться, и Сорин отпустил ковер, по инерции перелетев на парящую в воздухе балку. С нее он перескочил на полуразрушенную стену, затем на другую балку, подвешенную под углом. На все это ушло меньше удара сердца, и Нахири едва могла уследить за движениями вампира.

А потом она его потеряла. Он двигался слишком быстро, и она не успела вовремя повернуться на своем окне, чтобы уследить за его перемещениями. Вампир пропал из вида.

Несколько секунд она бешено вертела головой, пытаясь уловить хоть какое-то движение. И вдруг вспыхнуло серебро. Нахири едва успела спрятаться в стену, так что клинок вампира с оглушительным звоном ударил по камню.

Сжимаясь в камне, Нахири слышала слова Сорина — приглушенные, но полные яда:

— Нахири, Нахири... Столько забот — и всего-то из-за срока в Хелволте. А ведь тебе так нравится сидеть в камне.

Раздался громкий треск, и боль обожгла ей бок, словно кто-то прижал раскаленную кочергу. Сорин разрубил камень. Она почувствовала это — и почувствовала сталь, разрезавшую тело. Вампир с громким скрипом вытащил клинок из камня, но прежде чем он успел нанести новый удар, Нахири высвободилась из стены — и полетела вниз, кувыркаясь в воздухе. Она прижала руку к ране в боку, и ладонь сразу намокла.

Навстречу ей летел фрагмент балюстрады. Нахири попыталась схватиться за него, но мокрая от крови рука соскользнула, и она только больно ударилась о перила. Ее глаза закатились, а мир вокруг закружился... но все замерло, когда она с силой ударилась о камень громадного шпиля, лежавшего поперек дыры в потолке.

Когда Нахири смогла собраться с силами, она подогнула ноги и медленно поднялась. Чтобы стоять, ей пришлось облокотиться о каменную конструкцию, торчащую из стены шпиля. Ей не хватало воздуха, а во рту пересохло, несмотря на то, что в нем была кровь.

Услышав глухой удар, она подняла глаза. Приземлившийся на ее шпиль Сорин уже успел подняться во весь рост. Он сделал шаг вперед, нависая над ней с поднятым мечом — грозный, как тысячу лет назад, когда он обрек ее на заключение в Хелволте. Но в этот раз Хелволта не было.

— У тебя был шанс убить меня, девочка. Надо было воспользоваться им, пока могла.

В голосе Сорина не было злорадства. Наставник обращался к ученице, объясняя ей последний в жизни урок.

— Может быть, — сказала Нахири, но больше сама себе.

У нее не было сил поднять меч, и его острие лежало на стене шпиля под ногами. Бок невыносимо болел. Нахири бросила взгляд на руку, которой зажимала рану. Рука дрожала.

Столько крови.

Что ж, придется потерять еще немного. Она глубоко вдохнула и заговорила.

— Уже неважно, что со мной будет, и останусь ли я жива. Я победила, Сорин. Оглянись вокруг, — Нахири слабо повела рукой, показывая на поместье. — Посмотри, что я сделала с тем, что ты считал своим.

Она указала влево. Вдали, над городом Трейбен, парила Эмракул.

— На этот раз твой ручной ангел не придет на помощь.

Ударом меча Сорин выбил клинок Нахири у нее из руки, и тот исчез где-то внизу.

— Я потерял много сил, лишившись Авацины. Но я верну их, забрав твою кровь.

Она не успела даже дернуться, прежде чем зубы вампира погрузились в ее шею. Вся ее кровь вдруг потекла в другую сторону. Сорин втягивал ее, и кровь литоманта горела в его жилах. Он пил жадно, позабыв обо всем, и в этот момент Нахири нанесла удар.

Она прислонилась спиной к каменной конструкции, и та ответила на ее просьбу, раздвигаясь в стороны. Каждый удар сердца был для Нахири пыткой, но все же она нашла силы прошептать:

— Я могу укусить в ответ, Сорин. И мои зубы больше твоих.

Камень с грохотом сомкнулся, и ряды зазубренных каменных клыков прошили Сорина от ступней до грудной клетки. Меч вылетел из его руки, а с губ сорвался крик боли. Нахири вырвалась из его хватки и выбралась из камня, оставив Сорина в ловушке. Камень стягивался вокруг него, сжимая все крепче. Когда Нахири закончила работу, Сорин оказался подвешенным в воздухе, скованным по рукам и ногам магией литоманта. Из этой ловушки ему было не уйти в другой мир. Каменные зубы впивались в его тело, перемалывали внутренности, и эта вечная пытка не давала ему сосредоточиться, чтобы совершить переход.

Нахири развернула Сорина и его камень, повернув лицом к равнине под поместьем Марковых. Когда она забралась на его каменный кокон он попытался что-то сказать, но у него вышел только невнятный хрип. Впрочем, Нахири не интересовало, что хочет сказать Сорин. Ей нужно было, чтобы он услышал ее слова. Держась одной рукой за камень, Нахири свесилась вниз, чтобы прошептать их вампиру в ухо:

— Я пощадила тебя. Милость за милость.

Иллюстрация: Синтия Шеппард

Вдали, под покровом грозовых облаков, плыла Эмракул.

Через мгновение Нахири покинула Иннистрад, оставив Сорина наедине с участью его мира.


Эмракул на горизонте. Сорин ничего не мог поделать. Он вынужден был смотреть, как погибель Иннистрада неумолимо движется через Гевону к Трейбену. Вампиру не было дела до людей, но Иннистрад был его владением, а в Трейбене он создал Авацину, чтобы защитить мир. Видеть этот город на краю гибели было куда больнее, чем чувствовать разрывающие внутренности каменные зубы литоманта.

Вдруг Сорин почувствовал толчок, а потом услышал скребущий о камень металл. Долгий, медленный скрежет с обратной стороны его саркофага, с самого низа до верха.

— Этот мне нравится больше, — произнес насмешливый голос.

Оливия, спустившись сверху, закрыла ему обзор на творящийся внизу хаос. В руке она держала его меч.

— Оливия, — проговорил Сорин сквозь сжатые зубы, — выпусти меня.

— Даже если могла бы — зачем? Авацина мертва. Нахири здесь нет. Наша сделка выполнена.

Она жестоко усмехнулась.

— Я считаю, это победа. Наслаждайся, если сможешь. В конце концов, у тебя осталось поместье Марковых. Что же до меня, — она подняла меч Сорина, осматривая лезвие, — то мне нравится, как звучат слова «Оливия, владыка Иннистрада».

Последние остатки терпения вампира вдруг смыло волной отчаяния. Миру пришел конец. Оливия была его единственной надеждой на спасение.

— Посмотри! — сказал он, пытаясь вытянуться в неподатливом камне.

Оливия взглянула ему за плечо, но ничего не сказала.

— Ты видишь, кто идет на нас? — продолжил он. Ты видела, что она творит, на что способна!

Вампир говорит все быстрее, его голос срывался.

— Ты не справишься с ней без моей помощи!

Сорину совсем не нравилось, как смотрела на него Оливия, пока он говорил. Она была пауком, а он — мухой.

— Послушай же меня! — попробовал он еще раз. — Что хорошего в мире, если завтра его не станет?!

— Авацина мертва. А ты... — сказала она, проводя острием его же собственного меча ему по щеке, — ты там, где ты есть. По-моему, все очень хорошо.

Сорин мог лишь смотреть, как Оливия улетает прочь, а Эмракул и обетованная ею гибель вновь заполняют его поле зрения.


Сюжет выпуска «Луна Кошмаров»

Сюжет выпуска «Тени над Иннистрадом»

Описание planeswalker-а: Сорин Марков

Описание planeswalker-а: Нахири, Литомант

Описание мира: Иннистрад

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All