Становление Ниссы: дом

Posted in Magic Story on 22 Июль 2016

By Kimberly J. Kreines & Adam Lee

Ниссу Ревейн баюкал бесконечный поток живого света.

Он обнимал ее, заботился о ней, и она не хотела с ним расставаться. Обволакивая Ниссу, поток поддерживал ее руки и ноги, даря ощущение невесомости.

Она потеряла ощущение времени... но настал момент, когда поток стал слабеть. Как ей не хотелось расставаться с ним!

Поток проплывал мимо, и Нисса заметила, что он состоит из сотен тысяч крошечных частиц. Сияющая река из самоцветов. Она была так близко, что можно было протянуть руку и дотронуться до нее. Нисса погрузила в поток ладонь и почувствовала уникальную, неповторимую сущность каждой из частиц, струящихся между пальцами. На нее нахлынуло чувство удовлетворения. Больше всего она хотела бы навсегда остаться здесь, в единении с потоком.

"Ай!"

Что-то вдруг ударило Ниссу в затылок. Она потянулась, чтобы потереть его.

"А-а!"

Снова удар. На этот раз — в спину. Сильный.

Она обернулась.

В потоке был сгусток — большой черный сгусток, сдерживающий течение, не дающий ему свободно устремиться вперед.

Сгусток ударил Ниссу по руке, потом еще и еще раз. Было больно.

Эльфийка хотела оттолкнуть его, убрать с пути, но сгусток не поддавался ее усилиям.

Он издавал странные звуки, похожие на шипение и скрежет. Близко, слишком близко к ее ушам. Он темнел и разрастался. Скоро он станет больше ее самой.

Нисса попыталась бежать, попыталась уплыть прочь.

Она потянулась к свету, но оставалась одна лишь тьма.

Тьма поглотила ее.

Тьма душила ее.

Тьма прикончит ее.

Иллюстрация: Чейз Стоун

Нисса закричала, захрипела, ловя ртом воздух, вскинулась на кровати, проснулась.

Трижды моргнув, она, наконец, осознала: «Дом. Я дома».

Ее дыхание успокаивалось, пока взгляд бежал по узору лиан, скрепляющих воедино деревянную крышу родительского дома. Она хорошо знала этот узор. Видения о тьме уже не в первый раз вырывали ее из объятий сна.

Нисса постепенно возвращалась в реальный мир, и другие ее чувства включались одно за другим. Эльфийка почувствовала аромат маминой похлебки. Должно быть, горшок грелся на огне. Она опять пропустила ужин?

Нисса ощущала вечернюю влагу в воздухе — влагу, которую принес барабанящий по крыше дождь. Шум дождя был нежным и успокаивающим, но сквозь него доносился другой, беспокойный звук. Два голоса — напряженных и приглушенных. Нисса села и приложила длинное ухо к стене.

— Это она снова кричала? — голос принадлежал Нуме, вождю племени Джорага. — Кричала о жестокой тьме?

Он говорил о ее видении! Это значит, что он слышал. Нисса выругалась на себя за то, что кричала так громко. Она знала, что это приведет к неприятностям.

— И что мы будем делать, если эта тьма явится сюда за ней... за нами? — спросил Нума.

— Никто ни за кем не явится, — голос ее матери, Мероу. — Тьма никого специально не ищет. Ее разрушения случайны.

— Случайны? Это твои собратья прогневали Зендикар и заплатили за это высокую цену. В мире не просто так не осталось анимистов.

Нисса поежилась, влажная кожа вдруг покрылась мурашками.

— Зендикар не мстителен, — возразила мать.

— Если ты так думаешь, то ты слепа. Вы с дочерью ставите под угрозу весь наш народ. Я этого не допущу.

Нисса завернулась в одеяло. Уже не в первый раз она слышала, как мать и Нума спорят о ее видениях, но впервые вождь говорил настолько жестким тоном.

— Ты понимаешь, что я должен на первое место ставить безопасность племени? — продолжал он. — Я должен защитить эльфов.

— Ты... ты изгоняешь нас? — мать, казалось, не верила своим ушам.

— У меня нет выбора, Мероу. Я не могу рисковать тем, что на нас обрушится месть Зендикара. Мне жаль. Поверь, мне правда жаль. Нума замолчал, и Нисса услышала, как удаляются его шаги. Мать поспешила за ним.

Нисса сжимала в руках уголок одеяла, бессознательно поглаживая его мягкую ткань. В ее голове кружился вихрь мыслей. Нума собирался выгнать их с матерью из стойбища племени Джорага. Но куда они пойдут? Что будут делать? И главное, как он мог поступить так с матерью после всего, через что Мероу пришлось пройти? У Ниссы сдавило грудь от мысли о том, как страдает мама.

Ей хотелось возненавидеть Нуму, но эльфийка не могла винить его за то, что он защищал свое племя. Вождь был прав. Она была угрозой – последним анимистом и единственной, к кому еще приходили видения.

Мать рассказывала ей, что видения — это дар. Говорила, что так Зендикар разговаривает с Ниссой. Но мать не понимала. Мероу никогда не видела тьму, ни разу не слышала шипение и скрежет, не чувствовала удушающее давление. Она не могла понять.

Уже много лун Нисса думала, что Зендикар охотится за ней, и теперь слова Нумы подтвердили ее страхи. Ее видения не были даром. Они были предупреждением. Зендикар разговаривал с ней, и его слова были ясны и понятны. Он отомстит. Он закончит то, что делал с анимистами. Темный сгусток охотился за Ниссой, и это значит, что всем рядом с ней грозит ужасная опасность.


Нисса ускользнула из дома, прежде чем вернулась ее мать.

Стояла непроглядная тьма. Звезд не было видно за тучами, затянувшими небо и поливавшими землю дождем. Пожитков у эльфийки было немного. Ее меч-посох, лук, стрелы, свернутая постель и небольшой запас провизии. По дороге она будет охотиться. У нее было и еще кое-что — разрозненные навыки в магии природы. Но сейчас, когда она одна шла через темный лес, эти навыки почему-то казались ей гораздо менее впечатляющими.

Ниссе захотелось повернуть назад, но она напомнила себе, почему ушла. Нет, она не позволит тьме забрать тех, кого она любила. Когда тьма явится за ней, то найдет лишь ее саму.

Нисса не останавливалась и не замедляла шаг, пока не увидела, как небо за кронами деревьев из черного начинает становиться синим. Она шла так быстро, что джорагских следопытов опережала бы не меньше, чем на полдня — если бы они смогли найти ее след. Но это было невозможно. Нисса скрыла его своей магией природы: каждая примятая травинка вернулась на свое место. Она взглянула через плечо, чтобы удостовериться. Заклинание сработало безупречно. Ничто не позволяло предположить, что здесь только что прошел путник. Самый умелый следопыт не смог бы ее отыскать.

Иллюстрация: Уэсли Берт

Как только Нисса осознало это, у нее пересохло во рту. Она глубоко вдохнула, отгоняя страх, и сделала новый шаг вперед.

«Что за?...» — Нисса недоверчиво посмотрела на землю. Что это, игра света?

Она ладонью прикрыла глаза от первых лучей зари. Ничего не изменилось. Перед ней из земли поднимался сверкающий поток. Нисса пораженно вздохнула. Он ничем не отличался от потока света из ее видений.

«Нет!» Живот у Ниссы свело от ужаса. Она знала, что будет дальше. Поток приведет к ней темный сгусток.

Она попятилась назад.

Поток последовал за ней.

«Не приближайся ко мне!» — Нисса пнула поток ногой и бросилась бежать.

Но он просто вновь появился перед ней.

Она сделала пируэт и рванулась в другую сторону.

Всего лишь через два шага поток снова был у нее на пути.

Она повернулась в третий раз и перепрыгнула через бревно.

На этот раз он оказался у нее на пути еще до того, как ноги коснулись земли.

Приземлившись, она увидела, как поток закружился и устремился ей навстречу. Она не успела повернуться, не успела сдвинуться с места, и свет окутал ее, словно кокон.

Все произошло так быстро, что все усилия Ниссы оказались бесплодны. Она хотела потянуться за мечом, но правую руку обвил сверкающий усик, и она стала невесомой, как остальные конечности.

Нисса хотела вырваться из потока, хотела запаниковать, но ничего не вышло. Объятья света были столь спокойными, столь умиротворяющими, что она могла лишь глубже погрузиться в них. Свет шептал ей, что не причинит вреда, что в нем нет зла. Но это было неправдой, она же знала... знала ли?

Замешательство превратилось в восторг, когда свет захлестнул ее с головой.

В этот момент, глубоко в чаще леса Джорага, Нисса Ревейн постигла Зендикар.

Тогда она поняла. Сияющий поток света и жизни был душой мира. И эта душа была самым красивым, самым чудесным из всего, что Нисса встречала в жизни.

Поток нежно увлек Ниссу в видение, открывая перед ней свои мысли, воспоминания и надежды.

Иллюстрация: Крис Ран

Свет вихрем кружился вокруг нее, его частицы ярко искрились. Нисса понимала, что это не просто самоцветы. Каждая из искр была живым существом. Все животные, растения и расы Зендикара были частью этого бесконечного потока.

Более того, поток был не просто потоком. Он был самой землей. Ее вершинами и пропастями. Каждой травинкой, каждым крохотным камушком, каждой песчинкой. Он был всем — и все было связано.

Сверкающие существа роились вокруг и проникали в ее сознание, пролетая перед глазами. Она видела, как ревет балот, как ветер шумит в ветвях гигантского дерева джурворрел, как длинная и тонкая цветочная змея скользит по земле, и как парит в небе птица барутис. А потом она увидела эльфийку... эльфийку с очень знакомым лицом.

Это была ее копия — идеальная, прозрачная.

Сверкающая Нисса шла по текущей земле. С каждым ее шагом мерцала душа Зендикара. Вместе с потоком Нисса шла через лес, шла все быстрее, быстрее, потом побежала, понеслась и, наконец, взлетела. Она летела над пустыней, над болотом, горным хребтом и еще сотней мест, пронесшихся слишком быстро, чтобы распознать их.

Наконец поток замедлился, и сверкающая Нисса остановилась, чтобы передохнуть. Она стояла на скалистом уступе и глядела на горный пик.

В глубине горы Нисса услышала ужасный шелест и скрежет. Она почувствовала темный сгусток. Отпрянув назад, она почувствовала, как в душе поднимается ужас. Неужели все это было обманом?

Но сверкающая Нисса не боялась. Она твердо стояла на земле. Подняв руки, она обратила ладони ко тьме. Губы двигались, но Нисса не разбирала слов, что произносил ее сияющий двойник.

Вдруг видение залил яркий свет, поглотивший все: и гору, и сгусток тьмы и сверкающую Ниссу.

Когда Нисса очнулась, кокона не было. Она лежала на земле, а на нее внимательно смотрела пара глаз.

— Нисса?

Кроме глаз был еще и рот.

— Нисса? — рот вновь произнес ее имя.

Прошла еще секунда, прежде чем Нисса узнала этот голос. — Мезик? — Нисса с трудом села.

— Ты в порядке?

— Да, я в порядке. Я... подожди-ка, — Нисса пристально посмотрела на друга. — Что ты тут делаешь? Ты следил за мной? Она вскочила на ноги, поводя ушами и пытаясь услышать, откуда явятся ловцы.

— Не волнуйся. Я здесь один.

— Они знают, что ты пошел за мной?

— Только твоя мама. Я должен был ей сказать, когда увидел, как ты уходишь.

— Мезик!

— Не сердись. Мероу рада, что ты отправилась в лес. Она думает, что здесь твои видения станут яснее.

— Она так сказала?

Мезик кивнул. — И еще сказала, что ты должна следовать им. Мы с отцом тоже так считаем. Мы верим в анимистов. Верим, что твои видения очень важны. У тебя же сейчас было еще одно, верно?

— Ты все видел? — щеки Ниссы вспыхнули. — Свет... ты видел его?

— Видел, — ответил Мезик и поторопился продолжить, прежде чем Нисса обрушилась на него с упреками. — Но не беспокойся, я не испугался. Я думаю, что все это удивительно. Глаза Мезика были полны надежды, так что Нисса немного расслабилась. — И что этот свет тебе рассказал?

Нисса взглянула в знакомое лицо — лицо, которое не ожидала увидеть больше никогда, — и решила довериться другу. — Все, во что я верила, оказалось неправдой, Мезик. Зендикар не держит на меня зла. Он не держит зла ни на кого. Он не жесток и не мстителен. Он великолепен... Но он страдает. Что-то чудовищное мучает его. Она поежилась, вспомнив о черном сгустке. — И я думаю... я думаю... А, ладно, неважно. Я не знаю, что я думаю.

— Ты думаешь, что Зендикар просит тебя спасти его.

— Как ты узнал?

Мезик показал на землю. Сияющий поток света вернулся. Он кружился у ног Ниссы, словно игривый пес.

Нисса широко улыбнулась, увидев его. — Привет, Зендикар, — сказала она.

Поток забурлил от радости и взметнулся вверх, вихрем завертевшись вокруг нее и Мезика. Он трепал их волосы и наполнил сердца ощущением чуда. И уже через мгновение свет тянул их за запястья и звал за собой.

Иллюстрация: Говард Лайон

Нисса посмотрела на Мезика.

Поток потянул снова.

— Ладно, ладно, мы идем, — засмеялся Мезик.

И они вдвоем отправились за потоком света вглубь леса.

Без лишних обсуждений они решили, что будут путешествовать вместе. Поток, вроде бы, другого решения и не признал бы. Пока Мезик был рядом с Ниссой, он всегда видел его свет. Отходя, чтобы добыть зверя или собрать плодов, он терял поток из вида, но когда возвращался, путь перед ним вновь призывно светился.

Словно радостный ребенок, поток показывал им все тайны и красоты леса — незаметные пещерки, деревья такой высоты, что их кроны терялись в облаках, танцующие лианы и быстрые ручейки, напевавшие веселые песенки. Они словно попали в новую страну — страну чудес.

Нисса чувствовала, что она сама обновилась. Узы, связавшие ее с душой Зендикара, крепли с каждым шагом, и так же крепла ее магия. Когда она творила даже самые простые заклинания, те вырывались из ее рук и расцветали. Она хотела зачаровать орехи джадди, чтобы освещать дорогу по ночам, и орехи, словно звезды, выстраивались в силуэты животных, ведущих за собой. Когда они встретили злобного древесного охотника, хватило одного движения пальцем, чтобы тот свернул с дороги и избавил их от беспокойства. Нисса приказывала листьям деревьев укрывать их от дождя, а сладкий цветочный нектар подкреплял их, когда кончались силы.

Но даже среди всех этих чудес Нисса не могла избавиться от затаившегося в уголке души дурного предчувствия. С каждым шагом они все ближе подходили к тьме. И когда они доберутся до горы, эльфийка должна будет встретиться с темным сгустком, ведь сверкающая Нисса сделала именно это. Но как?


Спустя два дня пути по волшебному лесу, Нисса и Мезик дошли до его кромки. Перед ними развернулся совсем другой пейзаж: каньоны из красного камня, сухие деревья и выветренные плато. Оставив лес позади, Нисса почувствовала, что она словно опять уходит из дома. Но поток света вел ее вперед, а значит, надо было идти за ним.

Эльфам был непривычен яркий свет солнца. С детства их нежную кожу защищала лесная тень, и без этой защиты она за считанные часы покраснела и начала гореть. Еще до наступления ночи они допили свои скудные запасы воды, а их ноги болели от ходьбы по твердой земле.

На второй день Нисса начала беспокоиться. Она не хотела думать, что душа Зендикара привела их к смерти, но если совсем скоро они не найдут источник с водой, то их участь будет предрешена. — Куда ты ведешь нас? — спросила она у потока. — Мы хотим пить.

В ответ он лишь заблестел и повел их дальше по каньону.

К середине четвертого дня Нисса так страдала от жары и жажды, что когда они взобрались на холм и увидели раскинувшееся внизу болото, то она издала вопль радости.

Эльфы сбежали по холму к трясине и упали на колени у черного зеркала. Своей магией Нисса открыла ключи с чистой, прохладной водой. Они пили, покуда хватало место в животе, потом перекусили собранными на берегу грибами, а потом пили еще.

Нисса была полностью довольна, пока Мезик не заговорил.

— Теперь нам нужно это перейти? — спросил он, указывая вперед. Вопрос был риторическим, ведь и Мезик, и Нисса видели, что сверкающий поток направился прямо через трясину.

— Здесь хотя бы есть вода... — заметила Нисса. Она пыталась сохранять бодрость, но голос дрожал от усталости. — Неужели нет другого пути? — прошептала она сияющему потоку.

Но тот кружился, искрился и тянул за собой, словно не понимал, где они оказались. «Может, он и не понимает», — подумала Нисса. В конце концов, это была душа земли — всей земли, а не одной ее части. Болото было такой же частью Зендикара, как и лес. И с этой мыслью пришло чувство сострадания. Глаза Ниссы открылись заново.

Они шли через топи, и Нисса постигала болото. Она видела красоту заросших мхом деревьев, чувствовала волшебство в поднимающемся от черной воды тумане и танцевала под пение роящихся вокруг львиных мошек. Она в жизни бы не подумала, что на болоте есть столько интересного.

Иллюстрация: Тяньхуа Сюй

— Слушай, я думаю, нам надо уходить, — раздался сзади голос Мезика.

Смакуя новообретенное чувство любви к болоту, Нисса пробежалась пальцами по глянцевой поверхности листа хищного папоротника. — Все в порядке, Мезик. Открой свой разум, и ты увидишь, что...

— Нет, Нисса, нам надо уходить... СЕЙЧАС ЖЕ!

Нисса резко повернулась на крик Мезика. Она вдруг почувствовала в воздухе резкий запах: масло, бальзамы, смерть.

Вампиры.

Мезик схватил ее за руку и потащил за собой. Высоко поднимая ноги, они бежали по болотной грязи.

— Где они?! — Нисса бешено вертела головой.

— Я не знаю, — принюхался Мезик. — Везде!

Шипение за спиной заставило их обоих обернуться.

Мощными скачками их настигали пятеро кошмарных вампиров. Во главе преследования был самый крупный из них, покрытый кровавыми полосами мужчина с обнаженным торсом.

— Надо выбраться из болота! Помоги нам! — на бегу закричала Нисса.

Душа Зендикара откликнулась на ее просьбу. Поток света показал новый путь через топи. Нисса знала, что он выведет к безопасности.

Она неслась за сияющим потоком, как стрела. Это был самый быстрый бег в ее жизни. Установленная с болотом связь позволила ей бежать по трясине, как по лесу. Она перепрыгивала с бревна на бревно, хваталась за висящие низко лианы, чтобы перелететь через темный бочаг.

Нисса почувствовала, как хватка вампиров слабеет, еще до того, как прорвалась через плотный ряд деревьев и выбежала на лесную поляну.

Тяжело дыша, она согнулась пополам, уперев ладони в колени. Поток света устроился у ее ног, вновь стоящих на сухой и надежной земле. — Чуть не... попались... — произнесла она, жадно глотая ртом воздух. — Видел, какие у здоровяка были зубы, Мезик?

Когда он не ответил, Нисса подняла глаза. — Мезик?

Ее сердце бешено заколотилось. — Мезик! Крик растворился в болотной глуши.

Она обернулась к сияющему потоку. — Где он?

Вдруг тонкий и сдавленный вопль донесся из-за деревьев.

— Нет! — Нисса бросилась бежать на болото. Она сделала это, не думая, но через несколько мгновений осознала, что происходит. Скорее всего, впереди ждала ее смерть. Нисса прогнала прочь липкий страх, тянущий назад. Она не вернется без друга.

Их стало уже десять. Зловонные и шумные вампиры окружали высокое дерево. Нисса взглянула вверх. К изогнутой ветке испуганно жался Мезик. Одна рука у него была в крови.

С мерзким шипением двое ближайших вампиров подпрыгнули вверх и уцепились за нижние ветки.

— Не трогайте его!

Иллюстрация: Игорь Кирилюк

Для вампиров звук ее голоса стал неожиданностью, но Нисса и сама не ожидала, что закричит. Твари повернулись к ней, и их голодные глаза остановились на новой жертве.

У Ниссы было всего несколько мгновений... и тогда сработали ее инстинкты. Эльфийка потянулась к земле, к Зендикару, и зачерпнула его силу. Она надеялась вытащить из земли несколько корней, возвести заграждение, чтобы у нее было время сбежать. Но вместо корней она, как ей показалось, вытащила целое дерево. Вот только это было не дерево. Нисса поняла, что сама земля пришла к ней на помощь.

Земля вздыбилась, словно волна, сбросила с себя сор и обрела форму. Существо было высоким, как балот. Оно бросилось на вампиров, вскидывая ноги и щелкая зубами.

Первых двух оно сбило с ног и растоптало, не останавливаясь. Нисса ощутила, как что-то тянет кончики ее пальцев, и поняла, что это она управляет элементалем. Тогда она направила его на трех вампиров, стоящих рядом. Удар громадной лапы, вспышка зеленого света, и все трое повалились на землю.

Оставалось пятеро. Нисса приказала элементалю атаковать.

Один попытался сбежать — самый большой, который был предводителем.

«Ну уж нет!» — подумала Нисса и призвала пляшущие лианы, качающиеся над болотом. Они откликнулись и вытянувшись, подобно копьям, пронзили вампира, пробив его сердце.

— Нисса? Нисса! — Мезик слез с дерева и бросился к ней, раскинув руки.

Нисса шагнула вперед и заключила его в объятья. Они долго стояли обнявшись, и из сердца громко стучали в унисон.

— Ты спасла мне жизнь, — наконец сказал Мезик, отстранившись, чтобы взглянуть ей в глаза. — Спасибо.

— Не за что. Нисса попыталась рассмеяться, но у нее получилось что-то, больше похожее на икоту.

— Значит, ты правда... — Мезик показал на убитых вампиров. — А потом ты... — продолжил он, жестом указывая на землю.

— Да. Но что это было? — непонимающе ответила Нисса.

— Это, — сказал Мезик, — твой способ спасти Зендикар.


Они выбрались из болота как раз перед закатом. Нисса никогда бы не подумала, что ей будет жаль с ним расставаться. Она привязалась к тине, к обвисшим ветвям деревьев, ко мху, покрывавшему каждый клочок поверхности. Теперь же они вышли к подножью холмов Акума — новым, еще не известным ей землям.

Мезик говорил Ниссе, что той нужно упражняться в новообретенных силах. Она согласилась. Ей и самой виделось это правильным. Чтобы отточить навыки, она призвала усыпавшие землю камни и подняла их в воздух, собрав в тенистый полог. Скальные землеройки и горные громадины испуганно прыснули в стороны. Нисса убирала громадные валуны, преграждавшие путь, и создавала из земли лестницы и мосты, чтобы перейти через глубокие пропасти.

Иллюстрация: Давид Гайе

Мезик был убежден, что магия Ниссы — ключ к победе над тьмой. Он вновь и вновь повторял ей то, что она увидела в последнем видении: сияющая Нисса поднимает руку и говорит («произносит заклинание», — уверял он).

Ниссе хотелось ему верить, хотелось знать, что к тому моменту, как они доберутся до горы, она будет готова — сильна и могущественна, чтобы встретиться с темным сгустком. Она хотела верить, что сможет его победить, потому что это был ее долг. Зендикар рассчитывал на нее, она чувствовала это в своей душе.


Это произошло в глубине лесистых гор Акума, всего через несколько мгновений после того, как Нисса успокоила бросившегося на них гурду. Что-то было не так.

— В чем дело? — спросил Мезик.

Нисса не ответила. Она вгляделась в деревья впереди, но его нигде не было. Сияющий поток пропал.

— Нисса? — позвал ее Мезик.

— Я... я не знаю, я его потеряла... ты видишь его?

Мезик опустил глаза, пытаясь вместе с ней обнаружить их спутника. — Он минуту назад был здесь.

Нисса встала на колени и попыталась потянуться к своей связи с землей, к мерцающей душе, но от нее не осталось и следа.

— Как думаешь, может, нам вернуться назад? — спросил Мезик. — Может, мы где-то свернули не туда?

— Нет, я думаю... — начала Нисса, но не договорила. Под ней сдвинулась земля. Сначала сдвиг был совсем незаметным, но скоро Ниссу охватило головокружение и странное чувство неуместности.

Эльфийка все поняла в тот же самый момент, когда эти слова произнес Мезик: — Великий Вал! Идет Великий Вал! Он рванулся, чтобы укрыться под каменной плитой, защищенной большим деревом, и Нисса побежала за ним.

Иллюстрация: Сэм Берли

Нисса слышала истории о Великом Вале, силе Зендикара, поглощающей все на своем пути. И похоже, что эти истории не преувеличивали. Вокруг сыпались камни, а земля дрожала и вздымалась, как свирепые волны океана.

Эльфы не удержались на ногах и повалились на землю. Нисса протянула руку Мезику, и вместе они залезли под каменную плиту. Мир вокруг перевернулся с ног на голову. Деревья гнулись, заворачивались спиралью и лезли из земли под нелепыми углами. Булыжники взлетали в воздух и с силой разбивались друг об друга. Во все стороны разлетались осколки, словно длинные зазубренные зубы. Невероятная сила шатала и трясла саму землю, как слепой безумец. Корни, камни и почва перекручивались мялись по ее воле.

— Нисса, сделай что-нибудь! — Мезик глядел на нее, будто она хранила какую-то тайну, будто знала, что делать. Но она не знала. Ее связь с Зендикаром прервалась. Она была напугана не меньше него.

Камень врезался в землю в паре шагов от них, и обломки полетели прямо в лицо. Мезик закрыл глаза рукой. — Прошу тебя! — умолял он. — Останови это. Хотя бы попробуй!

Упал новый камень, за ним — еще один. Если она ничего не сделает, их похоронит заживо.

— Ладно, хорошо, ладно. Я попробую. Нисса проговорила эти слова скорее для себя, чем для Мезика. Она положила ладони на землю. «Приди, — прошептала она. Ты нужен мне. Прошу тебя». Ее собственная душа потянулась из тела, пытаясь нащупать связь, но находила лишь пустоту. Нисса проникла глубже, растягивая свою хватку так далеко, как только могла. «Зендикар!»

И в этот миг она почувствовала всё и сразу — ощущения захлестнули ее, как волна. Они были холодными, враждебными и полными страха. Нисса нашла свою связь, она нашла землю — и земля была в ужасе.

Теперь Нисса понимала. Великий Вал не был какой-то чужеродной силой. Это была реакция Зендикара на темный сгусток. Сама земля становилась на дыбы, как испуганная лошадь. Она была в таком ужасе от тьмы, что поддалась страху.

Иллюстрация: Иззи

— Тише! — сказала Нисса. — Успокойся.

Но земля не ответила. Она лишь начала брыкаться еще сильнее.

— Не получается! — закричал Мезик.

Булыжники били по уступу над их головами, и вниз сыпался дождь из камешков. Долго уступ не продержится.

— Нисса, что нам делать? — в голосе Мезика уже была паника.

Нисса закрыла глаза. Она сделала единственное, что пришло ей в голову. Она начала напевать. Это была песня анимистов — мелодия, которую много раз пела ей мать. Нисса выводила каждую ноту, наполняя ее ощущением мира, спокойствия и уверенности.

Когда она закончила песню, все вокруг словно замерло. Стояла полная тишина.

Нисса открыла глаза. Земляная волна остановилась в движении. Деревья торчали, словно согнутые в суставах. Камни висели в воздухе, не успев упасть, а комья почвы напоминали звезды в ночном небе. Казалось, что время остановилось.

И прямо перед Ниссой играл сияющий поток.

— Ты вернулся, — прошептала эльфийка. Она протянула ему руку.

Поток потянулся к ней, встречая прикосновение.

Единение с Зендикаром стало всем для нее.

Нисса не понимала, как пусто было у нее внутри, пока не вернулась вся полнота ощущений. Теперь она снова была целой. Она была дома.

— Я знаю, как тебе больно, — произнесла Нисса. — Я обещаю, что помогу.

Поток потеплел, выражая благодарность.

— Но и ты должен помочь мне. Покажи, куда нам идти.

Поток закружился вокруг пальцев, а затем стремительно сорвался и нырнул вглубь земли.

Нисса боялась, что вновь спугнула его, но мгновение спустя земля начала вздыматься и дрожать. Она собирала все разбросанные повсюду кусочки: листья, траву, веточки, почву, камни... Они слетались со всех сторон и устремлялись к одной точке, словно боялись не успеть.

Сначала появилась голова с длинным каменным рылом, потом шея, потом две коренастые лапы.

Нисса отошла на шаг, и из земли выбрался полностью сформировавшийся элементаль.

— Нисса?

Услышав голос Мезика, Нисса моргнула, и с этим ее движением время возобновило свое течение. Но хаоса больше не было. Земля успокоилась, деревья и камни вернулись на место, и вновь задул легкий ветер.

Элементаль стоял перед ними. Его нос светился, и Нисса узнала это свечение. Так сиял поток. Зендикар явился к ней. Даже здесь, даже так близко к источнику тьмы, даже напуганный до смерти — Зендикар пришел, чтобы вести ее.

— Спасибо, — сказала она.


Нисса и Мезик шли за элементалем, как раньше шли за светящимся потоком. Он вел их в горы, через высокие, зазубренные вершины, звавшиеся Клыками Акума. Ниссе казалось, что она здесь уже бывала. Она узнавала скальные образования, и перед ее глазами проносились образы из видения. Они приближались к месту.

Четыре дня они шли по горам, делая привал только для самого необходимого — сходить на охоту, собрать провиант, пополнить запас воды. Питались они по большей части собранными слизнями, а спали редко и беспокойно. Их мучали кошмары — кошмары о змеящейся, мучительной темноте.

Нисса беспокоилась о Мезике. С каждым днем его шаги становились медленнее, а дыхание — тяжелее. Она внимательно наблюдала за ним. Казалось, что сгусток вредит ему гораздо сильнее, чем ей самой.

Настал вечер, и солнце уже скрывалось за вершинами высочайших пиков, а пращехвостые ястребы чистили перья в гнездах, готовясь к ночной охоте. Элементаль остановился. Он возбужденно ударил передней лапой по земле и вскинул голову, указывая на высокий утес.

— В чем дело? — спросила Нисса, подходя ближе.

Элементаль отступил. Нисса заглянула за утес, и у нее перехватило дыхание.

В воздухе парили громадные каменные ромбы. Каждый из них был совершенно недвижим, и невообразимая магическая сила удерживала их в воздухе на идеально выверенном расстоянии друг от друга. Солнце отражалось от странных узоров на их плоских гранях. Ромбы кольцом окружали высочайшую из вершин Акума.

— Мы пришли, — промолвила Нисса. Она узнала эту вершину из своего видения. Это в ней скрывался темный сгусток.

— Нисса, — позвал Мезик слабым голосом. Она обернулась и увидела, как он спотыкается и падает.

— Мезик! — бросилась она к нему.

— Что-то не так. Я... я не знаю... — из носа у него потекла кровь, и он закрыл лицо ладонью.

— Это темный сгусток, — Нисса оттащила Мезика за угол, обратно. — Надо увести тебя от него подальше.

— Нет, — поднял Мезик дрожащую руку. — Нет, Нисса. Ты наконец-то пришла. Ты должна продолжать. Должна помочь.

Нисса посмотрела на Мезика, потом на дрожащего и пятящегося, поднимающегося на дыбы элементаля. Ей было понятно, что дальше ни один из двоих идти не может. Что бы она ни сделала дальше, ей придется делать это в одиночку. Сердце разрывалось от мысли, что их придется оставить.

— Все хорошо, Нисса, — произнес Мезик тоном, говорящим, что он все понял. — Ступай, я прошу тебя. Я буду в порядке. Мы будем в порядке. Он положил руку на мощную каменную лапу элементаля, и тот стал дрожать заметно меньше.

— Ты будешь в порядке, — согласилась Нисса.

Она помогла Мезику взобраться на спину к элементалю и положила ладони на каждого из двух друзей. «Берегите себя», — сказала она, направив в них успокаивающий поток магии.

— Будь сильной, Нисса Ревейн, — прошептал Мезик.

Нос элементаля светился, когда тот со своим всадником спускался по тропе. Чтобы не пойти за ними, Нисса повернулась к горе спиной и сделала первый шаг в сторону тьмы.

За первым шагом — второй, потом третий. Нисса не могла позволить себе остановиться, потому что боялась, что ей не хватит смелости продолжить. Она дошла до кольца камней и нырнула под него, старательно обходя их тени. Миновав эту границу, эльфийка замедлила шаг и взглянула на возвышающийся над ней пик — высочайшую вершину Акума.

Вот и все. Она пришла. Темный сгусток поджидал ее.

Он шелестел и змеился, издавая звуки, словно царапающие уши изнутри. Как она их ненавидела! И его — за то, что он сделал с Зендикаром, за то, что он сделал с анимистами, за то, что он сделал с Мезиком.

Нисса обходила пик по кругу, с каждым шагом поднимаясь немного выше. Она прощупывала темный сгусток, планируя удар. Впрочем, планировать было нечего. Уже много дней как она решила, что когда придет время, она поступит так же, как сияющая Нисса из видения. Так она и сделала.

Она отыскала место — тот самый уступ, на котором стояла сияющая Нисса, — и встала, расставив ноги.

«Взываю к тебе, Зендикар! — произнесла она. Я пришла, чтобы избавить тебя от тьмы». С этими словами она потянулась в глубины земли. Она знала, что поток отыскать будет нелегко, что ему страшно так приближаться к темному сгустку, но знала и то, что он откликнется на зов.

Поток, казалось, понимал всю важность момента, и чтобы найти его, ей не пришлось углубляться так сильно, как она ожидала. Соединившись с Зендикаром, Нисса зачерпнула его силу. Она вытягивала ее — столько, сколько могла вместить... а потом еще немного. Эльфийка не останавливалась, пока не почувствовала, что ее грудь вот-вот разорвется.

Тогда Нисса подняла тяжелые от грозной силы руки и выпустила столь мощный заряд, что все небо наполнилось призванной ей энергией. От усилия она закричала и попятилась назад, из последних сил удерживая руки перед собой. Могущество текло через нее.

Последние капли магии стекли с ее пальцев, и глубоко вздохнув, она подняла голову и посмотрела на гору. Нисса ожидала увидеть раздробленный пик, трещину, из которой сочится тьма. Она ожидала увидеть лицо врага и была готова к этому. Но все оказалось напрасно. На горе не осталось и следа, и тьма все еще бурлила внутри, словно никакого заклинания и не было.

«Но как?!»

Темный сгусток закрутился, заскрежетал, и Ниссе показалось, что он злобно смеется над ней. Скрипучий хохот вырвался наружу волной безумия, нахлынувшей на Ниссу, захлестнувшей ее глаза и навсегда отпечатавшейся в душе. Ей открылось все. Она увидела, что было внутри горы, увидела, чего оно хочет, и увидела, что оно сделало.

Она увидела чудовище.

Нисса снова закричала, на этот раз от ужаса, и упала на колени. Чудовищное безумие накатывало на нее, волна за волной.

И когда ей уже показалось, что новой волны она не переживет, что-то внутри нее треснуло, как трескается скорлупа яйца. Теплая, густая, всепоглощающая сила растеклась из трещины. Ниссу сотрясало неизмеримое могущество — большее, чем безумие чудовища, способное разорвать ее изнутри... или разорвать саму сущность Зендикара.

Все было кончено. Это был конец. Она не уничтожила тьму — это тьма уничтожила ее.

Нисса перестала сопротивляться.


То, что случилось потом, было для Ниссы необъяснимым. Ее охватила невыносимая боль, и эльфийку швырнуло в пустоту. Она видела свет и энергию, вихри и проходы. Не было ни верха, ни низа. Ни земли, ни неба. Все было темным, как ночь, и ярким, как свет дня. Она летела, кувыркаясь, но не могла остановиться, не могла схватиться хоть за что-нибудь. Если это была смерть, то Нисса хотела лишь, чтобы все поскорее закончилось. Она не хотела больше страдать. Эльфийка зажмурила глаза и свернулась клубком, подтянув колени к груди.

Но вдруг у нее под ногами оказалась твердая земля. Она явилась словно ниоткуда. «Я снова упала на гору?» — подумала Нисса.

Когда бешеный стук сердца немного унялся, она осторожно приоткрыла один глаз, правый.

Через мгновение левый открылся сам — для одного глаза вокруг было слишком много нового. Невероятно яркие цвета, оттенки, каких она не встречала никогда в жизни. Незнакомые формы трав и деревьев, неведомые ей листья и текстура коры. А потом — запах. Он был слаще и тяжелее, чем все, что она знала раньше.

Нет, Нисса была не на горе. Она была в лесу — но это был не зендикарский лес. Что-то подсказывало ей, что она очень, очень далеко от Зендикара.

С этим пониманием пришло и облегчение: кошмарное чудовище осталось позади. Она сбежала от темного сгустка безумия, сбежала от боли. Однако облегчение быстро сменилось горечью поражения. Она не сдержала обещание, которое дала Зендикару. Она встретилась с тьмой — и проиграла.

— Нет! Нисса в ярости ударила кулаком по земле. И земля ей ответила. Что-то метнулось из глубины, встретило Ниссу и потянуло к себе.

Нисса постигла новую землю. Ее называли Лорвином, и она была совсем не похожа на Зендикар. Два мира объединяло лишь то, что они, собственно, были мирами. Во всем остальном они различались, как две снежинки: в каждом свои особенности, свои обычаи и свои обитатели. Зендикар раскрыл ей объятья, а этот мир держался особняком. Зендикар был игривым, а этот мир — мрачным.

Но оба мира страдали.

«Почему? — хотела знать Нисса. — Почему всюду столько боли, столько тьмы, столько зла?

Зло этого мира было скрыто под самой его поверхностью. Оно пузырилось, готовилось выйти наружу... земля выносила тысячи темных пауков, и теперь те прогрызались через свои коконы наружу.

«Грядет Великая Аврораи долгой ночи вечер хмурсмерть отворит дверь мрака скорои явит Шэдоумур».

Пауки зашипели.

Ниссу передернуло от отвращения. «Убирайтесь прочь!» — замахнулась она на тени.

«Мы никуда не уйдем. Настало наше время. Мы выбираемся на волю. И скоро все станет нашим».

Волна подступающей тьмы накрыла Ниссу.

Нисса очнулась и увидела склонившиеся над ней нахмурившиеся лица. Она поняла, что снова кричала. Существа были похожи на эльфов, но на головах у них росли рога, а ноги заканчивались копытами. В руках они держали направленные на нее копья и мечи.

Иллюстрация: Лиус Ласахидо

Эльфы обменивались словами и смотрели на Ниссу со смесью подозрения и любопытства.

— Нет рогов?

— И копыт нет?

— Посмотрите, какие глаза!

— Ее глаза сияют!

— Отойдите. Сильный и уверенный, голос принадлежал высокой и величественной женщине. Это явно была предводительница. Она вытащила меч и направила на Ниссу. Кончик меча был совсем близко от ее лица.

Нисса вздрогнула и коротко пискнула.

— Прекращай шуметь, — сказала странная эльфийка. — Хочешь испортить нам охоту?

— О... охоту? — непонимающе спросила Нисса.

— Охоту на порчеглазов. Эти мерзкие твари разбегутся, если ты будешь вопить, как баньши.

— Да! — Нисса вскочила на ноги. — Вы тоже знаете о порче? Я их видела. Они приближаются. Они сказали, что скоро все будет принадлежать им.

— Ха! Неужели? Думают, что могут выстоять перед нами?

— Вы их остановите?

— Ты не из наших краев, да, маленькая эльфийка? Это наша земля. Моя земля. И мы не позволим этим тварям осквернять ее красоту. Ты умеешь охотиться?

— Я... да, умею, но я не знаю...

— Порчеглазы справа! — закричал один из эльфов за спиной предводительницы.

— Вот он, твой шанс, прекрасная зеленоглазая незнакомка, — сказала предводительница Ниссе. — Бери клинок и покажи, на что ты способна. С этими словами она повернулась и устремилась в чащу леса.

— Мой клинок... — Нисса достала меч. — Да. Атака, охота — все это казалось правильным и верным. Именно так и надо действовать, когда земле грозит опасность.

Нисса побежала в лес за рогатыми эльфами Лорвина.

Мужчина-эльф, ненамного старше Ниссы, поймал ее взгляд, когда она приближалась к деревьям. Он поднял руку и сделал ей знак подойти к кромке чащи. Она подошла, не издав ни звука.

Вместе они крались вдоль деревьев. Нисса услышала хрюканье и визг — это могли быть гоблины или дикие свиньи.

— Они близко, — подмигнул ей эльф. — Кстати, меня зовут Галед.

— Нисса, — представилась она.

— Приятно познакомиться. Похоже, ты понравилась Двайнен. Обычно она не приглашает странных эльфиек на свою драгоценную охоту. Но я понимаю, почему она позволила тебе присоединиться. Ты — одно из самых прекрасных созданий, что я видел в жизни. Галед наклонился к ней и глубоко вдохнул ее запах.

Нисса поежилась от такой близости. Эти эльфы, новый мир, охота на зло — все это вскружило ей голову. Она подумала, что может быть, наконец попала туда, где ей было место.

— Вон они! — сказал Галед. Через мгновение он выскочил из-за деревьев и ударил копьем.

Нисса прыгнула вслед, приземлилась рядом с ним и увидела, как Галед перерезал горло визжащему от страха маленькому существу.

— Вон еще! Хватай их! — показал Галед.

Нисса бросилась на вторую тварь, повалила, занесла нож, готовая ударить. Но что-то ее остановило.

Это был не кошмарный паук из кокона в ее видении. Это был приземистый увалень с покрытой бородавками зеленовато-серой кожей. Два глаза навыкате делали его рожу похожей на жабью, а раззявленный рот хватал воздух, словно пытаясь что-то сказать.

Нисса замерла. Охотничий раж спал, как только она взглянула в глаза коротышке.

«Н-не убивай, — заплакало существо. П-п-пожалуйста».

Нисса не могла убить этого ни в чем не повинного уродца. Она вскочила на ноги и побежала. — Галед! — закричала она. — Что ты творишь? Они же не злые!

Галед не слышал ни слова. Он упивался резней, убивая одного коротышку за другим.

— Галед! Стой! — Нисса подскочила к Галеду, когда он прижал к стволу дерева очередное существо.

Иллюстрация: Игорь Кирилюк

Маленький уродец зашелся визгом, прося пощады.

— Не убивай его! — закричала Нисса.

Но она опоздала. Галед вонзил копье в грудь существа.

— Нет! Нисса упала на колени рядом с крохотным тельцем. Существо смотрело на нее, моргая влажными и растерянными глазами.

Нисса протянула к нему руки, потом отдернула, не зная, что делать. Но сделать ничего было уже нельзя. Она положила ладонь на лоб существу. — Прости нас, — сказала она. И в этот момент она постигла странное существо. Она почувствовала его место в сияющем потоке жизни — душе Лорвина. Она почувствовала его надежды и мечты, его страхи, его боль и его страдания. А потом она почувствовала, как оно умерло.

— Зачем?! — Нисса вскочила на ноги и развернулась. Галед стоял так близко, что она чувствовала на щеках его горячее дыхание. Должно быть, он наблюдал за ней. Вот и хорошо. — Зачем ты убил его?

— Затем, что боггарты — это порча.

— Они не порча. Они живые. Они — часть этого мира. Ты же эльф! Эльф!

— А ты рехнулась, — Галед взглянул вниз, на свою грудь.

Нисса проследила за его взглядом и поняла, что ее клинок уже прорвал одежду Галена — там, где было сердце. Но она не стала убирать меч. — В мире столько зла, — сказала она. — Столько тьмы. Я видела. Я видела все. Это ужасно. И так грустно. Нисса вспомнила о родном Зендикаре, и слезы заблестели в ее глазах. — Зачем же ты приумножаешь зло?

— Отойди от него! — донесся из леса голос Двайнен. Показавшись из-за деревьев, она набросилась на Ниссу. — Что ты делаешь?

Иллюстрация: Стивен Белледин

— А что ты делаешь? — выпалила в ответ Нисса. Она повернулась от Галеда к Двайнен. — Нельзя убивать невинных созданий. Я не позволю вам.

Двайнен натянула лук. — Да как ты смеешь? — прошипела она. — Как смеешь являться в мой лет и указывать мне, что можно, а что нельзя? Она кивнула Галеду, и тот бросился на Ниссу.

Увернувшись от атаки, Нисса прыгнула в сторону. Она подняла меч, чтобы отразить новый удар... но его не было.

Галед и Двайнен стояли, пораженно глядя вперед с раскрытыми от изумления ртами.

Нисса медленно повернулась, с ужасом понимая, что увидит. Ее худший кошмар становился явью.

На них надвигалась громадная стена перекрученной, змеящейся тьмы. Там, где она прошла, все было темным и изуродованным.

«Шэдоумур», — шептала тьма.

— Нет! — Двайнен задохнулась от ужаса. — Мой Лорвин! Мой прекрасный Лорвин! Она призвала магию и выпустила заклинание в надвигающуюся тьму. Галед последовал ее примеру.

Нисса встала рядом, потянувшись к собственному волшебству.

— Что ты делаешь? — Двайнен с ненавистью взглянула на Ниссу.

— Помогаю вам!

— Ты не помогаешь. Это все твоя вина. Ведьма! — одним быстрым движением Двайнен повалила Ниссу и прижала к земле, надавив коленом на грудь.

— Я этого не делала, — прохрипела Нисса. — Прошу, позволь мне помочь. Может быть, вместе мы сможем...

Натянув тетиву, Двайнен прижала наконечник стрелы к горлу Ниссы. — Ты разрушила мой мир! Она собиралась отпустить тетиву, но в этот момент ее коснулась тьма.

Великая Аврора Шэдоумура окутала Двайнен и обездвижила жертву. Нисса увидела, как меняется эльфийка, как становятся темными и жестокими ее глаза.

Прежде чем тьма добралась и до нее, Нисса выкатилась из-под стрелы Двайнен, вскочила на ноги и побежала.

«Куда же ты, милая малышка-эльфийка?» — прошипел голос в ее голове.

Нисса не оборачивалась. Она просто бежала — бежала и думала о Зендикаре.

«Ты хочешь вернуться домой, не так ли? Но что ты будешь делать, когда попадешь туда? Ты бессильна против зла, терзающего Зендикар».

Нисса замедлила бег, но всего лишь на мгновение. Она заставила себя бежать быстрее — стена тьмы грозила вот-вот настигнуть ее.

Иллюстрация: Сэм Берли

«Зендикар, Зендикар, Зендикар», — повторяла она.

И тогда она вновь почувствовала свою искру — ту, что пробудилась в ней в горах Акума, прежде чем выбросить ее в пустоту. Искра зажглась вновь и разрывала ее изнутри.

— Ты пожалеешь, если уйдешь, — сказал голос. — Ты проиграешь. Опять.

Нет. Она найдет способ. Просто надо было попасть туда. Превозмогая боль, Нисса устремилась к тому месту, где мир готов был раскрыться, чтобы выпустить ее.

— Останься, маленькая странница с искрой. Останься и присоединись ко мне. Я подарю тебе могущество. Дам то, что позволит спасти твой драгоценный Зендикар.

Проход в пустоту открылся. Он был прямо перед ней, и Нисса стояла на его пороге. Она видела, как кружится вихрь Слепой Вечности. Ей нужно было лишь сделать шаг вперед. Но она медлила.

— Останься, Нисса. Останься со мной навеки.

Вот в чем было дело. Если она останется, то уже не сможет уйти. Она обретет могущество, но потеряет себя и связь со своей землей. Если она останется, то потеряет Зендикар.

В этот момент ясности перед Ниссой развернулась лента. Она была похожа на так знакомый ей светящийся поток жизни — но во много раз ярче и толще. Лента стремительно поднималась ей навстречу.

Это был ее путь. Тот самый, что она искала всю свою жизнь. Дрожащей рукой она потянулась к ленте и схватилась за нее. С громадной силой лента протащила Ниссу в пустоту через прореху в ткани Лорвина.

Оказавшись в бесконечной пустоте, Нисса увидела, как разворачивается ее путь через Вечность. Он приведет ее во множество мест — но сейчас он приведет ее домой.

Иллюстрация: Уэсли Берт

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All