Возвращение в Доминарию: эпизод 12

Posted in Magic Story on 30 Май 2018

By Martha Wells

Martha Wells has written fantasy novels, short stories, media tie-ins, and non-fiction. Her most recent works are The Harbors of the Sun, part of her Books of the Raksura series, and a science fiction novella from Tor.com, The Murderbot Diaries: All Systems Red.

Предыдущая история: Эпизод 11


— А все ведь так хорошо шло, — проговорила, скривив лицо, Лилиана. Вдалеке гремел гром. Некромантка бросила в Яргуля очередное заклинание, а потом «Везерлайт» тряхнуло, и она схватилась за перила.

Фиолетовые молнии лизнули слизистую кожу Яргуля, не причинив никакого вреда. Клинки Шанны и Арвада наносили удар за ударом во вцепившиеся в нос корабля пальцы, но тварь не отпускала хватку. Захрипев, чудовищная жаба перевалилась через борт и изрыгнула на палубу облако едких испарений. От кислотной вони Лилиана зашлась в приступе кашля.

«Проклятье, а я думала, хуже не будет».

Рафф, который держался за перила у другого борта корабля, со вспышкой синего света метнул отменяющее заклинание. Едкое облако забурлило и жидкостью пролилось на палубу.

— Это что-то новое, — ахнул Рафф. — Джойра!

Лилиана стиснула зубы от напряжения, пытаясь удержать контроль над армией нежити, которую подняла из болота. Это отнимало у нее все силы, и ей не хватало могущества, чтобы держать армию и атаковать Яргуля одновременно. Большинство восставших мертвецов были воинами-пантерами – они незначительно, но все же отличались от людей, и управлять ими было сложно: они так и норовили выскользнуть из ее хватки. Лилиана поняла, что ей приходится убеждать мертвецов, вместо того, чтобы просто отдавать приказы, и в нынешних обстоятельствах это ужасно раздражало.

Джайя перебежала через палубу и упала на колени, чтобы выпустить поток огня. Он выжег остатки облака кислоты, но Яргуль снова тряхнул корабль, и Шанна с Арвадом чуть не свалились с носа за борт. Лилиана врезалась в бортик и схватилась за него, чтобы удержаться. Джайя выругалась и снова ударила Яргуля огнем.

Джойра выскочила из люка под мостиком корабля. Она выбежала в центр палубы и бросила что-то в воздух. Это была ее механическая сова, и в когтях у нее было что-то вроде металлического апельсина. Яргуль заревел, «Везерлайт» закачался из стороны в сторону и завалился набок, чуть не перевернувшись вверх дном.

Лилиана вскрикнула; от этой тряски ее едва не перебросило за барьер. Шанна и Арвад упали, покатились к краю, но Рафф, крепко вцепившийся в перила, выстрелил из пальцев синей вспышкой, превратившейся в светящийся канат. Арвад схватил его одной рукой, а второй поймал руку Шанны. Та, в попытках найти опору, сумела упереться ногами в перила.

Джойра свалилась с ног и полетела вниз, но Лилиана, сделав немыслимый рывок, успела схватить ее за куртку, не дав улететь за борт. Джойра вцепилась Лилиане в запястье. Долгое мгновение они висели так, прежде чем корабль качнулся в другую сторону. Пока палуба кренилась обратно, Лилиана сумела зафиксироваться между палубой и перилами, и покрепче перехватила руку Джойры, чтобы не дать той упасть.

— Спасибо, — выдохнула Джойра.

— Не за что, — ответила Лилиана. Она чувствовала, как ее воины-пантеры атакуют Яргуля, как рубят и рвут когтями его лапы, но тварь, казалось, не обращала на это никакого внимания. Угол, под которым накренилась палуба «Везерлайта», не позволял Арваду и Шанне подняться на ноги, а Рафф был вынужден поддерживать заклинание магического каната, не дающего им свалиться с корабля. Огненные заряды Джайи успешно расправлялись с кислотой, но не способны были пробить толстую шкуру Яргуля. Лилиана не могла отпустить перила или Джойру, а Джойра не могла отпустить Лилиану. На мостике некромантка видела стоящую у штурвала Тиану, отчаянно пытавшуюся высвободить корабль из хватки Яргуля. Двигатели работали на пределе возможного, и весь корабль дрожал так, будто вот-вот развалится на части.

— Надеюсь, у тебя есть план, — мрачно сказала Лилиана.

— Вообще-то, есть, — ответила Джойра хриплым от напряжения голосом. — Сова несет заряженную маной зажигательную бомбу. Я собрала несколько штук, чтобы сбросить на Твердыню.

— О. Чудно, — смогла выдавить из себя Лилиана. Руки у нее начинали неметь. — А скажи, сколько еще ждать, потому что...

— Держитесь! — закричала Джойра.

Лилиана приказала неживым воинам отбежать — за мгновение до того, как вспыхнул голубой свет, и Яргуль испустил оглушающий рев. «Везерлайт» затрясся, как детская погремушка; Лилиана чуть не прикусила язык. Вспышка ослепила ее, и она моргала, пытаясь хоть что-то разглядеть. Наконец, зрение вернулось.

Яргуль все еще сжимал нос корабля в своей хватке. Его исполинская пасть медленно раскрывалась. Джойра грязно выругалась и добавила:

— Надо было использовать все бомбы.

— Что за идиотский способ смерти, — раздраженно рявкнула Лилиана.


Гидеон упал на землю и покатился, потом поднялся на ноги. В яме шла кровавая драка: сверкали клинки, взлетали палицы и цепи, кричали умирающие. Сверху выкрикнула предупреждение Чандра. Гидеон скакнул в сторону, и тут же на землю свалился гримнант кабалов. Должно быть, это Чандра столкнула его в яму — с такого угла Гидеон не мог этого разглядеть. Он бросился вперед, пнул упавшего в голову и забрал его меч.

Больше ему ни на что не хватило времени: толпа отчаянно сражавшихся бойцов захлестнула его. Кто-то бросился к телу гримнанта, чтобы завладеть его доспехами и оставшимся оружием. Другие накинулись на Гидеона.

Он понимал, что выдаст себя, если призовет магический щит неуязвимости, так что своим мечом отбил несколько неловких выпадов, потом уклонился от удара сломанной палицей.

— Зачем вам умирать ради развлечения Кабала? — закричал он. — Просто перестаньте драться!

Укор Гидеона
Укор Гидеона | Иллюстрация: Izzy

Никто не услышал, и тогда Гидеон понял, что у всех нападавших на него глаза бешеные от магии безумия. Они не понимали, кто они и что делают: они сражались с собственными кошмарами. Один из бойцов бросился на Гидеона в слепой ярости, и тогда воитель пробил ему грудь своим клинком. Вытащив меч, он отступил, а упавшего тут же облепили, чтобы растащить его оружие и доспехи.

Гидеон отошел от стены и направился через яму. С этой стороны ему было не выбраться, а оставаться рядом с Чандрой не имело смысла, если в результате они вдвоем погибли бы. На него снова напали, и ему пришлось прокладывать дорогу мечом. Покончив с атаковавшими, он в отчаянии огляделся, пытаясь высмотреть хоть кого-нибудь, кого не охватило сумасшествие.

Ближе к центру ямы он увидел небольшой отряд, сражавшийся спиной к спине. Действуя слаженно, бойцы защищались от погрузившихся в пучину безумия пленников. Облегченно вздохнув, Гидеон стал пробиваться к ним.

Предводительницей была высокая мускулистая воительница с темными волосами и иссиня-серой кожей, одетая в потрепанный кожаный доспех. Гидеон прорубился через толпу обступивших отряд завывающих культистов и спросил:

— Можно к вам?

— Раз уж ты так вежливо просишь, — воительница мотнула головой, показывая ему встать справа от нее. Когда он занял свое место в круге, она сказала: — Я тебя не узнаю, ты новенький?

— Сегодня привели, — взмахом меча Гидеон отбил копье, летевшее в бойца справа. — А вас поймали вместе?

— Моих товарищей убили, — быстрой серией ударов обратила нападавшего в бегство воительница. — Мы все познакомились в камерах.

Сломя Голову
Сломя Голову | Иллюстрация: Svetlin Velinov

Если в Твердыне оставались другие пленники, не пораженные магией безумия, то они могли бы их спасти. Если «Везерлайт» все-таки явится...

— Я Гидеон.

— Я Радха, — ответила воительница, ударом меча разрубая грудь культисту в черном балахоне.


Слизеног выбрался из люка «Везерлайта». Сейчас, когда палуба наклонилась под таким углом, его обычный метод передвижения был очень кстати. Стояли сумерки: небо затянули темные штормовые облака и дымка пепла из жерла вулкана. Этот мрачный фон служил подходящим задником для открывшейся картины: чудовищной твари, вцепившейся в нос корабля. Слизеног направился к краю палубы. До крон деревьев внизу теперь было меньше полудюжины метров. Вцепившись в перила всеми отростками, он перегнулся через борт.

Среди болотной травы и черных прогалин воды он увидел неживых воинов-пантер, которые неустанно пытались подрубить Яргулю лапы. Но это были не единственные духи в этом месте. Битва привлекла личей и других призраков, собравшихся внизу среди деревьев. Они были такими же, как те, кого уже встречал Слизеног, — самых разных размеров и форм: от небольших округлых комков до высоких, долговязых существ.

«Пожалуйста, помогите нам», — позвал Слизеног.

Существа подняли головы.

«Кто ты такой, чтобы просить помощи?» — сказали они.

«Я Слизеног, друг Иксарита, — он надеялся, что Иксарит не соврал и не подшутил над ним. «Везерлайт» дрожал, и Слизеног понимал, что у них совсем немного времени до того, как взорвутся перегруженные двигатели: — Мы собираемся напасть на Кабал и убить демона».

«Убить демона» — эхом ответили призрачные голоса.

«Мы не можем помочь тебе, — сказал один из духов, и все внутри у Слизенога упало. — Но позовем того, кто может».


Джойра держалась за руку Лилианы и за поручень, а корабль снова менял крен. В ее арсенале были средства, чтобы отбросить Яргуля от «Везерлайта», но они снесли бы весь нос корабля. А это означало верную смерть для Шанны с Арвадом. «Везерлайт» протестующе застонал, и Джойра поняла, что у нее не остается другого выбора. Она набрала в грудь воздуха, чтобы предупредить остальных, крикнуть, что нужно уходить с носа, когда Лилиана вдруг спросила:

— Что это он делает?

— Кто? Тварь, что пытается сожрать корабль? — непонимающе переспросила Джойра.

Лилиана дернула головой:

— Да нет, этот ваш таллид.

— Таллид? — Джойра повернулась посмотреть. Таллид вылез на корму у мостика и выглядывал за борт, перевесившись через бортик.

«Он разговаривает с кем-то... или с чем-то», — пораженно подумала Джойра.

— Что-то еще приближается, — сказала Лилиана. — Не мертвое... но и не живое.

Порыв ветра пронесся над палубой; он развеял зловоние Яргуля и принес аромат зеленых растений, влажной земли и цветов. Джойра сразу узнала его.

— Мултани? Здесь?.. но этого не может быть!

Ветер нес запахи Явимайи... но что-то в них было не так, какая-то нотка гнили, привкус тоски и печали.

— Фрагмент Явимайи, — проговорила Лилиана едва слышно. — Это может быть элементаль, как Мултани, но...

За спиной Яргуля выросла громадная фигура. Существо было больше чудовищной жабы. Его тело, сплетенное из гниющих лиан и дерева, из фрагментов трупов и болотной грязи, мерцало изнутри зеленым светом. Голову венчали исполинские рога, пасть была раскрыта в кошмарной гримасе. Джойра скривилась от отвращения. По сравнению с этим созданием разъяренное бессознательное воплощение Мултани казалось лишь слегка недовольным.

— ...но только куда злее, — закончила Лилиана. Одной рукой держась за поручень, она подняла вторую: — Пока жаба отвлекает его, я могу приказать пантерам атаковать, и...

— Постой! — перебила ее Джойра. Элементаль обхватил Яргуля длинными руками. Тот — очевидно, поняв наконец, что на него кто-то напал, — повернул голову, чтобы перекусить наглеца пополам своими мощными челюстями.

«Везерлайт» в когтях Яргуля повело в сторону, и Джойру вновь отбросило на перила. Джайя, которая на спине скользила по палубе, прокричала:

— Это Мулдрота, проклятый элементаль!

Мулдрота пропихнул руку из гнилого дерева и трупов между сомкнутыми на его торсе челюстями Яргуля и с силой раскрыл их. Яргуль подавился, изрыгнул очередное облако кислоты и отпустил «Везерлайт».

— Прочь отсюда! — закричала Джойра Тиане, как только корабль оказался на свободе. Взревели двигатели, палуба под ногами начала стремительное движение вверх. «Везерлайт» взмыл в небо.

Лилиана сползла по перилам на палубу. Джойра, шатаясь, подошла к борту, чтобы посмотреть на битву. Яргуль старался схватить Мулдроту, но его когти лишь скользили по переплетению ветвей, грязи и гниющей плоти. Разведя челюсти Яргуля руками, Мулдрота всем своим весом вдавливал существо в болотную грязь. Слизеног притопал и встал рядом с Джойрой. Та взглянула на него, удивленно приподняв бровь.

— Что ты такое сделал?

Таллид помахал ей отростком.

Опираясь на поручни, поднялся на ноги Рафф.

— Если бы Яргуль не пытался сожрать наш корабль, мне даже было бы его немного жалко, — проговорил он, пытаясь отдышаться.

— Мне не жалко его ни капли, — сказала Джойра. Она была уверена, что уходящий на ее глазах в землю Яргуль получил по заслугам.

С носа подошли Шанна и Арвад, держась за перила, чтобы не свалиться с ног.

— Вы как, целы? — спросила Джойра.

Кислота расплавила доспех Арвада на правой руке и боку, но покрасневшая обожженная кожа восстанавливалась на глазах. Шанна лишилась щита и части косичек, но ран видно не было. Она бросила взгляд на Арвада и, когда он подтверждающе кивнул, сказала:

— Бывало и получше, но мы справимся.

Джойра повернулась к поднимающимся на ноги Джайе и Лилиане.

— Лилиана, твоя армия еще у тебя?

— Конечно, — Лилиана вскинула голову, зашаталась, но удержалась на ногах. — Ну что, отправляемся убивать демона?

Джойра согласно кивнула. Пора было заканчивать.

— Вперед, к Твердыне.


Чандре удалось спихнуть несколько культистов в яму, чтобы отвлечь нападавших на Гидеона, и в суматохе этого никто не заметил. Впрочем, культисты и сами сталкивали друг друга, завывая от удовольствия во время падения. Все было куда хуже того, что представляла себе Чандра. «Где же «Везерлайт»? Почему они так долго?» — подумала она с отчаянием.

Когда Гидеон прорвался через нападающих и направился к центру ямы, Чандра побежала вдоль края, уворачиваясь от скоплений поющих гримнантов. Она ощущала пугающее присутствие Бельзенлока на дальнем краю арены, словно под его взглядом у нее горела кожа. Если он заметит ее и Гидеона, их разорвут на части. Чандра просто не сможет сжечь всех культистов, прежде чем они толпой свалят ее с ног. Кто-то схватил ее за руку и потащил к краю, но она вывернулась из его хватки и с силой пнула в бедро. Он попятился, размахивая руками, и упал в яму. Культисты вокруг разразились радостными криками. Чандра быстро прошагала мимо них.

Она нашла хорошую наблюдательную точку в почти пустом секторе у лестницы, ведущей на арену. Искривленная, напоминающая ребро колонна укрывала ее от взгляда Бельзенлока. Чандра нашла взглядом Гидеона: он присоединился к отряду в центре ямы — бойцы сражались вместе, защищая друг друга. Она немного расслабилась.

В этот момент раздался низкий звук, похожий на удар колокола. Он был такой громкий, что Чандра согнулась, зажав уши руками. Она была такой не одна. Все замерли, раскрыв глаза, и вдруг наступила мертвая тишина. Единственный шум доносился из ямы, где бойцы, казалось, даже ничего не заметили в исступлении от магии безумия. Бельзенлок встал. Он громогласно проревел: «Защищайте Твердыню!». Повернувшись, он прошел мимо трона и растворился в тенях в глубине арены.

Чандра с облегчением вздохнула. «Наконец-то!» Вокруг нее поющая толпа истончалась: гримнанты и жрецы спешили к дверям. Когда зрители разошлись, Чандра начала думать, как вытащить Гидеона из ямы. Там, где они заходили на арену, она что-то заметила — на самом краю ямы стоял какой-то аппарат с шестеренками, цепями и деревянными ступеньками. Встретившись с Гидеоном взглядом, она жестом указала на него. Гидеон кивнул, понимая, и Чандра побежала назад, вокруг арены.

Добравшись до механизма, она увидела запертый на цепь рычаг, опускающий лестницу. Но культистов вокруг арены было еще слишком много, чтобы просто дернуть его, не опасаясь, что ее заметят. У главных дверей до сих пор стояли вооруженные гримнанты и несколько жрецов в балахонах. Похоже было, что они ждут жрицу по имени Шепот. Та отошла назад и поднялась на один из окружавших яму каменных постаментов.

Чандра нетерпеливо ждала; Шепот же распростерла руки и начала говорить. Перед ней образовалось облако черного тумана, который медленно потек вниз, в яму. Чандра испуганно ахнула: когда туман окутал первых пораженных безумием бойцов. Те с хрипом повалились на землю, хватаясь за горло. Шепот собиралась убить всех пленников в яме.

Первый залп огня Чандра выпустила инстинктивно, но уроки Джайи сделали свое дело: залп был очень точный. Должно быть, Шепот что-то заметила или почувствовала жар: она рванулась в сторону за мгновение до того, как заряд должен был в нее попасть. Вместо нее он поразил гримнанта за ее спиной, и того охватило пламя. Закричав от ярости, Шепот пальцем указала на Чандру. Гримнанты ринулись на нее, выбрасывая черные шары заклинаний смерти.

Чандра не нужно было готовиться, ей не хотелось отдышаться. Она выпустила десяток огненных сфер во всех направлениях, целясь в жрецов и надвигающихся на нее гримнантов. Потом она ловко ушла с траектории шаров смерти, упала на землю, прокатилась, поднялась на колени и новый залп огня направила в Шепот.

Культисты, которых она подожгла, бежали; они сталкивались друг с другом и падали с края ямы. Шепот спрыгнула с постамента и укрылась за гримнантами. Чандра подожгла все их скопление. Большую часть она испепелила на месте, уцелевшие бросились бежать к дверным проходам. Чандра вскочила на ночи и подавила стремление сжечь в огненном смерче всю арену. Она знала, что если они хотят выбраться живыми, то силы ей еще понадобятся. В этом ей очень помогли упражнения по удержанию над головой огненных шаров во время эмоциональных бесед с Джайей.

Чандра вновь подбежала к механизму с лестницей, расплавила цепь с замком и дернула рычаг. С хриплым лязгом ступеньки поехали вниз вдоль стены. Все гримнанты рядом либо превратились в пепел, либо горели прямо сейчас, либо разбежались. На верхних ярусах арены тоже никого не было. Внизу, в яме, в окружении павших тел еще вспыхивали стычки между пленниками. Чандра не увидела Гидеона и других бойцов из его круга и подошла к краю, чтобы посмотреть. Оказалось, они уже лезли по лестнице. Гидеон почти выбрался наверх.

Облегченно вздохнув, Чандра отошла назад и повернулась — и в этот момент Шепот появилась, словно ниоткуда, и выпустила черное облако. Пиромантка поразила его тонким, но направленным и жарким лучом огня: это было единственное, что ей пришло в голову. Вряд ли это сработало бы против заклинания смерти, но Гидеон уже выкарабкался наверх и использовал свой щит. Вспышка золотистого света ослепила Чандру, но заклинание Шепот бессильно развеялось. А потом в правом глазу у Шепот расцвела рукоять клинка. Она сделала неуверенный шаг, потом другой — и обрушилась на землю.

«Хм? — Чандра уставилась на Гидеона и увидела за его спиной женщину с серой кожей. Она схватилась за край ямы одной рукой и повисла, а второй рукой метнула кинжал. — О, спасибо».

Женщина выбралась на край:

— Печально, что понадобилось трое, чтобы сразить одну жрицу.

— Уверен, когда мы наберемся опыта, все пойдет попроще, — сказал Гидеон. — Чандра, это Радха.

— Привет, — сказала Чандра. Потом, повернувшись к Гидеону, она продолжила: — Я не знаю, что задержало «Везерлайт», но сейчас они уже здесь. Нам надо пошевеливаться!

«Везерлайт»? — удивленно повернулась к Чандре Радха. — Его же уничтожили.

— Джойра его восстановила, — ответила Чандра, прежде чем Гидеон успел перевести дыхание. — Тефери и Карн тоже здесь. Ты их знаешь? Ты хочешь нам помочь?

Все новые бойцы выбирались из ямы.

— Радха, ты нас выведешь отсюда? — спросил один из них.

Иллюстрация: Anna Steinbauer

Радха замялась, потом повернулась к Гидеону и Чандре:

— У вас есть план побега?

— Сначала нам надо кое-что забрать, — ответил Гидеон. — Наши друзья атакуют Твердыню: вы можете воспользоваться суматохой и ускользнуть.

— Это кое-что поможет уничтожить Кабал? — приподняла черную бровь Радха.

— Вероятно, — ответила Чандра. Она очень на это надеялась. — Такой план.

— Тогда я пойду с вами, — Радха повернулась к остальным. — Ступайте. Встретимся снаружи.

Бойцы отдали ей честь и зашагали к двери.


— Сейчас? — спросила Лилиана Джойру. «Везерлайт» собирался перевалить через последний холм. Впереди высилась темная башня в кратере, одинокая на фоне заполненного пеплом неба и низко висящих туч.

— Сейчас, — согласилась Джойра, и Лилиана велела своей армии мертвецов: «Уничтожьте Кабал, мои милые. Отомстите».

«Везерлайт» пролетел над холмом, и молния расколола небо, а уши заложило от грома. Лилиана увидела Твердыню — укрытую крепостными стенами и рвами, каждые ворота защищены ловушками и темной магией. От жажды мести сердце заколотилось у нее в груди. «Уже совсем скоро», — сказала она самой себе. Лилиана хотела было подстегнуть свое неживое воинство, но павших вело вперед их собственное стремление поквитаться — оно было таким сильным, что они спешили к первой стене через кусты и деревья на предельной скорости.

— Вон Тефери и Карн! — прокричала Шанна с правого борта.

Арвад подбежал к перилам и сбросил веревочный трап.

— Может, стоит замедлиться? — начал Рафф, но в этот момент на палубе из стремительного размытого пятна появились Тефери и Карн, и он добавил: — Ах да, забыл, ты же маг времени...

Дождь то начинался, то заканчивался, и когда «Везерлайт» достиг внешней стены, палуба была уже совсем мокрой. По корпусу застучали стрелы и арбалетные болты. Темные шары магии смерти перелетали через бортик, но рассыпались золотыми искрами, когда Шанна блокировала их или мечом, или собственным телом. Руки Джойры стремительно задвигались: она творила отменяющие заклинания и отводила стрелы от корабля. Рафф что-то пробормотал, и Лилиана, бросив взгляд назад, заметила над холмами паруса еще двух «Везерлайтов», вызывающих на себя часть огня кабалов. «Неплохо», — прокомментировала некромантка, но ее вниманием сейчас безраздельно владела армия нежити.

Тефери встал рядом с Лиланой и заглянул за борт. Его одеяния развевались на ветру.

— Я займусь первыми воротами? — спросил он.

— Приступай, — сказала, ухмыляясь, Джойра. Ее сова пролетела над головой, сжимая в когтях очередную мановую бомбу.

Тефери протянул руку, и ворота, преграждающие путь через мост, покраснели от ржавчины, а потом рассыпались в порошок. Неживые воины-пантеры Лилианы потекли в проход, словно река, и набросились на бронированных гримнантов.

У следующей стены сова Джойры бросила бомбу, и ворота взорвались. Осколки камня и металла замерли в воздухе, а потом их закружил смерч, обрушившийся на гримнантов и культистов поблизости. Джойра подняла над головой еще одну бомбу, и сова спикировала с небес, чтобы ее подхватить.

— Хорошо идет, — сказала Лилиана, чрезвычайно довольная тем, сколько разрушений уже удалось причинить. Вскоре Бельзенлок будет корчиться в мучительной агонии, и ей не терпелось на это взглянуть.

— Кто-то приближается! — прокричала Шанна с носа корабля. — Из вулкана, вон там!

Лилиана сердито выругалась:

— Зря я это сказала.

Она повернулась, чтобы посмотреть. Из светлого дыма, поднимающегося из кратера, появилась темная тень. Сперва некромантка могла разглядеть только крылья летящего существа — издалека пугающе похожего на дракона. Голова твари напоминала лезвие обоюдоострой секиры, а поворачиваясь, она демонстрировала когтистые лапы и длинный хвост. Потом Лилиана заметила всадника в доспехах на ее спине. Поймав восходящий поток горячего воздуха из вулкана, наездник направил своего чудовищного скакуна вверх, к грозовым облакам.

— Да, зря ты это сказала, — согласился Рафф. — У меня очень плохое предчувствие.

Он повысил голос:

— Думаю, это Ургорос.


Гидеон пошел вперед, выводя товарищей с арены через ближайший проход. Темный коридор был пуст, и он побежал; Чандра и Радха поспешили за ним. Вдали слышался рев и раздавались взрывы: битва была в самом разгаре.

— Ты знаешь, где находится сокровищница? — спросила Радха, оглядываясь и всматриваясь в коридор. В пляшущем огне факелов тени на стенах двигались, словно живые. — Кабалы постоянно перестраивают свои защитные системы.

— Должна быть где-то здесь, внизу, — Гидеон заметил проход за следующей аркой. Судя по тому, что можно было рассмотреть в неровном свете ближайшего факела, это был тоннель работы фирексийцев — изгибающаяся глотка, ведущая вниз, во тьму. — Наверное.

Сведения о Твердыне Рафф получил, собирая по кусочкам мысли агента Кабала в Западной Толарии, и оставалось только надеяться, что они сумели правильно их расшифровать.

Коридор все заворачивался и, наконец, привел их в просторное темное помещение все с теми же колоннами-ребрами. Здесь в стенах было с полдюжины дверей, и каждая была заперта на прочные цепи. Перед дверьми темные, смертоносные заклинания переплетались в сероватую завесу. Гидеон остановился, и его охватило то неприятное чувство, что возникало всегда, когда он понимал: его план наткнулся на возможно непреодолимое препятствие.

— Которая из дверей: — спросила Радха, осматриваясь и хмуря брови.

— Хороший вопрос, — ответил Гидеон. — Наш осведомитель знал, что нужное оружие в этой сокровищнице, в этой части Твердыни, — но это все.

Радха взглянула на него с сомнением:

— Чтобы открыть эти двери, понадобится много времени. Если атака снаружи захлебнется, и нас застанут за поисками...

Заревело пламя, и Гидеон невольно дернулся в сторону. Резко обернувшись, они с Радхой увидели, как Чандра разделывается с первой дверью. Раскаленное добела пламя охватило дверной проем и сожгло и цепи, и талисманы защитных заклинаний, и саму тяжелую дверь.

Закончив, Чандра размяла свои руки в перчатках. Огонь потух, и там, где была запертая дверь, оставалась лишь дыра в стене. Чандра повернулась к следующей двери.

— Ну или так, — сказал с облегчением Гидеон.


Лилиана, скривившись, смотрела, как Ургорос на своем летучем звере снижается к «Везерлайту», описывая в небе круги. Темные крылья твари блестели, мокрые от дождя.

— И кто такой этот Ургорос, Рафф? — спросил спокойным голосом Тефери. С привратной башни по ним выпустили залп стрел, и маг времени сделал рассеянный жест, чтобы остановить их в воздухе.

— Я не знаю. Но агент кабалов, которого мы допрашивали, здорово его боялся! — ответил Рафф. Он достал свою книгу и начал спешно перелистывать страницы.

Карн шагнул вперед. Он пристально следил за полетом Ургороса через дождь и пепельные облака, поворачивая металлическую голову.

— Это могущественный лич, — сказал он. — Но он никогда не был человеком: он, как и духи, порождение чистейшей черной магии.

Ургорос развернулся, чтобы спикировать на них, и Лилиана разглядела его голову: это была такая же секира, как у его летучего зверя, и в ней действительно не было ничего человеческого. Теперь и у нее было плохое предчувствие.

— Лилиана, ты сможешь остановить его? — прокричала Джойра. Ее сова только что отправилась в путь с очередной бомбой. Путь к вратам Твердыни был почти расчищен. Через разрушенные укрепления рекой текли мертвые воины-пантеры.

«Никто не любит некромантов — пока приходится отбиваться от какой-нибудь громадной нежити», — злорадно подумала Лилиана.

— Попробую, но вы пока подумайте, что еще можно сделать. Бельзенлок знает, что я здесь. Он бы не стал посылать против нас эту тварь, если бы я могла просто взять ее под контроль, — она схватилась за перила, чтобы не упасть, потянулась разумом к темной фигуре...

...И ничего не почувствовала. Ургорос был прожорливой пустотой; он приближался, становился больше, и в нем не было ничего, за что можно было бы ухватиться или хотя бы с чем поговорить. Но она должна была что-то сделать! Лилиана потянулась к Кольчужной Завесе, зашептались духи Онакке, но она знала, что сейчас ей не хватит сил использовать ее вновь. Использовать, не поставив под угрозу и себя, и «Везерлайт», и всех, кто на нем был. Лилиана выругалась. Она терпеть не могла чувствовать себя беспомощной.

— Джойра, мне не справиться с ним!

Джойра шагнула вперед, и в ее сложенных лодочкой руках закружился вихрь синего света. Тефери встал рядом, поднял посох и замер. Шанна и Карн подошли к Раффу и Джайе.

Ургорос на своем звере врезался в палубу, и тут же его окутала волшебная синяя дымка: Джойра, Тефери и Рафф обрушили на него весь свой арсенал атакующих и защитных заклинаний. Лилиана отскочила в сторону, но Ургорос отразил все направленные на него атаки магией столь черной, словно ее породило сердце умирающей звезды.

Шанна шла вперед. Заклинания Ургороса врезались в неуязвимую воительницу и рассыпались золотыми искрами. Пригнувшись, за ней шел Карн. Он прикрывался Шанной, чтобы подобраться на расстояние атаки. Лилиана бросила собственное заклинание смерти в надежде на то, что лич не успеет среагировать и защититься.

Фиолетовый луч ударил в Ургороса, но растекся по латным доспехам, подсветив их сочленения и не причинив никакого вреда. «Не вышло», — успела подумать Лилиана, прежде чем ударом хвоста зверь сбил ее с ног.

Она отлетела к противоположному борту, ударилась о перила и растянулась на палубе, не в силах подняться. Некромантка повернула голову и увидела, что другие далеко, а Ургорос уже поднимает копье, чтобы пригвоздить ее к дереву палубы, словно жука.

Вдруг прямо перед ней опустилась на палубу Тиана. Блеснул ее клинок, и она выбила копье из рук лича. Темное оружие полетело за борт. Сбоку в Ургороса врезался огненный шар Джайи. Пламя охватило его и заставило попятиться назад. Со спины на него напрыгнул Карн и схватил за голову. Тиана подскочила к шипящему и щелкающему зубами зверю, Арвад последовал за ней.

Все еще отчасти оглушенная ударом, Лилиана поднялась на ноги. Но кто ведет корабль? Некромантка обернулась на мостик и увидела за штурвалом зеленую фигуру таллида. «Просто замечательно», — подумала она.

Джойра повернулась к ней с обеспокоенным выражением на лице.

— Это отвлекающий маневр. Бельзенлок не хочет, чтобы мы попали в Твердыню.

— Ты права, — согласилась Лилиана и выругалась. И как она сама об этом не подумала? — Мои воины-пантеры продолжат натиск. И мне самой нужно спуститься туда!

Быть может, Гидеон и Чандра уже сейчас сражаются с Бельзенлоком, и Лилиане нужно было быть рядом. Нужно было увидеть, как Черный Меч вытягивает жизнь из его тела.

Джойра просто указала головой на трап:

— Ступай. С Ургоросом мы справимся.

Лилиана направилась к борту, но оказалось, что механизм, спускавший лестницы, смело с палубы в ходе битвы с Ургоросом. Она раздраженно скривилась, но это не могло ее остановить. Некромантка перегнулась через перила и потянулась мыслями к неживым воинам.

Многие все еще сражались с гримнантами Кабала на мосту, в воде и на сторожевых башнях. Лилиана сосредоточилась на небольшой группке прямо под «Везерлайтом», собравшейся, чтобы посмотреть на проходящую через сломанные ворота процессию духов. Духи были самых разных размеров и форм: от круглых и толстых до тоненьких и гибких, словно ветви ивы.

«Мне нужно спуститься на землю, — мысленно сообщила Лилиана своим мертвым воинам-пантерам. — Что скажете, мои милые?»

«У нас есть союзники», — ответили они.

Духи развернулись. Они поползли, побежали, поскакали и поплыли по воздуху к «Везерлайту», а под ним стали собираться в высокую кучу, цепляясь друг за друга. Они прибывали и прибывали, и куча становилась все выше.

Когда она достигла корпуса «Везерлайта», Лилиана перескочила через бортик и приземлилась на ее вершину. Тут же ее руку поддержала чья-то трехпалая конечность, и на нее уставилась странная мешанина из лиц с неописуемыми чертами и самым разным количеством глаз. «Любопытно. Очень любопытно», — проговорила Лилиана, пока духи спускали ее на землю.


Гидеон бежал по темному залу Твердыни вместе с Чандрой и Радхой, а вокруг творился хаос. Неживые воины-пантеры и духи гротескных форм ломились в цитадель через главный вход. Группки культистов и жрецов еще пытались драться, но их магия безумия никак не действовала на мертвецов. Воины-пантеры окружили и теснили культистов, защищая более уязвимых духов — те занимались тем, что старательно разносили зал по кусочкам.

— Мы побеждаем! — воскликнула Чандра.

— Не отвлекайся, — сказал ей Гидеон. Он нес вдетый в ножны Черный Меч. Оружие они нашли в четвертом хранилище: клинок был водружен на пьедестал, словно трофей. Гидеон чувствовал, как темная сила меча даже через кожу ножен жжет ему руку, и не хотел применять это оружие против кого-то, кроме Бельзенлока.

Они вышли во внешний вестибюль главного зала. В раскрытых дверях стояла жрица, которая темной пеленой заклинаний сдерживала окруживших ее воинов-пантер. Заметив новоприбывших, она бросила в них что-то, в воздухе превратившееся в расширяющуюся сеть. Гидеон инстинктивно поднял заклинание щита, но Чандра выпустила заряд огня, пролетевший совсем рядом с неживым воином и поразивший жрицу прямо в грудь. Жрица попятилась назад, споткнулась, и пантеры повалили ее на пол. Она скрылась под грудой оживших мертвецов, а ее заклинание растворилось в воздухе.

Прежде чем Гидеон успел обойти неживых союзников, в дверь ввалилась толпа духов, распихивая в стороны и воинов-пантер, и немногих еще сопротивлявшихся культистов. Гидеон приготовился встретить их, а Радха уперла в пол свой щит и притянула Чандру себе за спину.

Однако поток духов разделился, обтекая их, и вдруг перед Гидеоном остановилось знакомое низенькое и круглое существо из леса, которое взволнованно показывало наружу.

— Бельзенлок! — сказало оно.

«Прекрасно», — подумал Гидеон.

— Нам нужно выйти, — сказал он существу.

Дух развернулся и замахал руками, жестами показывая что-то своим собратьям. Другие духи расступились, освобождая путь. Гидеон, протискиваясь через них, выбежал на открытую местность перед Твердыней.

Снаружи его встретил полный бедлам. В небе клубились темно-серые облака, брусчатка перед цитаделью была мокрой от дождя. «Везерлайт» парил в небе над ближайшей стеной, и на его палубе был виден колдовской свет и вспышки огня, но Гидеон не мог разглядеть, с кем или с чем сражается команда. Врата в стене были сорваны с петель, строения кабалов горели, и всюду на земле валялись мертвые культисты, трупы воинов-пантер и тела духов. А потом он увидел Бельзенлока.

На дальней стороне двора Твердыни демон с мечом в руке шагал через толпу духов и нежити, расправив кожистые крылья. Он размахивал мечом, и каждый широкий удар разбрасывал тела тех, кто оказался у него на пути.

Сделав глубокий вдох. Гидеон вынул Черный Меч из ножен. Разум его все еще противился использованию этого темного оружия, но у него не было выбора. Вопли и воинственные крики за спиной заставили его обернуться. Из цитадели выбегала очередная группа гримнантов. Чандра запустила в них огненные шары, чтобы сдержать, а Радха, выкрикивая приказы, построила духов в защитный строй. Чандра бросила взгляд на Гидеона и сказала: «Иди! Мы прикроем тебе тыл!»

Гидеон замялся, но он знал, что как только убьет Бельзенлока, гримнанты обратятся в бегство. Воитель повернулся и направился к демону.

Почувствовав его приближение, Бельзенлок развернулся — и наклонил вбок рогатую голову, узнав Черный Меч в его руке.

— Это мой меч! Я выковал его, чтобы убить дракона-старейшину, — ухмыльнулся Бельзенлок, демонстрируя острые зубы меж бледных губ. — Думаешь, что сможешь убить меня моим собственным мечом? Твоя смерть будет мучительной.

— Мне любопытно, неужели ты сам веришь в ту ложь, что рассказываешь обманутым культистам? — сказал Гидеон, обходя демона по широкому кругу. Бельзенлок поворачивался, не выпуская его из вида. От Черного Меча у воителя болели руки, словно его темная сила делала слабее кости. Он знал, что нужно лишь подойти ближе, чтобы нанести всего один точный удар. Но демон был выше и крупнее, и своим клинком мог достать куда дальше, чем Гидеон.

Бельзенлок был в ярости.

— Ложь? Я выпотрошу тебя, и пока ты будешь кричать...

Гидеон услышал, как взревел огонь Чандры, сдерживавшей гримнантов в дверях Твердыни, и понял, что больше ждать удачного момента нельзя. Он рванулся вперед, пригнулся и сделал выпад. Черный Меч был на волоске от шкуры демона, но Бельзенлок успел отбить его в сторону, а потом ударил сам. Его клинок вспыхнул черной магией — но щит Гидеона засветился золотом, отражая заклинания.

Воитель и демон закружились, присматриваясь друг к другу. Вдруг голосом коварного демона, а не безумца с манией величия, Бельзенлок сказал:

— От тебя несет мироходцем. Кто ты такой?

Гидеон не видел смысла скрываться:

— Я Гидеон Джура. Я вместе с Лилианой Весс прибыл сюда, чтобы убить тебя.

Бельзенлок вновь ухмыльнулся, обнажив клыки.

— Ты. Ты из Стражей. Я знаю, что задумано для вас. Теперь мне почти жалко убивать тебя прямо сейчас. Почти, — Бельзенлок бросился вперед.


Лилиана пробежала по мосту и через сломанные ворота вбежала на двор Твердыни. Гримнант с мечом наперевес побежал на нее, но она одним жестом бросила впечатавшее его в мокрую брусчатку заклинание.

Первой она заметила Чандру — по вспышкам огня и обугленным телам. Пиромантка вместе с другой воительницей перекрыли вход в Твердыню, бок о бок с разношерстной компанией духов сражаясь с гримнантами.

В дальнем конце двора, среди обломков дерева и каменной крошки, среди изорванных алых знамен Кабала, Гидеон дрался с Бельзенлоком. Он держал в руках Черный Меч, и на границе восприятия Лилиана чувствовала тьму, что скрывалась в этом оружии.

Она направилась вперед. Ей всего лишь нужно было отвлечь демона, чтобы Гидеон смог нанести удар. Все остальное сделает Черный Меч. Она улыбнулась и прошептала:

— Бельзенлок.

Рогатая голова демона дернулась и повернулась к ней. Лилиана зачерпнула могущество из раскиданных по двору мертвецов и, сжав его в стрелу, направила в Бельзенлока.

Фиолетовый разряд попал демону в грудь и голову, но рассыпался безвредными искрами по его бледной коже. Демон засмеялся и отразил новый удар Гидеона.

— Ты слаба, Лилиана, и всегда была слаба. Лишь слабая и волей, и разумом могла подписать со мной контракт.

Лилиана сжала зубы. Большую часть своей силы она тратила на то, чтобы не дать воинам-пантерам свалиться бездыханными трупами. Если она отпустит их... нет, это было бы слишком опасно. Слишком много в Твердыне оставалось гримнантов, слишком много подобных Ургоросу чудовищ. Но даже если она отпустит своих пантер в небытие, ей не хватит сил, чтобы в одиночку убить Бельзенлока. Ей понадобится Кольчужная Завеса. Придется следовать изначальному замыслу: отвлечь его.

Она подошла ближе, надеясь, что демон оставит Гидеона, не устояв перед искушением напасть на нее.

— Остальных, подписавших этот контракт, я уже убила. И скоро эта участь ждет и тебя, — она знала, что нельзя выдавать свои истинные чувства, но не могла не добавить: — Не надо было трогать моего брата.

Бельзенлок расхохотался, отбивая удары меча:

— Все в Доминарии принадлежит мне: труп твоего брата, твой дом, ты сама. И я буду пользоваться этим, как пожелаю.

«У него такое самомнение, что он, пожалуй, и правда в это верит», — подумала Лилиана.

— Ты просто паяц и лжец, и вся Доминария об этом знает, — ехидно сказала она вслух.

Бельзенлок попытался ударить Гидеона, но промахнулся — совсем немного.

— Когда я тобой займусь, ты будешь умолять о дозволении служить мне, и тогда, быть может, я сохраню тебе жизнь, — прорычал он.

Лилиана ясно слышала настоящую злость за хвастовством Бельзенлока. Кажется, она нашла его слабое место.

— Ты бы слышал, как потешались над тобой в Западной Толарии! «Жирный рогатый кретин думает, что мы такие же дурни, как он сам, — говорили они. — Это просто смешно».

Вложив в свой тон все до последней крупицы презрение, что было в ее душе, Лилиана затянула скабрезную версию обряда Бельзенлока, которую придумал Рафф.

Бельзенлок взревел от ярости — и тогда Гидеон бросился вперед. Но демон был слишком быстрым. В последнее мгновение он успел развернуться и мощным ударом свалить Гидеона на камни брусчатки. Воитель выпустил Черный Меч. Лилиана зашипела от досады. Но клинок не упал на землю. Он пробил шкуру Бельзенлока на бедре и повис, мерцая темной энергией.

Не замечая этого в победном экстазе, Бельзенлок с торжествующей ухмылкой на лице занес меч, чтобы зарубить распростертого на камнях Гидеона. Лилиана прыгнула вперед, нырнула под руку Бельзенлоку и схватилась за эфес Черного Меча.

Она вскрикнула, когда заряд темной энергии тряхнул ее: меч использовал ее тело, чтобы вытянуть и забрать себе жизненные силы демона. Бельзенлок замер на месте — могущество клинка сковало его, приоткрытая зубастая пасть застыла в гримасе.

Сведение Счетов
Сведение Счетов | Иллюстрация: Yongjae Choi

Лилиана победно глядела на него, и по ее коже бежали фиолетовые искры, пока клинок вытягивал жизнь врага. Могущества было почти что слишком много; сила, хранившаяся в Черном Мече, переполняла ее тело и разум. Она стиснула зубы, напряглась и подчинила поток темной энергии себе. Меч пил сущность Бельзенлока, и тело демона увядало и истончалось. Убивать каждого из демонов было приятно, но эта смерть доставляла Лилиане особенное наслаждение. «Не надо было трогать Джозу», — смогла проговорить она.

Бельзенлок извивался, бился в конвульсиях, но меч не отпускал его. Наконец все резко оборвалось, и Лилиана, шатаясь, попятилась назад. То, что осталось от Бельзенлока, обвалилось комками белой пересохшей плоти. Рога остались целыми: загремев, они покатились по брусчатке.

У Лилианы подогнулись колени. Она тяжело осела на мокрые от дождя камни. Некромантка чувствовала себя немногим лучше Бельзенлока — разбитая, обессиленная, она оттолкнула Черный Меч прочь. Тот лежал на камнях, мерцая темным удовлетворением, лелея в себе новую силу. Лилиана опустила глаза, взглянула на кожу, на которой до сих пор остались строки договора. «Я думала, он исчезнет», — подумала она, непонимающе нахмурившись. Но, может быть, это была напрасная надежда: одно лишь то, что подписавшие контракт мертвы, не означало, что договора не существовало вовсе.

Рядом с ней ошеломленный Гидеон, сделав усилие, сел.

— Ты как? — спросил он слабым голосом.

Лилиана улыбнулась.

— Я? Я великолепно.


Джойра стояла на мостике «Везерлайта» вместе с Тианой. Через окно им было хорошо видно Твердыню под затянутым тучами небом и развалины укреплений Кабала.

Ургорос исчез, когда умер Бельзенлок, и Джойра понятия не имела, уничтожили они его, или он просто сбежал. Она твердо решила, что об этом подумает когда-нибудь потом.

Новости о падении Твердыни быстро разносились, и весь день посмотреть приходили все новые духи и бойцы сопротивления из окрестностей. Гидеон, Шанна и Радха собрали отряд, чтобы обыскать тюрьму, освободить тех, кто до сих пор томился в клетках, и помочь раненым. Те гримнанты, культисты и жрецы, что не были убиты в сражении, сбежали на болота.

Тефери был поражен, узнав, что Радха побывала в плену у кабалов. Впрочем, об этом не было смысла говорить теперь, когда она оказалась на свободе. «Везерлайт» должен был доставить ее назад в Келд, вывезти с Урборга тех пленников, кто не собирался здесь оставаться, а потом отвезти Слизенога и его потомство в Явимайю. Тефери, Карн и Джайя покидали корабль — они решили присоединиться к остальным мироходцам и претворить в жизнь план победы над Николом Боласом.

Джойра подумала, что будь она мироходцем, у нее был бы большой соблазн отправиться с ними. Но ее жизнь и деяния неразрывно были связаны с Доминарией — и ей предстояло закончить работу. Встретившись взглядом с Тианой, наблюдавшей за происходящим на палубе, Джойра сказала:

— Когда мы доставим Радху и остальных домой, наш договор с Церковью Серры будет исполнен, — она собралась с духом и продолжила: — И тогда, наверное, мы должны будем отдать Царство Серры тебе, чтобы ты вернула его Церкви?

Если Тиана заберет камень силы, Джойра сможет придумать другой способ снабжать энергией «Везерлайт». Но ей не хотелось разделять команду. Каждый в ней был на своем месте, словно это было предназначено для них самой судьбой.

Тиана смотрела на палубу, где Рафф и Шанна беседовали о чем-то с Арвадом. Рафф сказал что-то такое, от чего Шанна рассмеялась и стукнула его по плечу; на лице глядящего на это Арвада играла легкая улыбка. Поодаль топал выведший свое потомство на прогулку Слизеног. Тиана приподняла брови:

— Разве таким был договор?

Джойра сжала губы, чтобы ничем не выдать охватившего ее чувства облегчения, и изобразила удивление.

— А разве нет?

Тиана пожала плечами.

— Мне казалось, мы говорили об истреблении кабалов во всей Доминарии. То есть, конечно, смерть Бельзенлока нам поможет, но по всему миру остались его жрецы, которые будут цепляться за свою власть.

Джойра наклонила голову:

— Ты, без сомнения, права. Но это может занять годы.

Тиана заглянула ей в глаза, они обе улыбнулись, и ангел ответила:

— Да, пожалуй, что может.


Вечером того же дня Джойра стояла на дворе вместе с Лилианой. Духи утащили большую часть мертвецов, а Джайя сплавила двери Твердыни, прочно запечатав их. Впрочем, Джойра подозревала, что если кто-то вознамерится здесь поселится, то такая мелочь его не остановит. Небо все еще было пасмурным, зато дождь дочиста отмыл брусчатку двора.

Перед входом в Твердыню Гидеон рассказывал Тефери про клятву Стражей, а Чандра стояла рядом. Карн и Джайя согласились помочь в битве с Боласом, но клятву давать не стали. Карн — потому что собирался сразу после Боласа отправиться в Новую Фирексию, а Джайя — потому что, как сама сказала, была «не из тех, кто вступает во все подряд».

Клятва Тефери
Клятва Тефери | Иллюстрация: Wesley Burt

Лилиана покачала головой и сказала:

— Этот Гидеон и его клятва... Не знаю, как Тефери удается не рассмеяться.

— А ты смеялась, когда давала свою клятву? — улыбнулась Джойра. — Почему-то мне сложно это себе представить.

— Я смеялась про себя! — взглянула на нее Лилиана. — Знаешь, без тебя мы бы не справились.

— И без тебя тоже, — кивнула Джойра. — Теперь ты отправишься с ними сражаться с Николом Боласом?

— Да. Так мы договорились с Гидеоном, — Лилиана потерла ладони в радостном предвкушении. — Впрочем, теперь мне и самой не терпится начать. От расправы над Бельзенлоком у меня аппетит разыгрался.

Наконец все были готовы отправляться, и Джойра прощалась с Тефери и Карном. Она обняла Тефери и сказала:

— Я бы попросила тебя быть осторожнее, но слишком хорошо тебя знаю.

— То же самое мог бы сказать и я, — ответил он с улыбкой. — Я вернусь проведать вас, как только смогу. Доброй вам охоты на кабалов.

Джойра повернулась к Карну и обняла и его, не обращая внимания на острые грани металлического тела голема.

— Береги себя. И помни: фирексийцы остались в прошлом. А впереди тебя ждет удивительное будущее.

Карн ничего на это не ответил, но сказал:

— Я тоже вернусь вас проведать, как только мы покончим с Боласом.

С остальными мироходцами Джойра уже попрощалась. Махнув всем рукой, она забралась по веревочной лестнице на палубу «Везерлайта».

Перемахнув через бортик, она сделала знак Тиане у штурвала, и корабль отправился в путь, по дуге огибая Твердыню и дымящийся вулкан. Шанна и Рафф стояли на носу и глядели вдаль, с ними была Радха и другие воины, возвращавшиеся домой. Когда Арвад свернул трап, Джойра хлопнула его по плесу и отправилась к остальным.


«Везерлайт» скрылся в облаках, и Лилиана поняла, что готова покончить с Доминарией. Она стояла рядом с Гидеоном, Чандрой, Джайей, Тефери и Карном. Теперь у них было подкрепление, о котором говорили Джейс и Аджани, но она не ожидала, что кто-то из них будет рад ее видеть.

Что ж, придется им будет смириться. Лилиана собиралась лично пнуть ногой труп Боласа. А если после того, как они с ним покончат, труп останется целым, то она еще и заставит его сплясать, чтобы повеселить ее.

На плече у Гидеона лежал Черный Меч, убранный в ножны и завернутый в холстину. От него все еще исходила темная энергия, которую Лилиана ощущала всеми своими костями. Гидеон оглянулся вокруг и спросил:

— Мы готовы?

— Мы родились готовыми, — ответил Тефери с ироничной улыбкой. Чандра ухмыльнулась, а Джайя закатила глаза. Карн просто кивнул.

Гидеон ушел первым — исчез в буре золотого света. За ним ушли Чандра и Джайя — во вспышке красного пламени, и Тефери — в синей воронке смерча. Карн просто исчез с резким металлическим звуком.

Лилиана осталась стоять на камнях опустевшего двора. Ветер, слегка пахнущий дымом, трепал ее волосы. Она пораженно глядела на свое тело. Она собиралась уйти вслед за Гидеоном.

Болото
Болото | Иллюстрация: Titus Lunter

Лилиана вновь попыталась покинуть мир, и вновь ничего не вышло.

— Что за?.. Как?.. — проговорила она с зарождающимся ужасом. Неужели она потеряла искру, сама не осознав этого? Может быть, ее забрал Черный Меч? Или она слишком часто использовала Завесу?

А потом она увидела, как пыль на брусчатке поднялась в воздух и закружилась в вихре. В центре смерча появилась темная фигура.

— Нет! — прошептала она, когда понимание обрушилось на нее тяжелым грузом. — Нет, нет...

Из темноты шагнул Никол Болас. Огромный чешуйчатый дракон нависал над ней, и одно только его присутствие вытянуло весь свет и воздух из ее вселенной.

— Надо было внимательнее читать условия договора, Лилиана. Похоже, ты не знала, что в случае смерти демонов права на долг по твоему контракту переходят к посреднику. Ко мне.

Лилиана стояла, оцепенев. Ярость и ужас встали у нее комком в горле, а по лицу Боласа пробежала довольная улыбка. Вот почему слова договора не исчезли с ее кожи со смертью Бельзенлока. Контракт все еще сохранял над ней власть, но теперь она принадлежала существу, с жестокостью которого не сравнился бы ни один демон Мультивселенной.

Лилиана почувствовала, что паника берет над нею верх. В ее голове билась мысль: «Я думала, что стану свободной. Но на самом деле я сама отдала себя ему в лапы. Все, что она сумела совершить, каждая схватка с демоном, каждое сражение, каждое предательство, каждый обман. Все это вело ее сюда: в рабство к Николу Боласу. Как же слепа она была, если не смогла этого заметить!

Она стиснула зубы. «А если я откажусь?»

Словно подцепив эту мысль из ее головы, Болас сказал:

— Нет. Если ты откажешься подчиняться моим приказам, договор убьет тебя. За одно мгновение ты постареешь на сотни лет, и твою иссохшую оболочку развеет ветер.

Несколько секунд Лилиана обдумывала эту перспективу. В глубине души она знала, что лучше умереть, чем служить Боласу. Но какая-то ее часть отказывалась сдаваться. Должен был быть какой-то способ выбраться, как-то избежать этой участи. «Ты не сможешь освободиться, если будешь мертва», — подумала она, и холодная решимость укрепилась в ее душе.

Болас глядел на нее с самодовольным удовлетворением, уверенный в том, что его ловушка подавила волю Лилианы.

— А теперь пойдем. У нас много работы.

Небо расколола молния, и реальность закружилась вокруг покидающего мир дракона.

Положив столько сил на то, чтобы избежать своей участи, Лилиана все же стала ее пленницей. С тяжелым сердцем она последовала за Боласом.

В Когтях Боласа
В Когтях Боласа | Иллюстрация: Zack Stella

Мироходцы появлялись в новом мире, расцвечивая темноту вокруг вспышками яркого света. Гидеон ждал — и с каждым мгновением его волнение становилось все сильнеее.

— Где Лилиана? — сказал он наконец.

Чандра запустила вверх небольшой огненный шарик, разгоняя тени и освещая переулок, на котором они стояли.

— Может быть, она появилась в неправильном месте?

— Я не чувствую ее следа мироходца, — сказала Джайя, вглядываясь в небо прищуренными глазами. Кажется, она сюда вовсе не попала.

— Тефери нахмурился и обменялся обеспокоенными взглядами с Карном.

— Может быть, мы пропустили какую-то ловушку? Или в Твердыне кто-то прятался и напал на нее, когда мы ушли?

— Мы не знаем, что с Ургоросом, — кивнул Карн. — Мы решили, что он пропал, когда умер Бельзенлок, а что, если нет?

Гидеон боялся, что они могут оказаться правы.

— Я вернусь... — начал он.

— Не трудись, — открылась дверь, и из темного прохода вышел Джейс Белерен. — Я тебе говорил, что ей нельзя доверять. Она и не собиралась идти с тобой.

— Нет, Джейс, — ошарашенно мотнул головой Гидеон. — Она бы так не поступила. Она изменилась!

— Да, Джейс, — добавила Чандра, обеспокоенно наморщив лоб. — Она хотела избавиться от Боласа и готова была помочь его убить. Она сказала, что спляшет на его трупе, или что-то в этом роде.

— Нельзя быть столь наивными, — Джейс взглянул на них своим тяжелым взглядом. — Она вас использовала, как использует всех. Что бы она вам ни говорила, это была ложь.

— У нее было множество возможностей предать нас, — скептически взглянул на мага Тефери, — но вместо этого она снова и снова рисковала ради нас жизнью.

— Она спасла Джойру. когда на «Везерлайт» напал Яргуль, — сказала, сложив руки на груди, Джайя. — Я сама это видела. Да, и кстати, не называй меня наивной, мальчик.

— Просто ей нужно было, чтобы вы убили ее демона, — покачал головой Джейс, все еще уверенный в своих словах. — Вы исполнили свое предназначение и больше ей не нужны. Слушайте, мне жаль, что вам пришлось с этим столкнуться, но это правда. А теперь нам пора идти. Здесь уже многое успело случиться. Если мы хотим, чтобы у нас был шанс справиться с Боласом, то придется много работать.

Джейс повернулся и скрылся в тенях. Остальные поглядели на Гидеона.

— Одному из нас нужно вернуться, — сказал Тефери. — Если она попала в ловушку...

— Я пойду, — кивнул Гидеон. — Ждите меня здесь.


Вновь выходя на камни перед сломанными воротами Твердыни, Гидеон не знал, чего ему ожидать.

Увидел он пустой двор под пасмурным серым небом и осколки камня и металла от разбитых ворот, раскиданные по земле, как несколько минут назад, когда они уходили. В воздухе вился дымок, и Гидеон не замечал никаких признаков движения — даже духи куда-то подевались. Лилианы не было.

Гидеон прищурил глаза и закрутился, выискивая эфирные следы. Через мгновение он увидел след Лилианы — уходящий прочь. Она покинула Доминарию, но не пошла за ним и остальными.

Такого удара Гидеон не ждал. Он думал, что Лилиана изменилась, был в этом уверен. Даже теперь, когда все доказательства были у него перед глазами, в это было сложно поверить. Она сказала, что пойдет с нами. Зачем было лгать? Она могла уйти сразу же после смерти Бельзенлока. Для чего ждать, пока мы освободим пленников Твердыни? Все это не складывалось.

Но это была Лилиана. Может быть, она передумала в последнее мгновение. Может быть, в конце концов ее старая сущность взяла над ней верх.

Гидеон помедлил, он отчаянно ждал какого-то знака, какой-то надежды на то, что Лилиана не предавала его. Но Джейс говорил, что нужно спешить, и воитель знал, что планы по уничтожению Никола Боласа уже пришли в движение. Надо было возвращаться к остальным.

— Где бы ты ни была, Лилиана, — сказал он, — я надеюсь, ты знаешь, что делаешь. И надеюсь увидеть тебя снова. Правда.

И потом, развернувшись, он покинул Доминарию.


Описание planeswalker-а: Лилиана Весс
Описание planeswalker-а: Гидеон Джура
Описание planeswalker-а: Чандра Налаар
Описание planeswalker-а: Джайя Баллард
Описание planeswalker-а: Тефери
Описание planeswalker-а: Карн
Описание planeswalker-а: Джейс Белерен
Описание мира: Доминария

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

4 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние» by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана. Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть не...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more