Столкновение

Posted in Magic Story on Март 29, 2017

By Michael Yichao

Yichao is a writer of words for plays, television, theme parks, and—most recently—Magic: The Gathering. He loves Cube Draft and corgis.

Предыдущая история: Обновление

Решив, что лучшая стратегия — действия, Стражи почти в полном составе отправляются на Амонхет, чтобы нанести удар Николу Боласу, прежде чем тот воплотит в жизнь свои замыслы. У них нет ни плана, ни сведений, но пятеро мироходцев решительно настроены сразиться с древним драконом в неизвестном и загадочном мире.


Горячий ветер плясал среди барханов, невидимыми когтями рисуя таинственные линии на бесконечном песке. В праздной ярости ветер подбрасывал в воздух песок, раскаленный до невыносимого жара палящим светом двух солнц в небе. Сумерки уступали место рассвету, и первое солнце начинало свой каждодневный путь по небу. Второе же застыло в одной точке на горизонте. Внизу ветер бушевал в бескрайней пустыне, набирая скорость и силу, превращаясь в ревущую, неудержимую песчаную бурю. Вскоре его вой заглушил все остальные звуки. Ветер обнажил клыки — колючий песок безжалостно хлестал и жалил все, что попадалось ему на пути. Буря терзала каменные образования, останки рукотворных и природных памятников и плоть тех обитателей пустыни, что оказались слишком медленными, чтобы убежать от нее.

Ярость бури достигла своего пика, когда близ ее буйного и непокорного сердца вдруг блеснул свет, замерцал воздух, прошла по земле тень, разгорелась искра пламени, заплясала зеленая вспышка. Там, где мгновение назад было пусто, появились пятеро фигур. Слепящие потоки песка застали их врасплох.

Ветер не умолкал. Ему было все равно.

Art by Noah Bradley
Иллюстрация: Noah Bradley

Ранее на Каладеше...

ДЖЕЙС

Я смотрел, как Аджани поворачивается спиной и уходит, как заворачивается в плащ и исчезает во вспышке света. Мой разум еще несколько мгновений следовал за ним, пока мысли леонинца не растворились в непроницаемой темноте Слепой Вечности. Сзади кашлянул Гидеон, и я повернулся к нему, коротко кивнув:

— Мы одни.

— Тогда давайте действовать, — ответил Гидеон. — Ты уверена, что знаешь место, где мы должны будем с ним потом встретиться, Лилиана?

Лилиана приподняла бровь и бледной рукой поправила выбившуюся из-за уха непослушную прядь волос.

— Мой дорогой Гидеон, я странствовала по бесчисленным мирам Мультивселенной за много веков до того, как ты родился на свет. Я знаю много мест. И особенно хорошо я знаю место, о котором говорил Аджани.

— Что ж, тогда ты поведешь нас. Сначала на Амонхет, а потом к месту встречи, — Гидеон взглянул на Лилиану со своим выражением лица, которое, я уверен, должно было изображать радушную улыбку.

Лилиана демонстративно поклонилась в ответ.

— Я польщена... твое доверие — это такая честь для меня.

Я внутренне скривился от досады. Он пытается, Лилиана. Могла бы быть с ним полегче.

Лилиана стрельнула в мою сторону взглядом и подмигнула. Я подавил желание закатить глаза.

— Какой у нас план, когда прибудем на Амонхет? — вопрос Ниссы прервал повисшую тишину.

— Заходим, находим дракона, поджариваем дракона, — Чандра сидела на невысоком парапете на краю крыши, поправляя перчатки. Гидеон фыркнул, но кивнул.

— Что-то вроде. Лилиана отведет нас туда. Попав на Амонхет, мы постараемся побольше разузнать о замыслах Никола Боласа, а потом ликвидируем угрозу — либо сорвав его планы, либо, если понадобится, уничтожив его самого.

— Не думай, что это будет так просто, — предупредил его я. — Мы не знаем, успел ли Теззерет отыскать и предупредить Боласа, не знаем, что известно дракону и готовился ли он к возможности вторжения из других миров, не...

— Бла, бла, бла, — замахала руками Чандра, словно пытаясь развеять мою цепь рассуждений. Она спрыгнула со своего парапета и зашагала к нам. — Мы теряем время, а наш единственный шанс — неожиданность. Давайте начинать.

Впятером мы собрались в круг. Я оглядел спутников и уже не в первый раз удивился, насколько странная подобралась компания. Внизу медленно оживал Гирапур. Вместе с солнцем поднимались и его обитатели, и улицы наполнялись голосами и шумом. Никто не знал, что над их головами неуязвимый солдат, некромантка, эльфийка-друид, пиромантка и маг разума собирались отправиться в другой мир.

Какие у меня необычные друзья.

В уголке сознания зародилась еще одна мысль, но я быстро прогнал ее.

Как необычно: у меня — друзья.

— Увидимся в Амонхете, — силуэт Лилианы замерцал, и она отправилась в путь через миры.

Я смотрел, как исчезают остальные. Каждый покидал реальность немного иначе, чем другие. Мне всегда было любопытно, как другие маги читают заклинания, а особенно — как путешествуют между мирами. Может быть, когда у нас не будет срочных дел, я их расспрошу.

Если такой момент когда-нибудь наступит.

Я поднял руки, сосредоточился на невидимых ручейках маны вокруг и осторожно потянул.

Каладеш расплылся и закачался, потом растекся цветными пятнами — как растекается иллюзия, если развязать связующие ее магические нити. Я почувствовал хорошо знакомое, но вечно чужеродное давление Слепой Вечности вокруг меня. Разряды пронизывающей эфир энергии оставляли на языке вкус дождя и молний. Мы перенеслись бесконечно далеко и остались на месте, недвижимо стояли и неслись с невообразимой скоростью. Время, пространство и измерения сворачивались и разворачивались, и я следовал позади Лилианы (или под ней? Или слившись воедино?) через ничто между мирами, оставляя за собой странные следы и завихрения энергии. Я почувствовал, как они прибыли на место, и потянул в последний раз. Цвета вокруг меня заняли положенные места, и электрический вкус иллюзий и грез застыл, превращаясь в реальность.

Обжигающую и колючую реальность.

Ветер швырнул мне в лицо пригоршню песка, и я закашлялся. Удушливая жара невыносимо тяжелым грузом обрушилась на плечи. Гнилостное зловоние прокралось в нос и обосновалось там — смрад был столь плотным, что казалось, будто его можно потрогать рукой. Я прищурился, вглядываясь в непроницаемые клубы песка. Стоящего рядом Гидеона охватило золотое сияние — бушующая песчаная буря заставила его поднять магический щит. Нисса согнулась, опустила голову и, спотыкаясь, брела по песку. Даже Лилиана выглядела обескураженной — она стояла неподалеку с поднятой в защитном жесте рукой, и ее обычную невозмутимость словно стерло потоками песка. Только Чандре, казалось, было все нипочем: ветер трепал ее волосы, а она чесала плечо под латным наплечником.

Я совсем не завидовал тем из нас, кто носил латные доспехи.

Песок будто бы целенаправленно сыпался мне в башмаки и забирался в каждую складочку рубахи. Порыв ветра обмотал плащ вокруг головы. Я кое-как выпутался, с трудом карабкаясь по песку бархана. Гидеон что-то кричал о поисках убежища. Через бурю я разглядел, что Нисса пытается прочитать заклинание. Я попробовал потянуться за маной сам, но почувствовал лишь сухой вкус песка и мертвой пустыни на кончиках пальцев. Похоже, убежища не будет...

Струя раскаленного добела пламени прорезала песок. Чандра шагала против ветра, поливая огнем дюну впереди. Я сделал шаг назад, отступая от еще более возросшего жара. «Сейчас все сделаю!» — прокричала она, перекрикивая ветер.

ЧАНДРА

Ну надо же. Кто бы мог подумать, что Амонхет — это такая дыра, где нет ничего, кроме громадной пустыни, песка и солнца. Вообще-то, тут целых два солнца — так что понятно, почему тут такая жара. То есть, ну как жара. На Каладеше бывало и похуже, когда было ужасно душно и мокро. Ну и нигде уже не будет такой жары, как в лавовых ямах Регаты. Но на остальных этот сухой песчаный зной подействовал — они расклеились, как растаявший рисовый пудинг. Жалкое зрелище.

Хотя это все-таки дом громадного коварного дракона, рассылающего своих коварных прислужников, чтобы те разрушили все хорошее в других мирах своим... коварством. Так что все нормально. Так и должно быть.

Art by Volkan Baga
Иллюстрация: Volkan Baga

Я собираю свое пламя в белый луч. Становится еще жарче. Я видела, как такое делают ремесленники в Гирапуре. У них, конечно, были эфирные печи, какие-то особые порошки и все такое... Но принцип-то тот же. Я чувствую, как песок плавится, превращаясь в стекло, и сжимаю воздух в кулаке, направляя расплавленные ручейки. Гирапурские мастера выдували элегантные фигурки и замысловатые, сложные и закрученные детали для кораблей. Моя цель гораздо проще. Я делаю шаг вперед и придаю жидкому еще стеклу форму грубого купола. Достаточно большого, чтобы вместить людей обычного роста, ну и Гидеона. Стекло застывает, превращаясь в полупрозрачный пузырь. К его еще мягкой поверхности липнут песчинки. Я провожу ладонью вдоль стенки, не касаясь ее, и создаю небольшой проход.

«Заходите, тут безопасно, — кричу я. — Хотя немного жарко. Ну, то есть, если вы случайно коснетесь одеждой стен, она, наверное, не загорится».

Лилиана идет первая, остальные следуют за ней, и вскоре мы все стоим внутри и смотрим на клубы песка снаружи: ветер вздымает его в воздух, создавая звук, будто бы тысяча матерей говорят «ш-ш-ш» своим детям в каком-то странном месте, где собрались тысячи матерей с детьми, только эти тысячи матерей — на самом деле десятки тысяч песчинок, струящихся по нашему куполу, укрывающему от сумасшедшей бури. Некоторое время мы просто стоим и смотрим, и я не знаю, остальные любуются первобытной красотой и ошеломительной мощью разразившегося вокруг хаоса или просто не хотят смотреть друг другу в глаза, после того как мы явились сражаться с драконом, а сами чуть не утонули в песке.

— Кхм, да. Итак... Что дальше? — спрашиваю я.

Мы все вроде как смотрим на Гидеона, но говорить начинает Джейс.

— Лилиана, ты уверена, что это правильное место?

Лилиана выглядит слегка оскорбленной. Впрочем, она всегда выглядит или слегка оскорбленной, или скучающей, или, когда думает, что ее никто не видит, задумчивой и немного грустной.

— Конечно. Один раз побывав где-то, я уже не забываю туда путь.

— Тогда где в этом мире нам искать Боласа? — спрашивает Гидеон. Он стоит в проходе, собственной спиной закрывая путь песку и ветру. Лилиана пожимает плечами.

— Я не уверена. Мой прошлый визит в Амонхет получился... недолгим. И было это давно. Мне не представилось возможности как следует познакомиться с этим миром. И с тех пор многое могло перемениться.

— Нисса? Джейс? Может быть, вы сможете помочь нам определить направление?

Нисса закрывает глаза, вокруг Джейса появляется синий ореол. Через короткое мгновение маг разума качает головой.

— Я не чувствую рядом ни одного разума.

Нисса тратит больше времени. Ее брови сосредоточенно нахмурены. Наконец она тоже качает головой и открывает глаза.

— Мана этого мира... странная. Мне трудно отыскать ее лучи. Они есть, но такие слабые... словно биение сердца умирающего зверя.

Джейс кивает.

— Думаю, так и должно быть, если Болас создал этот мир.

— Или убил существующий, чтобы назвать своим, — с улыбкой говорит Лилиана.

— Значит, мы не знаем, где искать его, или живет ли кто-то в этом мире? У нас вообще нет зацепок? — Гидеон ведет себя как Гидеон: ни на миг не забывает про нашу главную задачу. А я веду себя как Чандра: слушаю вполуха, но вообще-то гляжу в ближайшее окно. В этот раз окном стал весь купол. Стекло — удобная штука.

И тогда я замечаю.

— Думаю, я знаю, куда идти.

Все оборачиваются и глядят на меня. Я показываю им пальцем.

— О! — говорит Нисса.

— Однако, — говорит Джейс.

— А он не прячется, — задумчиво тянет Лилиана.

— Как... как мы умудрились не заметить? — удивляется Гидеон.

На горизонте, на фоне оранжевого-красного неба, хорошо различимые даже через завесу бури, вздымаются в небо исполинские рога — совсем как у Боласа, которого прошлой ночью показал нам на Каладеше Джейс.

— Что ж, по крайней мере, мы знаем, что прибыли куда нужно, — заключаю я.

Art by Noah Bradley
Иллюстрация: Noah Bradley

НИССА

Мы решили переждать бурю. Гидеон — наш живой щит, укрывающий от стихии, — остался у входа. Напротив него скрестив ноги села Чандра, прикрыла глаза и погрузилась в медитацию. Несколько мгновений я вслушивалась в ритм ее дыхания, и мне передалось ее спокойствие. Я почувствовала тихую гордость за ее успехи — счастье от мысли о том, что простые приемы, которыми я поделилась с ней, помогли ей обрести мир. Казалось, что она чувствовала себя здесь как дома. Убийственная жара совсем лишила меня сил, и все остальные выглядели не лучше. Я в который раз задумалась о том, как мы сможем помешать древнему дракону или даже уничтожить его. Джейс и Лилиана постоянно говорили о том, как могуч и хитер Никол Болас. Чтобы выстоять против него, мы должны быть полны сил. А мы оказались... там, где оказались.

Я закрыла глаза и успокоила дыхание, отсылая прочь мысли о жаре и песке. Я должна доверять своим спутникам. Своим друзьям. Сделав вдох, я мысленно исследовала свое тело, снимая напряжение всюду, где могла. Мгновение помедлив, я представила текущую реку — ту же самую картину, что я рисовала Чандре, когда та медитировала на Каладеше. Может быть, путешествие вниз по течению поможет немного унять жару, обручем сдавившую мне голову.

Для меня все еще оставалось странным полагаться на других, делить с ними свое бремя, взваливать волнения на чужие плечи. С кем-то из нашего отряда это было проще, чем с другими, но все равно мне было не по себе. И тем не менее, нельзя было отрицать, что вместе мы сильнее. Узы доверия оказались такими же прочными, как связь анимиста с землей. Доверие. Понимание. Я работаю и над тем, и над другим.

Я вдохнула, в равных долях втягивая воздух и ману. Мое сердце и мой разум потянулись к этому странному миру в поисках нитей жизненной силы, знакомых невидимых лучей, пересекающих все известные миры.

И снова я почувствовала сначала лишь зияющую черноту, бездонную утробу гнили и разложения.

Я уже встречалась с мирами, опустошенными чудовищами. На Зендикаре — неестественная бледная пустота, оставшаяся за титанами Эльдрази. На Иннистраде — порченные, наполненные ядом лучи маны, которые невозможно было ни удержать, ни направить. Но на этот раз все было иначе. В большинстве миров, несмотря на внешнее тлетворное влияние, сохранялся баланс магии жизни и смерти — укрытый сложной сетью лучей маны, вплетенный в затейливую спираль из связанных друг с другом точек силы. Но здесь, на Амонхете, тень смерти была повсюду, куда я могла дотянуться. Будто бы сам мир превыше всего ценил безмолвие мертвецов.

Я сосредоточилась на тоненьких ручейках энергии жизни, которые смогла найти, — скорее призраках лучей, чем настоящих. Следуя по этим тонким струйкам, мой разум покинул тело. Я дышала в унисон со слабым пульсом этого мира, набирая скорость, перелетела через дюны, вырвалась, наконец, из песчаной бури и увидела...

— Нисса? Мы уходим.

Я открыла глаза и увидела перед собой Чандру. Она присела передо мной, и на ее лице читалась слабая обеспокоенность. Гидеон, Джейс и Лилиана уже вышли из-под купола и ждали нас на вершине бархана. Песчаная буря, кажется, утихла, и лишь редкие порывы ветра гоняли по пустыне широкие дуги песка.

— Кажется, я что-то обнаружила. В той стороне, где рога.

Нахмуренное лицо Чандры преобразила улыбка, россыпь веснушек на щеках напоминала о прошедшей буре.

— Здорово. Хорошо, что мой план пойти к здоровенной штуке вдалеке чем-то подкрепляется.

Она встала и протянула руку. Я помедлила лишь мгновение, потом протянула свою, и Чандра помогла мне подняться. Доверие. Понимание.

— Идем, надерем дракону хвост, — Чандра потопала к остальным, и я пошла за ней.

И тогда песчаная дюна ожила.

ЛИЛИАНА

Первым напали на Джейса. Так уж этому мальчику везет. Мгновение назад мы спокойно стояли и ждали Чандру с Ниссой. Мгновение спустя из-под песка вырвались прогнившие руки, схватили Джейса за ноги и потащили под землю. Маг издал невнятный жалостный писк и ушел в песок по грудь. Его спасла только реакция Бифштекса: здоровяк развернулся и схватил Джейса за руку, не давая утащить его с головой. Я выпустила заряд энергии смерти, обращая вцепившиеся в мага иссохшие конечности в прах. Песок у моих ног закипел, и новые руки вырвались на свободу, жадно хватая воздух. Я отступила на шаг, окутав себя аурой разложения, испепеляющей всю попавшую в нее плоть.

Art by Daarken
Иллюстрация: Дааркен

Панические вопли и мерзкий смрад горелой гнили донеслись до меня от подножия дюны. Я обернулась и увидела прижавшихся к стеклянному куполу Чандру с Ниссой, на которых надвигалась кажущаяся бесконечной масса живых мертвецов. Их тела были высушены зноем и песками пустыни, а из земли поднимались все новые и новые трупы. Нисса достала из посоха меч (милый трюк) и рубила подобравшихся близко зомби, а Чандра выпускала языки пламени, прорезая в орде тут же заполнявшиеся коридоры. Огонь убивал быстро — но мумифицированные мертвецы поднимались из песков еще быстрее.

Я улыбнулась.

Мультивселенная была полна миров, в каждом из которых были свои чудеса, свои кошмары и бесчисленные диковины. Но кое-что всюду оставалось неизменным: все живое умирало.

А те, кто умер, принадлежали мне.

Я воздела руки, и черные щупальца устремились вперед, окутывая ближайшие ко мне мертвые тела. Почувствовав, как магия коснулась их сущности и проникла в нее, я произнесла одно только слово.

«Подчиняйтесь».

Один за одним мертвецы, которыми я завладела, останавливались. Я сбросила ауру разложения, все силы направив на контроль над восстающими из песков трупами. Вдруг песок взорвался в паре шагов от моих ног, и из земли поднялась фигура с головой шакала, бешено размахивающая искривленной саблей. Я отпрянула назад и споткнулась, проклиная свою беспечность, и в этот миг просвистела сталь, с хлюпаньем вонзилась в плоть, и песок окропила струя темной крови. Верхняя половина тела шакалоголового сползла с нижней и упала на песок, а необычные, гибкие клинки сурала Гидеона вернулись на место. Джейс стоял с Гидеоном спиной к спине и творил иллюзии — не особенно полезные против надвигающейся толпы нежити.

— Ты цела? — прокричал Гидеон.

— Он бы мне пригодился, Бифштекс, — ответила я, старательно следя за нотками скучающего разочарования в голосе. Он скривил лицо, и я подавила ухмылку. Гидеона так легко расстроить! Да, его вмешательство помогло мне, когда я оказалась уязвима. Да, его польза для всех нас не вызывает сомнений. Нет, я никогда не позволю ему это узнать.

И все же... надо помочь им с Джейсом. Сыграть свою роль ценной участницы команды. Я велела моему небольшому отряду мертвецов двинуться вперед.

«Помогайте».

Они бросились на нежить, атакующую на Гидеона, и тот сразу переменил свой стиль боя так, чтобы поддержать моих солдат. Его сурал бил с хирургической точностью, прикрывая открытые фланги моего войска и разя врагов, грозящих задавить числом. Мастерство Гидеона заметно выросло, даже если считать с прошлого раза, когда он сражался бок о бок с моими зомби — тогда, на Иннистраде.

Да. Он определенно полезен.

Я отвернулась и обратила свое внимание на толпу, напирающую на Ниссу и Чандру. Очень вовремя: в этот самый момент мощный удар одной из мумий попал Ниссе в плечо, а еще одна успела запустить зубы в бронированный наплечник Чандры, прежде чем та обратила ее в пепел. Нет времени брать их под контроль. Вместо этого я лишь слегка коснулась орды мертвецов своей силой и отдала один простой приказ:

«Бегите».

Art by Kieran Yanner
Иллюстрация: Киран Йеннер

Неживая армия развернулась и, шатаясь, побрела в разных направлениях. Кто-то бесцельно бежал через дюны, кто-то закопался обратно в песок. Те немногие, кто продолжал нападать, быстро стали жертвами меча и пламени: слаженность Чандры с Ниссой выглядела весьма впечатляюще.

Наблюдая, как ряды напавших на нас сходят на нет, я перебирала пальцами висящую на боку Кольчужную Завесу. Что за роскошь — не прибегать к ее силам, когда всю тяжелую работу делают за меня другие мироходцы. Конечно, направлять их внимание было гораздо более... нетривиально, чем пользоваться вуалью для управления мертвыми слугами. Но я заставила их отправиться на Амонхет. И если я правильно разыграю свою партию, то они помогут мне исполнить до, для чего я здесь на самом деле, — и что лучше всего, сделают это по собственной воле.

Я огляделась. Гидеон стоял и с неприязнью глядел на остатки моего войска, разделавшись с остальной нежитью. Чандра и Нисса поднимались вверх по склону бархана, тяжело дыша после боя. Джейс... Джейса нигде не было.

Я ухмыльнулась. Зная его, он, вероятно, в ходе боя исчез, чтобы «найти лучшую точку обзора». То есть, стал невидимым, когда запахло жареным. Скрываться из виду в сложных ситуациях — настоящий конек Джейса. Впрочем, в этом сражении от него было мало толку. Когда ты маг разума, нежить — твое слабое место. Если у врага нет мозгов, тебе будет нечем манипулировать. Мы с ним хорошо это выяснили в ходе наших многочисленных... разногласий.

Но, может быть, он пропал, потому что зомби все-таки смогли затащить его под песок.

Я вздохнула и потянулась к закопавшимся трупам, чтобы проверить, не найдется ли в холодных объятьях какого-нибудь пустынного мертвеца извивающийся и пытающийся вырваться Джейс. Сосредоточившись, я не услышала, что кричит Нисса, когда она вдруг побежала к нам со всех ног.

А потом стало темно.

ДЖЕЙС

Ненавижу этот мир!

Через плечо я заметил, как Гидеон с тошнотворным треском разбивает череп очередному мертвецу своим громадным кулаком. Еще один зомби (должно быть, под контролем Лилианы) выскочил на пути у несущегося ко мне мертвеца, повалил на землю, и они вцепились друг в друга, взметая фонтаны песка. Воспользовавшись этой возможностью, я набросил на себя быстрое заклинание невидимости и взбежал на вершину бархана.

Найти хорошую точку обзора. Вывести план действий из всего этого хаоса.

Я уже по горло был сыт милым маленьким мирком Никола Боласа из песка, зноя и бесчисленных мертвецов. Надо выбираться из этой пустыни и выяснить, как нам действовать. Даже Нисса — тихая и застенчивая Нисса — перед отправлением в путь подала голос, спрашивая, какой у нас план. Я знаю, что в этой битве от меня пользы было мало, но я мог хотя бы подумать наперед.

Добравшись до вершины, я повернулся, чтобы взглянуть на сражение. Чандра и Нисса отбивались от легиона мертвецов, но Лилиана, похоже, уже взяла ситуацию в свои руки, обратив большую часть нежити в бегство по пустыне. Гидеон тем временем... был Гидеоном. Инструментом грубой силы — но крайне эффективным инструментом. И мастерски работающим в связке с зомби, которых подчинила себе Лилиана.

Было очень необычно наблюдать за тем, как они вдвоем сотрудничают, и странно видеть, как в сражении Лилиана действует с оглядкой на других. Может быть, она на самом деле изменилась. Может быть, ее клятва была искренней, она поверила в цели Стражей, и несмотря на свою неприязнь к Гидеону, она на самом деле заботилась об успехе нашего предприятия.

А может быть, мне стоит прийти в себя.

После долгих лет нашей... запутанности с Лилианой мне стало казаться, что я знаю ее даже меньше, чем когда мы только познакомились. Чем больше я узнавал ее, тем более непостижимой она становилась. Прочитать ее было почти так же сложно, как ее зомби, и она не переставала преподносить мне сюрпризы — как приятные, так и нет, причем последние гораздо, гораздо чаще. И все-таки, даже сейчас она смогла меня увлечь. До такой степени, что я, несмотря на данное себе обещание быть с ней осторожнее, зачастую обнаруживаю, что защищаю ее перед другими.

Я тряхнул головой, отгоняя мысли. Мне не разгадать секрет Лилианы здесь, стоя на вершине груды песка. Вместо этого я обратил свое внимание на виднеющиеся вдалеке рога.

Что нам известно? Какой план у Никола Боласа? Как нам лучше всего действовать дальше?

Это был негостеприимный мир. Нисса сказала, что он кажется ей скорее мертвым, нежели живым. Как мы видим, среди песчаных дюн здесь бродят зомби, готовые наброситься на каждого, кто попадет сюда.

Почему Болас выбрал этот мир своим логовом?

Что за тайны кроются под песком? Так ли мертв на самом деле этот мир? И для чего нужны эти колоссальные рога на горизонте? Конечно, проще всего было подумать, что самолюбие Никола Боласа столь велико, что он воздвиг этот грандиозный монумент самому себе, просто потому, что мог. Вот только Болас не был любителем бессмысленных и затратных проявлений нарциссизма. Нет, все его действия всегда служили тайным целям, причем на нескольких уровнях сразу, и одновременно были грандиозными проявлениями самовлюбленности.

Я подумал о том, чтобы покинуть этот мир, а потом вернуться в него, попытавшись появиться поближе к рогам, но быстро отринул этот вариант. Перенестись в конкретное место даже в знакомом мире было невероятно сложно. Сделать это в мире незнакомом... для этого понадобилась бы невероятная удача. К тому же, если Болас установил какую-то тревожную систему или часовых, следящих за вторжением из иных миров, то я не хотел бы тревожить их еще раз, давая дракону очередной сигнал о том, что мы нашли его.

Нет. Надо было идти дальше. Однако пока что из наших успехов в этом мире можно было отметить только появление в бушующей песчаной буре и попадание в засаду зомби. Нам нужно к минимуму свести случайности и в полной мере использовать наши силы. Закрепившись здесь, мы, ни на секунду не ослабляя бдительности, отправимся в путь к рогам. И больше никаких сюрпризов...

Вопль Ниссы прервал мои размышления и заставил обратить взор на поле битвы внизу.

...мне показалось, или она кричала...

НИССА

«ПЕСЧАНЫЙ ВУРМ!»

Art by Steve Belledin
Иллюстрация: Steve Belledin

Я крикнула, чтобы предупредить Лилиану, но было уже слишком поздно. Дрожь, которую я чувствовала под землей, вырвалась гейзером песка под ее ногами, и я с ужасом увидела, как некромантка исчезает в пасти громадного вурма. Совсем недалеко второй вурм вырвался из песка, и его оглушительный рев разнесся в горячем, плотном воздухе. Я собрала всю ту немногую ману, что была вокруг и отчаянно потянулась за силой, которой не было, чтобы прочитать заклинания, которые, как знала я в глубине души, я не смогу прочитать в этой высохшей пустыне.

— Убейте его! — прорычал Гидеон, бросаясь вперед, но те мертвецы, что были под контролем Лилианы, вдруг повернулись и повалили его. Гидеон скрылся под грудой чудовищных тел.

Зомби освободились. Значит, Лилиана мертва.

Эта мысль упрямо лезла ко мне в голову, несмотря на все мои старания избавиться от нее и заменить чем-нибудь полезным: планом, идеей — да хоть чем-нибудь.

Под моими ногами вновь задрожала земля, и эта дрожь отдавалась во всем теле. Песок гудел. Чудовища приближались. Страх и сомнения проникли ко мне в сердце, и во рту я почувствовала их горький, резкий вкус.

Дыши. Действуй.

Доверяй.

«Чандра, останови вурма! Приближаются новые!»

Я бросилась вперед, крепко сжимая в руке клинок. Пусть я не смогла получить маны для заклинания, но я могу сразить мертвецов, навалившихся на Гидеона. Я могу довериться Чандре — она остановит вурмов. Я могу довериться Джейсу — он придумает план, где бы он сейчас ни был. С громким криком я проскользнула под обрушившимся на меня вурмом и в кувырке покатилась по земле, разбрасывая песок. Поднявшись на ноги, я одним прыжком преодолела оставшееся до шевелящейся массы мертвецов расстояние и, орудуя клинком, начала прорубать себе путь к Гидеону.

ЧАНДРА

СВЯЩЕННЫЕ ОГНЕННЫЕ РЕКИ РЕГАТЫ ЧТО ЭТО ЗА ТВАРЬ И ОНА ЧТО СОЖРАЛА ЛИЛИАНУ КАКОГО ДЬЯВОЛА ГОРИ В ОГНЕ ТУПАЯ ЖИРНАЯ КОЛОДА НИССА ВРОДЕ СКАЗАЛА ЧТО ИДУТ ЕЩЕ О ЧЕРТ ТОЧНО ВОТ И ОНИ ПРОЧЬ С ДОРОГИ Я ВАС ВСЕХ ПОДЖАРЮ А НУ ОТДАВАЙ ЛИЛИАНУ МЕРЗКОЕ ОТРОДЬЕ ПРОКАЖЕННОГО БАНДАРА...

ГИДЕОН

Бесчисленные зубы. Когти на руках, острые, как бритва. Все заглушающая вонь гнилого мяса. Я старался достать сурал, но их было столько, что я просто не мог пошевелиться. Мой заслон сверкал, знакомый золотой свет мерцал перед глазами, а мертвецы тянули ко мне когти и зубы, вдавливали лицо в песок и пытались разорвать меня на части.

Art by Seb McKinnon
Иллюстрация: Seb McKinnon

С невероятным трудом мне удалось подогнуть левую ногу, опереться, изо всех своих сил рвануться вверх и, сбрасывая мертвецов, встать, согнувшись. Услышав шипение рассекающего воздух металла, я повернулся и увидел блеск клинка Ниссы. Руки вцепившегося мне в правое запястье зомби вдруг отделились от тела. Победно рассмеявшись, я направил ману в сурал. Короткое движение руки, и тонкие ленты лезвий ожили. Взлетели сверкающие дуги, и рассеченные трупы повалились на землю. Наш с Ниссой смертоносный танец продолжался всего несколько мгновений — ее ловкие пируэты и точные удары изящно вписались между расходящимися молниями сурала. Пробежав по земле, усеянной частями мумифицированных тел вновь упокоившихся мертвецов, мы устремились к Чандре, отгонявшей вурмов залпами своего пламени.

— Четыре? — на бегу крикнул я Ниссе.

— Шесть. Еще два приближаются, — поправила меня она.

Внутри у меня все сжалось, но я продолжил — следующий вопрос был гораздо важнее беспокойства из-за количества врагов.

— Лилиана... она...

Нисса указала на одного из вурмов, пытающегося обойти Чандру сбоку. Я побежал быстрее.

В царстве Никола Боласа оказалось куда больше кошмаров, чем мы ожидали.

ЛИЛИАНА

.

.

.

Art by Slawomir Maniak
Иллюстрация: Slawomir Maniak

ЧАНДРА

«Р-ра-а-а-а!»

Крик вырывается из моей глотки, и я направляю все свое могущество в адский огонь. Одного из вурмов охватывает ревущее пламя. Наконец он падает в песок, обгоревший и черный.

Я тяжело и хрипло дышу.

«Кто следующий?!» — кричу я, скорее для себя самой, потому что они-то вурмы, и вряд ли говорят на нашем языке, и вообще, что они знают! Уголком глаза я замечаю движение справа, раздается оглушительный рев, и я отпрыгиваю в сторону, а туда, где я только что стояла, обрушивается вурм. Проклятье! Да как гигантский вурм смог незаметно подобраться к человеку?

Я поворачиваюсь — и чуть не подскакиваю от неожиданности. Из ниоткуда появляется исполинский сияющий синий скорпион, возвышающийся над моей головой. Я снова отпрыгиваю, и мгновением позже рядом со мной появляется Джейс. Он хватает меня за руку, прикладывает палец к губам, и мы вдвоем исчезаем, а иллюзорный скорпион бежит по пустыне, и один вурм замечает его и гонится за ним через дюны, скользя сквозь песок, словно это морские волны, а не довольно плотная штука.

«Их любимая еда», — бормочет невидимый Джейс, все еще крепко сжимая мою ладонь. Я чувствую, как бешено колотится его сердце, и подавляю желание спросить, о чем еще думают чудовищные червяки.

Я вижу, как к нам бегут Гидеон и Нисса: Гидеон размахивает своим суралом и орет, пытаясь привлечь внимание вурмов. Два оставшихся чудища — стоп, не два, а четыре, откуда взялась еще пара? — поворачиваются и неожиданно проворно скользят к нему, извиваясь. Шуршание их чешуи о песок хорошо слышно в сухом, мертвом воздухе. Я слежу взглядом за одним из них и вынимаю ладонь из руки Джейса, чтобы пуститься в погоню. Я запускаю в вурма заряд огня, потом еще один. Они ударяются о чешую, не причиняя никакого вреда, но тварь замечает меня и разворачивается, отделяясь от остальных. За моей спиной Джейс кричит что-то наверняка ужасно глупое. Я сжимаю кулаки, собирая в них раскаленное добела пламя.

Art by Slawomir Maniak
Иллюстрация: Slawomir Maniak

Но прежде чем я успеваю выпустить огонь, вурм вдруг останавливается. От неожиданности я теряю концентрацию, и пламя в моих руках мерцает и гаснет. Я смотрю, как вурм переворачивается на спину и бьется в конвульсиях. Я отступаю: когда так делают люди, их обычно тошнит, а я не хочу, чтобы меня залило рвотой песчаного вурма, нет, большое спасибо.

Но вурма не тошнит. Его брюхо обваливается, а потом рассыпается в прах. Я с ужасом гляжу, как из тела чудовища выходит Лилиана — куски плоти, желудочный сок и еще какая-то жижа с шипением испаряются с кожи, а перед лицом парит ее странная кольчужная штуковина, светящаяся фиолетовым светом. Она ступает на песок, а за ее спиной вурм дергается в последний раз и валится на бок. Его внутренности вытекают через дыру размером примерно с Лилиану, а панцирь становится безжизненно-серого цвета. Лилиана, словно в трансе, делает еще несколько шагов. Письмена на ее коже светятся тем же фиолетовым светом, что кольчуга, а глаза пустые и словно не видящие. Я вижу, как раны на ее теле затягиваются сами собой, а слизь вурма продолжает испаряться, словно от сильного жара, но я не чувствую исходящего от нее тепла. Скорее, она кажется еще холоднее и отстраненнее, чем обычно — такая звезда наоборот, плывущая по пустыне.

«Лилиана?» — я делаю шаг вперед, и фиолетовое сияние от ее всего затухает, и она без чувств валится на песок.

ДЖЕЙС

Это плохо. Это очень, очень плохо.

ГИДЕОН

Первый песчаный вурм обрушился на меня с разинутой пастью, чтобы проглотить меня целиком.

Идеально.

Разбежавшись, я прыгнул в широко раскрытый рот и выставил вперед руку, раскрутив лезвия сурала. Клинки кромсали мягкие внутренности вурма, и жар и удушающее давление мускулов глотки уступили место дневному свету. Я вырвался наружу в потоках крови и слизи.

Один готов.

Вурм с мягким звуком упал на песок, а я повалился на бок. Едва я успел встать на ноги, как второй вурм врезался мне в грудь с силой атакующего рокса, и я отлетел назад, ударился спиной о дюну и покатился по песку.

Остановившись, лежа на спине, я зажмурил глаза, пытаясь восстановить дыхание.

Наверное, с остальными вурмами надо действовать иначе.

«Гидеон. Надо уходить отсюда, восстановить силы». Я подскочил и сел. Мне никогда не привыкнуть к голосу Джейса, который просто появляется у меня в голове. Повертев головой, я живо поднялся на ноги: один из оставшихся вурмов летел в мою сторону.

«Думаю, мы справимся, Джейс». Я встал наизготовку и поднял сурал, пытаясь разделить внимание между вурмом и голосом Джейса в моей голове.

«Лилиана?..»

«Жива. Но в плохой форме».

Я скривился. Вурм, не раскрывая пасти, бросился на меня с мощью стенобитного тарана. Я кувырком ушел с его пути, вурм врезался в землю, и на меня посыпался водопад песка. Чудовище зарылось под землю, и вздымающийся след в песке показывал, как оно разворачивается, чтобы атаковать снизу.

«Держись! Мы с Ниссой идем к тебе». Я присел и, когда вурм вырвался из-под земли, отскочил назад и ударил суралом вверх, прямо в подбрюшье взлетающей вверх твари. Металл лезвий прорезал мягкие пластины чешуи, и вурм заверещал от боли и ярости. Я перекатился вправо, чтобы меня не придавило тушей чудовища. Складываясь кольцами, вурм упал в песок — раненый, но еще не мертвый.

Неподалеку от меня Нисса прыгнула навстречу вырвавшемуся из-под земли вурму, ловко приземлившись ему на голову. Вурм замотал головой, чтобы сбросить ее, но Нисса двигалась слишком быстро: в мгновение ока она обеими руками вбила меч в череп чудовища. Череп хлюпнул и раскололся, тварь повалилась на землю, и Нисса спрыгнула на песок.

— Нисса! — крикнул я, — Лилиане нужна...»

— Джейс сказал, — Нисса вытащила меч из головы вурма, и со вспышкой зеленого света он вновь превратился в посох. Вдвоем мы побежали к Джейсу и Чандре, стоящим на коленях у съежившегося тела Лилианы. За ними лежал недвижимый труп вурма.

Джей поднял на нас взгляд своих сияющих глаз.

«Надо отступать. Назад на Каладеш. Мы вернемся, когда у нас будет план получше, другой подход».

«Погоди, Джейс».

Я нахмурился, отгоняя охватившее меня от его мыслей волнение и попытался оценить наше положение. Неожиданные атаки застали нас врасплох, но мы уцелели и устранили угрозы. Лилиана была тяжело ранена, но жива. Нисса сможет залечить ее раны, и мы пойдем дальше. Уйти сейчас, чтобы потом вернуться и столкнуться с новыми опасностями, представлялось мне не лучшим...

И в этот момент я заметил, что вурм за спиной Джейса пошевелился.

НИССА

Я почувствовала это еще до того, как поняла, что это такое. Внезапная перемена в воздухе — так бывает, когда небеса вот-вот прольются стеной ливня. Только эта перемена была магической — натянулись незримые нити, что-то забурлило в призрачных лучах маны. В темных глубинах этого мира пробудилась какая-то древняя сила. Это было так неожиданно, что я замедлила бег, оглядываясь в поисках перемен. Тревожный крик Гидеона вновь привлек мое внимание к Джейсу, но когда я наконец заметила, было уже поздно.

Art by Jose Cabrera
Иллюстрация: Jose Cabrera

Мертвый вурм за их спинами вздыбился — так дыру в его брюхе было видно особенно хорошо. С неестественной скоростью он ударил хвостом, и Чандра с Джейсом покатились по земле. Я с ужасом смотрела, как они отскакивают от песка, словно камешки от поверхности пруда, и валятся, наконец, безжизненными грудами.

Мертвые обречены вечно скитаться по земле нежитью.

Прогремевшую в моей голове истину словно раскрыл мне сам этот мир — его болезненные лучи маны, его угасшая душа. Эта странная вялость. Это ощущение гнили и упадка, не покидавшее меня с того момента, как мы попали сюда.

Мир страдал от мощного древнего проклятья. Оно извратило, поглотило естественный цикл жизни и смерти.

Липкий страх охватил меня. Чувствуя, как бегут по спине мурашки, я повернулась к остальным убитым вурмам.

ГИДЕОН

Я рванулся вперед с удвоенной скоростью, не отводя глаз от восставшего из мертвых вурма, поднимающегося над безжизненным телом Лилианы. Но леденящий кровь рев и заходившая под ногами земля заставили меня обернуться. Из песка вырвались еще два вурма-зомби. Ниссе удалось увернуться от первого, но второй обмотался вокруг нее и сдавил в удушающих объятьях.

«Нет!» — прокричал я, но Нисса уже полностью скрылась из вида в массивных чешуйчатых кольцах чудовища.

Время будто остановилось.

Сердце сжала ледяная рука ужаса.

Мне нужно было сделать невозможный, немыслимый выбор.

Спасти Ниссу от сокрушительной хватки.

Спасти Лилиану от нависшей над ней смерти.

Так или иначе, кто-то из моих друзей умрет, и виной этому вновь окажется мое высокомерие.

Какую-то долю секунды я просто стоял недвижимо, полностью осознавая, что если не сделаю выбор, то смертей будет две.

Потом сделал шаг, но меня вели скорее инстинкты, чем осознанное решение.

Вдруг небо прорезала ослепительная вспышка.

Я машинально прикрыл глаза рукой, и тут же невероятная сила сбила меня с ног и протащила по песку. В следующее мгновение мой разум наконец осознал, что я увидел.

Громадная стрела, сияющая белым светом, пронзила возвышавшегося над телом Лилианы вурма. Мне оставалось пораженно смотреть, как его туша иссыхает и рассыпается в прах. Стрела исчезла, словно это был просто блеснувший среди песков солнечный луч, а останки вурма развеял ветер.

Оставшиеся чудовища — и живые, и мертвые, — заревели и устремились прочь. Тот, что схватил Ниссу, бесцеремонно бросил ее бесчувственное тело, и я поспешил ей на помощь. Но прежде чем я успел добежать до нее, размытый красно-золотой силуэт пролетел по пустыне, двигаясь с такой скоростью, что я едва успевал за ним взглядом. Лишь когда он настиг вурмов, я смог разглядеть его облик.

Art by Chase Stone
Иллюстрация: Chase Stone

Она возвышалась надо мной, высокая, как дюжина мужчин. Ее золотой головной убор пылал в лучах солнца, а в руке был посох с массивным двузубым наконечником, которым она пронзила одного из неживых вурмов. Ее тело во всем напоминало человеческое, кроме головы — та была шакальей. От женщины исходила могучая сила. Серебряные бездонные глаза посмотрели на меня, и я почувствовал, как этот взгляд пронзает меня насквозь. Она выдернула оружие из вурма, и тот, как и его убитый неведомым лучником собрат, рассыпался в прах. Оставшиеся неживые твари зарылись в песок, но с невероятной скоростью воительница скакнула вперед и вонзила свой посох в землю. Пустыня затряслась, заглушенный предсмертный визг раздался из дюн, и потом все стихло.

Женщина стояла недвижимо, и единственным звуком было одинокое завывание ветра. Я пошел к ней, и она повернулась, обратив на меня свой взор. Он наполнил мое сердце золотым огнем — одного ее присутствия было достаточно, чтобы у меня перехватило дыхание, а ослабевшие ноги подкосились. Тогда, едва заметно кивнув, она сорвалась с места, устремилась в сторону видневшихся на горизонте рогов и исчезла за песчаным гребнем вдалеке.

Я упал на колени, окруженный разбросанными по песку бессознательными телами друзей. Мой разум был так же вымотан, как мое тело.

На Амонхете есть боги.

Из всего, что я успел увидеть в этом мире — свирепые песчаные бури, орды нежити, гигантские песчаные вурмы, возвращающиеся к жизни мертвые, — это было самым неожиданным и самым странным.

Мой разум и мое сердце разрывали противоречия. Я снова стал маленьким мальчиком на Теросе, слушающим истории о могучих и мстительных божествах. Бунтарем-подростком, который видел, к какому хаосу приводит страшная сила и жестокое тщеславие богов. Юношей, обласканным их милостью и пострадавшим от безжалостного гнева, ставшим свидетелем их беспечного вмешательства в дела смертных и презрения к человеческим жизням. Моя вера, мой страх и надежды переплелись в тугой узел, о котором я уже много лет не думал, старательно избегая ведущих к нему мыслей.

И вот я встретил богов на Амонхете.

Они были здесь — в мире Никола Боласа.

И мои друзья были живы, благодаря им.

И она пылала такой неоспоримой праведностью... Золотой свет, ее разящий посох и стрелы другого невидимого божества, стирающие с лица земли нежить и тьму.

Я не знаю, сколько я простоял так на коленях. Постепенно мысли начали возвращаться ко мне, я вспомнил о израненных друзьях и заставил себя встать. Медленно я привел в чувство и собрал товарищей. Медленно мы зализали свои раны, помогая друг другу, как могли.

Я попытался объяснить, что случилось. Чему я стал свидетелем. Но они не понимали меня. Я видел скептицизм Джейса, презрение Лилианы, смущение Чандры. Одна Нисса сказала, что почувствовала чье-то присутствие, прежде чем потерять сознание, но ее доверие к моим словам проистекало скорее из любопытства, чем из веры.

Мы поспорили о том, что делать дальше, но я знал, что нам нужно двигаться вперед.

У нас — у Стражей — оставался неисполненный долг.

И мне нужно было знать.

Как мир, в котором правит жестокий древний дракон, может быть обиталищем богов?

Отдохнув и восстановив, насколько это было возможно, силы, мы продолжили наш поход к рогам — бдительные и внимательные. Нам еще встречались бродячие мертвецы, но Лилиана без труда прогоняла их с дороги. Гиены и другие дикие звери по большей части сами бросались наутек, а самых упрямых Чандра подгоняла своим пламенем. Вскоре мы дошли до гребня, за которым скрылась Она. И когда мы поднялись на вершину, все пораженно ахнули.

Art by Jonas De Ro
Иллюстрация: Jonas De Ro

Внизу бескрайние пески уступали место сияющей плодородной земле. Пышная зелень украшала берега могучей реки, несущей вдали свои воды. Первое солнце уже поднялось высоко над головой, и его лучи плясали на поверхности воды, а второе ни на волосок не сдвинулось с места, все также пылая жаром близ исполинских рогов на горизонте.

Гораздо ближе, чем рога, возвышались сверкающие монументы и другие массивные постройки. Всюду, покуда хватало взгляда, раскинулся величественный город. Вертикальные линии обелисков и башен взлетали над просторными храмами с резкими, рублеными формами. На реке тут и там виднелись лодки, и до нас доносились крики птиц и шум процветающего мегаполиса.

Там, внизу, жили люди.

Джейс первым показал нам на мерцание магии вокруг города. Приглядевшись, мы увидели, что он укрыт волшебным заслоном, останавливающим пески неукротимой пустыни и не пропускающим даже облака в небе. Птицы, летающие под этим куполом, то ли не могли, то ли не желали пересекать заслон.

Нисса заговорила первой. В ее голосе слышалось изумление.

— Что это за место?

Я откашлялся.

— Лилиана, ты...

Лилиана отрицательно покачала головой.

— Я почти не видела Амонхет. Я понятия не имею, что это место существовало.

Джейс нахмурился.

— Но что это за место? Что здесь происходит?

Никто из нас не мог на это ответить. Наконец, Чандра пожала плечами.

— Есть только один способ это выяснить.

С этими словами она начала спускаться к закрывающему город барьеру.

Мы идем за ней, и в наших головах сменяют друг друга десятки вопросов.


Пятеро путников спускались по песку, и одинокий ветер шептал им вслед. Ветер гонял песок, заметал следы, развеивал барханы и собирал новые дюны. В небе первое солнце клонилось к зениту, а яркий диск второго недвижимо пылал на горизонте, глядя на раскинувшийся внизу мир. Прошли минуты, и пустыня уже забыла обо всем, что случилось. Лишь два солнца освещали с небес вечное безмолвие.

Ветер не умолкал. Ему было все равно.

Art by Min Yum
Иллюстрация: Min Yum

Сюжет выпуска «Амонхет»
Описание planeswalker-а: Чандра Налаар
Описание planeswalker-а: Гидеон Джура
Описание planeswalker-а: Нисса Ревейн
Описание planeswalker-а: Джейс Белерен
Описание planeswalker-а: Лилиана Весс
Описание planeswalker-а: Златогривый Аджани

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

Стойкость by, Michael Yichao

Предыдущая история: Час Вечности «Мир рушился под безжалостной пятой могучего Бога-Фараона, и когда кроваво-алое солнце окрасило багрянцем землю, настал безымянный час. И в этот час разр...

Learn More

MAGIC STORY

Час Вечности by, Ken Troop

Предыдущая история: Милость Бог-Фараон вернулся, и пять Часов сменяют друг друга, как и было предсказано. Час Вечности, Час Славы и Час Завета обрушили бедствия на Нактамун, а теперь нас...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

We use cookies on this site to enhance your user experience. By clicking any link on this page or by clicking Yes, you are giving your consent for us to set cookies. (Learn more about cookies)

No, I want to find out more