Возвращение в Доминарию: эпизод 11

Posted in Magic Story on 23 Май 2018

By Martha Wells

Martha Wells has written fantasy novels, short stories, media tie-ins, and non-fiction. Her most recent works are The Harbors of the Sun, part of her Books of the Raksura series, and a science fiction novella from Tor.com, The Murderbot Diaries: All Systems Red.

Когда «Везерлайт» достиг берегов Урборга и оставил океан позади, солнце уже клонилось к закату.

Гидеон стоял на мостике вместе с Лилианой, а Джойра вела корабль над бескрайними болотами. Внизу проплывали трясины и забитые водорослями протоки, окруженные пышной зеленой растительностью. Тут и там виднелись развалины старинных зданий, еле различимые под мхом и лианами, — свидетельство древней истории этого края.

Когда они пролетали мимо островов у побережья, Джойра отправила свою сову на короткую разведку. Вскоре механическая птица вернулась, и капитан мрачно повернулась к своим спутникам:

— Здесь стоял памятник, посвященный погибшим во время вторжения фирексийцев. Это был символ надежды в самые темные времена, и к нему издалека приходили паломники. Ходили слухи, что Бельзенлок приказал кабалам осквернить памятник — и судя по тому, что видела моя сова, эти слухи правдивые.

— Я тоже об этом слышал, — Тефери стоял на дальнем конце мостика, сложив руки и наблюдая за заболоченными джунглями внизу. По его лицу пробежала гримаса отвращения. — Кабалы называют это место «могилой глупцов».

Лилиана скривила губы:

— У меня символ надежды другой — надеюсь, что когда мы выпотрошим Бельзенлока, и Черный Меч выпьет его жизнь, его боль будет немыслимой и нескончаемой.

Джойра улыбнулась. Тефери засмеялся и сказал:

— Мне нравится ход твоих мыслей, Лилиана.

Лилиана посмотрела на него в ответ.

— Постарайся, чтобы это не вошло у тебя в привычку. Я, знаешь ли, ужасный человек.

Гидеон вздохнул, некромантка обожгла его взглядом.

«Везерлайт» летел вглубь континента, и света постепенно становилось все меньше. Небо потемнело от вулканического пепла, и Джойра притушила ходовые огни корабля, оставив лишь тусклые искры. Вдали Гидеон заметил массивные силуэты транских монолитов, но по большей части здесь были следы фирексийского вторжения — останки машин, напоминавших колючие живые существа.

Болото
Болото | Иллюстрация: Titus Lunter

Некоторые из них громадными арками возвышались над кронами деревьев, резкие очертания других едва можно было разглядеть под покрывавшей их растительностью. Кое-где встречались развалившиеся стены или одиноко торчащая башня — останки недавних городов и селений, разрушенных и уступивших место неумолимо надвигающемуся лесу. Но несмотря на многочисленные руины, Урборг никак нельзя было назвать необитаемым. Всюду среди деревьев и лиан мерцали огоньки разного размера — некоторые стремительно носились туда-сюда, другие передвигались со спокойной целеустремленностью. Каждый островок растительности был, казалось, домом для существ, которые ни на секунду не прекращали движения.

Настроение у команды плывущего над мрачным ландшафтом корабля было серьезным. Тефери и остальные спустились вниз, Карн стоял на вахте на баке. Гидеон вместе с Лилианой и Джойрой остался на мостике. Он знал, что перед завтрашней битвой хорошо было бы отдохнуть, но сейчас даже помыслить не мог о том, что заснет. Они были так близко к цели, так близко к последнему усилию, которое позволит сосредоточить все внимание на Николе Боласе...

— Ты уверена, что эти твои друзья нам помогут? — спросила Лилиана Джойру с едва уловимой скептической ноткой в голосе. Некоторое время назад Джойра отправила механическую сову через болота доставить сообщение своим знакомым в этих краях. — Уверена, что они не продадут нас Кабалу в ту же минуту, что увидят?

Джойра приподняла бровь, но она уже достаточно хорошо знала Лилиану, чтобы обижаться.

— Я уверена. Я общалась с ними с того самого момента, как решила уничтожить Кабал. Да, многие здесь покорились Кабалу, потому что для них это единственный способ выжить. Но не меньше было и тех, кто сражался и умирал, пытаясь выбить силы Бельзенлока с островов. Теперь бойцы сопротивления скрываются в тайном убежище. Те люди, с которыми мы будем говорить, придут именно оттуда.

— Когда я сама думала над планом, я что-то слышала о том, как изменился этот край. Но увидеть своими глазами — это совсем другое, — признала Лилиана. — Конечно, чем больше солдат погибло на здешних полях сражений, тем лучше. По крайней мере, для наших целей.

— В Урборге было столько смерти... Воинов-пантер почти полностью истребили, — в лице Джойры читалась грусть. — А духи и личи успели выстроить на болотах свои собственные города и поселки.

Духи? — нахмурился Гидеон. — Духи мертвых?

— Да, и воплощение черной магии в чистом виде, — объяснила Джойра. — Число и разнообразие нежити здесь не поддается измерению.

— Значит, я тут буду совсем как дома, — сухо заключила Лилиана.

По ироническому выражению лица Джойры было видно, что она понимала: это не шутка.

— Многие здесь относятся к Кабалу ничуть не лучше нашего, — добавила она, — и им приходится защищаться от созданных магией безумия кошмаров и других угроз.

Она наклонилась вперед, вглядываясь в темный туман.

— Сова возвращается, — она замерла, общаясь со своим питомцем. — И в сопротивлении согласны встретиться с нами.

Питомец Джойры
Питомец Джойры | Иллюстрация: Kev Walker

Славно, — сказал Гидеон. Он намеревался поскорее покончить с этим и отправиться прочь из этого странного края.


Когда «Везерлайт» остановился у небольшого городка на краю болота, уже стояла ночь. Дома здесь наполовину скрылись под покровом из мха и разросшимися деревьями. В каменной городской стене виднелись массивные ворота, а на улицах горели разноцветные фонарики. С палубы «Везерлайта» город показался Гидеону очень странным и вычурным — здесь между диковинными архитектурными сооружениями были перекинуты мосты, а в одном месте что-то вроде колокольни собора лежало на земле, образовывая часть отдельного строения.

Команда осталась на корабле, а Гидеон и Джойра спустились по веревочному трапу на небольшую полянку у городских ворот. Когда они оказались на земле, из теней неслышно вышел молодой джамуранец.

— Сюда, — коротко сказал он и повел их в лес.

Осторожному Гидеону не хотелось отходить слишком далеко от «Везерлайта», но делать этого и не пришлось — убежище оказалось совсем рядом. Его устроили там, где большое дерево свалилось на арку древней фирексийской постройки.

Здесь, на расстеленных на земле циновках, освещенных парящим в воздухе облаком мерцающего тумана, их ждали четверо. Двое были людьми, еще двое — воинами-пантерами. Это были высокие, ловкие и мускулистые создания с головами хищных кошек, давших им свое имя. Все были хорошо вооружены, а их одежда представляла собой пестрое сочетание обычных кожаных или металлических доспехов с темными шипастыми нарядами, очевидно захваченными у кабалов.

Женщина-пантера кивнула им, приглашая подойти поближе:

— Здравствуй, Джойра. Меня зовут Сейра. Ты просила нас о помощи.

Гидеон оставался на ногах и смотрел по сторонам — как и их проводник, повернувшийся спиной к собравшимся и вглядывающийся в тени среди деревьев. Джойра села и ответила пантере:

— Спасибо за то, что согласились встретиться с нами.

— Когда мы услышали, что к нам направляется сама Джойра на небесном корабле из сказок, сложно было отказаться, — иронично ответила Сейра, наклонив голову.

Джойра решила не тратить время зря:

— Мы прибыли сюда, чтобы атаковать Твердыню.

Сейра удивленно выставила широкую лапу с острыми когтями.

— Если тебе нужны воины, то нас слишком мало, чтобы тебе помочь.

— Нет, мы никого не станем просить сражаться в этой битве, — наклонилась вперед Джойра. — Мне нужны только две вещи. Первое: одежда разведчика или солдата кабалов — кого-то, кто охотится в Урборге на пленников, сражающихся потом в гладиаторских ямах в Твердыне.

— Это легко можно устроить, — Сейра сделала жест, и один из людей встал и скрылся в ночной тьме. — А второе?

— Информация. Ты можешь показать на карте, где в Урборге в последний раз было масштабное сражение?

— Да, это тоже просто, — из сумки на поясе Сейра достала сложенный во много раз лист с картой.

В кустах что-то зашевелилось, и Гидеон схватился за рукоять меча. Но джамуранец сказал:

— Все в порядке. Это дух из города. Духи ненавидят Кабал — он не выдаст нас.

Фигура, что вышла из теней, была низенькой и круглой, со сплющенной головой и темно-серой кожей. Казалось, что она катится, а не идет, но Гидеон отчетливо видел, что у нее по меньшей мере три ноги. Фигура протопала мимо, и ее единственный глаз завертелся в глазнице, разглядывая воителя.


Слизеног велел своим отпрыскам оставаться внизу. Это место было странным и по-своему еще более устрашающим, чем бесконечная водяная пустыня, которую они только что пересекли. Но что-то здесь словно звало Слизенога к себе, и он неохотно выбрался по лестнице на палубу. Рядом с закрепленным на ограждении борта трапом стояли Арвад и Тиана, а остальные собрались на баке.

Слизеног постоял в тени у мостика, но какой-то странный импульс заставил его приблизиться к краю палубы. Он вытянулся, чтобы перегнуться через леер и посмотреть на переплетенные кроны деревьев внизу.

В темноте среди растительности сновали мерцающие силуэты.

«Кто ты такой и откуда ты?» — спросил его некто.

«Я Слизеног с «Везерлайта», — ответил Слизеног. — А вы кто?»

«Иксарит и Иргит и Сил-Стокер и...» — Слизенога захлестнула волна имен.

«Но что ты такое? — продолжили голоса. — Ты похож на...»

Слова превратились в образы, запахи. Ярко-зеленые листья, нагретые ярким солнцем. Цветы, влажная плодородная земля.

«Явимайя», — сказал Слизеног. Рафф говорил, что Слизеног из Явимайи, и что когда они убьют Бельзенлока, ему с его отпрысками нужно будет туда вернуться. Слизеног в этом сомневался. Единственным знакомым ему местом в этом мире был «Везерлайт»

.

«Здесь есть Явимайя, — сказал Иргит, — она пронизывает землю из стародавних времен. Она здесь, чтобы сражаться».

«И мы здесь, чтобы сразиться с демоном», — ответил Слизеног.

«С демоном, с демоном, — взволнованно зашептали голоса, передавая услышанное друг другу. — Cразиться с демоном».

Слизеног поудобнее устроился у леера, чтобы поговорить с новыми друзьями. Ему было приятно, что его так понимают.


На следующее утро, перед самым рассветом, Гидеон просунул голову в приоткрытую дверь каюты Чандры.

— Как дела?

— Почти готово, — ответил Рафф. Он сидел на столе и листал волшебную книгу, что обычно цепочкой была пристегнута к его поясу. Рафф не удосужился снять заклинание, делавшее ее невесомой, так что фолиант сам по себе парил на уровне его лица. У дальней стены стояли Лилиана и Шанна, и они критически разглядывали Чандру.

— Может, тебе голову побрить? — задумчиво проговорила Лилиана.

— Ты мне столько грязи в волосы насыпала, что мне уже самой хочется, — огрызнулась Чандра. Запустив обе руки в шевелюру, она яростно чесалась. Ее нарядили в одежду охотницы за наградами Кабала: темные штаны и рубаха, а сверху черный кожаный доспех. Наряд принадлежал ныне мертвому культисту и был заляпан грязью и пятнами крови.

— Нет, голову бреют жрицы, а мы не хотим привлекать лишнего внимания, — возразила Шанна. — А вот шрамы ей нужны.

Рафф поднялся на ноги:

— Я готов, только надо было кое-что проверить. Заклинание это я выучил в академии, но давно им не пользовался. Это весьма продвинутое упражнение для иллюзионистов.

Гидеон подумал, что в кои то веки Рафф не хвастается. Выражение его лица было слишком напряженным, слишком взволнованным. Рафф подошел к Чандре и добавил:

— Не шевелись и смотри перед собой.

Вокруг его пальцев появилось слабое мерцание, и он провел ладонью Чандре по лицу. Ее кожа собралась в складки, разошлась, и на лице появился страшный шрам от удара мечом, проходящий от виска к челюсти. На Гидеона это произвело большое впечатление.

— Ну как? — спросил Рафф, отступив на шаг назад.

Лилиана одобрительно кивнула.

— Отлично. Злодейка получилась — глаз не отведешь.

— Очень хорошо, — хлопнула Раффа по спине Шанна.

Чандра осторожно коснулась шрама кончиками пальцев.

— Ого! Как... странно.

— Что ж, надо идти, — сказал Гидеон. Его собственная маскировка была гораздо проще. Он снял доспехи, разоружился, во время последней остановки разорвал одежду и вывалялся в грязи, а потом попросил Шанну пару раз хорошенько врезать ему по лицу.

— Я готова, — ответила Чандра, натягивая оружейную перевязь.

Гидеон направился к проходу, ведущему к лестнице на палубу, и Лилиана последовала за ним.

— Ты тоже готова? — спросил ее воитель.

— Готова, еще как, — она потерла лицо. — Я хочу избавиться от договора на своей коже. Хочу разорвать Бельзенлока на части.

— Скоро все закончится, — сказал Гидеон, стараясь, чтобы вышло ободряюще.

— Ага. Так или иначе, — с усмешкой согласилась Лилиана.

Они поднялись по лестнице на открытую палубу. Над Урборгом занималась заря.

Болото
Болото | Иллюстрация: Jonas De Ro

Небо затянули пепельные облака, и из-за них рассвет был тусклым и серым. Внизу, под «Везерлайтом», была затянутая туманом рощица болотных деревьев — необитаемая, если не считать наполовину ушедшее в землю кольцо какой-то фирексийской постройки. Гидеон подошел к перилам, где уже стояли Карн и Тефери. Маг времени разглядывал что-то в подзорную трубу. Наконец он опустил ее и движением головы показал вдаль:

— Вот она.

Прошлым вечером Гидеон уже смотрел на силуэт вулкана на фоне чернеющего неба, но теперь ему хорошо были видны стены Твердыни, поднимающейся из кратера. Эту крепость построили фирексийцы, сделав своей базой, но когда они потерпели поражение, извержение вулкана частично разрушило ее.

— Бельзенлок тут многое перестроил, — заметил Тефери. — Когда я ее видел в последний раз, башни можно сказать, что не было.

Гидеон прикинул расстояние:

— Нам придется изрядно пройти пешком, но Шанна права: пытаться подвести корабль ближе слишком рискованно.

У Гидеона плохо получалось различать выражения лица Карна, но почему-то ему не казалось, что эти места наводят на голема тревогу.

— Нужно начинать, — сказал Карн.

Чандра и остальные вышли на палубу вместе с Джойрой. За спиной у пиромантки теперь висел меч кабалов, а к каждому бедру было пристегнуто по длинному кинжалу.

— Ты выглядишь ужасно грозно, — заверил ее Тефери.

Спасибо, — с улыбкой поблагодарила Чандра. — Я знаю, что и пахну не лучше.

— Об этом я решил умолчать, — рассмеялся Тефери.

Джайя положила Чандре руку на плечо.

— Просто помни, что ты готова, а значит, у тебя все получится.

— Твоими стараниями, — ухмыльнулась Чандра.

— Ждите нашего отвлекающего маневра, — сказала Джойра, когда все собрались. — Если он сработает, вы сразу же поймете.

— Сработает, не сомневайтесь, — сказала Лилиана. Она помедлила, глядя на Гидеона и Чандру, и, наконец, сказала: — Смотрите, чтобы вас не убили. Так вы все испортите.

Чандра фыркнула, но Гидеон ответил Лилиане серьезно:

— С нами все будет хорошо.

Он знал ее достаточно, чтобы понять, что она на самом деле волнуется — хоть и прячет свои чувства под защитной маской сарказма. Она хотела избавиться от договора, хотела отомстить Бельзенлоку — но еще не хотела, чтобы Гидеон и Чандра пострадали.

Арвад сбросил для них веревочный трап. Карн спустился первым, за ним последовал Гидеон. Когда до земли оставалось чуть больше метра, он спрыгнул на мягкий мох. Солнце едва пробивалось через затянувший небеса пепел, но внизу все равно было тепло. Высокая трава и заросшие лианами деревья останавливали ветер; над грязью и заросшими озерцами стоячей воды гудели насекомые.

Гидеон встал рядом с Карном и следил за окрестностями, пока к ним спускались Тефери и Чандра. Карн пошел первый. Глядя в его спину, удаляющуюся к деревьям, Чандра сказала:

— Ну вот мы и начали.

— Все получится, — сказал Гидеон, ободряюще сжав ей плечо. — Должно получиться.

Она подняла на него обеспокоенный взгляд.

— А ты... ты правда думаешь, что Лилиана изменилась?

— Правда, — искренне сказал Гидеон. Он пожал плечами и чуть улыбнулся. — Просто я не уверен, что она сама об этом знает.

Лицо Чандры красноречиво выдавало ее мысли: «Гидеон рехнулся».

Они пробирались через разрозненные руины, и Гидеон подумал, что днем эта местность выглядит еще более странно, чем ночью. Карн прокладывал путь через свисающие лианы и колючие кусты, проверял собственным весом подозрительные места на земле. Небо было как всегда пасмурным, тени жались к подлеску и небольшие огоньки устремлялись прочь в высокой траве, когда они проходили мимо.

Через некоторое время им на пути встретился грот, а в нем они заметили несколько духов, собравшихся вместе. Одним жестом Тефери замедлил время вокруг духов, удерживая их на месте в обездвиженном состоянии, пока Гидеон и остальные его спутники не прошли через грот и не скрылись из вида. Джойра говорила, что духи не поддерживают Кабал, но они решили на всякий случай не рисковать. Какие-то мелкие, летучие и светящиеся создания, размером немного больше насекомых, следовали за ними какое-то время, но не нападали.

Болото
Болото | Иллюстрация: Dimitar Marinski

Им преградила путь старая полуразвалившаяся каменная стена, через которую пришлось перелезать. Когда Гидеон забрался наверх, он заметил среди лиан и корней силуэт чего-то, напоминающего колоссальный коготь — останки загадочного фирексийского оружия, уничтожившего каменную постройку.

— Много тут руин, — сказала Чандра, спрыгивая вниз. — Сколько народу тут жило.

— Много, — сказал Карн, глядя, как она обходит коготь. — Когда-то здесь жил наш друг Венсер.

— Тот друг, что отдал тебе искру? — спросила Чандра, потом скривилась. — Джойра говорила... я знаю, что он умер. Соболезную.

Тефери промолчал с серьезным выражением лица. Карн кивнул и сказал:

— Он был хорошим другом.

Теперь, когда молчание было нарушено, Гидеон решился задать вопрос, о котором думал еще со встречи в Явимайе.

— Когда Бельзенлок будет мертв, вы — вы оба — отправитесь с нами сразиться с Боласом?

Тефери взглянул на него с загадочной улыбкой.

— То есть, отправился ли мы в ловушку?

Прежде чем Гидеон успел ответить, вмешалась Чандра:

— На этот раз мы хотя бы знаем, что это ловушка.

Тефери склонил голову, признавая ее правоту.

— Однажды я уже сражался с Боласом.

Гидеон удивленно взгялнул на него:

— Вот как?

— Это было очень давно, — объяснил Тефери. — И я с треском проиграл.

— Как и мы, когда дрались с ним в прошлый раз, — призналась Чандра.

— Это не слишком обнадеживает, — сказал Карн, но в его голосе слышалась нотка веселья.

— Когда Лилиана обретет полную силу, и ее не будет связывать договор, ловушка будет ждать уже Боласа. По крайней мере, мы на это надеемся.

Тефери пожал плечами.

— Одной из причин, по которым я согласился принять искру, было то, что я намереваюсь пойти с вами. Я знаю Боласа и знаю, что рано или поздно он обратит взор и на мой дом. А теперь, когда мне надо думать о дочке, думать о внуках и правнуках... мое отношение к этому переменилось, — он хлопнул Карна по металлическому плечу: — А что ты, друг мой? Ты пойдешь с нами?

— Я должен доставить Чашу в Новую Фирексию и уничтожить этот мир, пока фирексийцы не вернулись в Доминарию.

Фирексийцам оттуда не выбраться, — заметил Тефери. — В твоем распоряжении все время Мультивселенной. Как я...

— Пожалуйста, давай без твоих шуточек про время, — перебил Карн.

— Как скажешь, но ты меня понял, — хмыкнул Тефери.

Гидеон заметил, что Карн не сказал «нет».

— Нам очень пригодилась бы твоя помощь, Карн, — сказал он. — В этом сражении каждый боец может стать решающим.

Некоторое время Карн молчал, продираясь через особенно плотный куст.

— Вы считаете, что исходящая от него угроза требует немедленных мер? — наконец спросил он.

— Он творил ужасные вещи на Амонхете, — вытерла пот со лба Чандра. — Я не хочу, чтобы где-нибудь или когда-нибудь такое повторилось. Мы должны остановить его.

Проклятие Ада
Проклятие Ада | Иллюстрация: Zack Stella

Гидеон кивнул.

— Я не знаю точно, что он задумал, но понимаю, что у нас кончается время. И следующая встреча с ним должна быть решающей.

— Так или иначе? — приподнял бровь Тефери.

— К сожалению, да, — сказал Гидеон.

— Я подумаю над вашим приглашением, — сказал Карн, немного поразмыслив.


Учитывая небольшой привал, который они сделали, чтобы поесть и напиться воды из бурдюка Гидеона, на дорогу к Твердыне у них ушла большая часть дня.

Они остановились на холме, где среди грязи и буйных растений пряталась громадная осыпающаяся стена — достаточно высокая, чтобы стать надежно скрытой наблюдательной точкой. Небо темнело, где-то среди пепельных облаков собиралась буря. Но для того, чтобы как следует рассмотреть Твердыню, света хватало.

Она была точно такой, как описывал ее агент Кабала в Западной Толарии. Длинный каменный мост проходил над старыми каналами и рвами, прорытыми на склоне у подножия вулкана. Каналы заполняла мутная вода, в которой водились какие-то крайне голодные чешуйчатые твари, а на мосту выстроили стены с тяжелыми воротами. Ворота охраняли вооруженные гримнанты и жрецы в мантиях, не пропускавшие никого без пароля и подтверждения личности. Одна сторона вулкана была словно срезана ножом, и мост вел наверх, к полукруглой стене, вытесанной из скалы. Ворота в стене были круглыми, они все еще сохраняли облик какого-то шипастого фирексийского оружия — оставалось надеяться, что не работающего.

Черная башня возвышалась над ними, небо было черным от дыма и пепла, и весь окружающий ландшафт оставлял гнетущее впечатление. Гидеон был рад, что им не придется пробиваться через охранников с боем.

Гидеон отдал рюкзак с припасами Карну, тот повесил его на плечо. Тефери сказал:

— Заклинание будет действовать долго — на то, чтобы пройти через ворота, времени вам хватит с запасом. Когда окажетесь внутри, постарайтесь спрятаться там, где никто не видит, или хотя бы скрыться в тенях. Когда эффект заклинания закончится, от движения воздуха будет хлопок, который может привлечь внимание.

— Ясно, — сказала Чандра. Она посмотрела на Гидеона: — Мы готовы?

Гидеон подумал, что сейчас они готовы настолько, насколько это вобще возможно. После долгого и изматывающего похода они были похожи на охотницу кабалов и ее пленника куда больше, чем на «Везерлайте». Он спросил Тефери:

— Мы сами сможем увидеть, как действует заклинание?

— Не беспокойтесь, его эффект очевиден, — улыбнулся Тефери, отступая на шаг. — А теперь замрите.

Он простер к ним руку. Гидеон машинально напрягся, но ничего не почувствовал. А потом он понял, что Тефери и Карн замерли на месте, что замолкли вдруг птичьи трели, шелест ветра в листьях и гудение насекомых. Воитель посмотрел на Твердыню и увидел, что фигуры в доспехах на сторожевых постах стоят неподвижно, словно статуи.

Чандра встретилась с ним взглядом и приподняла брови:

— Как странно, да?

Гидеон был вынужден согласиться. Тут в их голове раздался голос Тефери — хоть сам он и оставался неподвижен:

— Идите. Лучше всего — быстрым, но ровным шагом.

— Ладно, идем, — сказал Гидеон. Чандра взяла его за руку, и Гидеон, внимательно следя за тем, чтобы не идти с одинаковой с ней скоростью, пошел вниз с холма. Для того, чтобы выйти из высокой травы и кустов на открытую местность, где их могли видеть гримнанты с внешней стены, ему понадобилось сделать над собой усилие. Но когда Гидеон и Чандра шли по равнине к мосту, мир вокруг них оставался молчаливым и неподвижным.

Тефери объяснил, что заклинание создаст вокруг них зону замедленного времени, так что они могут двигаться с нормальной скоростью, а для всех, кто за пределами этой зоны, они будут слишком быстрыми, чтобы их заметить. Они дошли до начала моста, и под их ногами утоптанная земля сменилась гладкой темной брусчаткой.

Первая стена была фирексийской конструкцией, напоминавшей челюсти какого-то громадного существа. Она была похожа на творение природы настолько, что ее вполне можно было принять за нечто, само по себе выросшее из земли. Стена была украшена алыми знаменами Кабала, а большие металлические ворота, преграждавшие мост, в высоту были не меньше четырех метров.

Гидеон и Чандра замедлили шаг.

— Наверное, просто так их открыть мы не сможем, — сказала Чандра. — Они больше, чем наш пузырь времени.

Гидеон не знал, что случится, если они попробуют раскрыть створки. И ему совсем не хотелось это выяснять.

— Перелезем, — заключил он.

Стараясь держаться ближе, они перелезли через ворота — поперечные перекладины послужили отличными ступенями. Вышло неловко, но Гидеон напомнил себе, что все было бы гораздо сложнее, если бы в них стреляли отравленными стрелами гримнанты. Оказавшись на другой стороне, они отправились дальше, лавируя между стражниками и парящими в воздухе темными шарами — проявлениями заклинания, призванного ловить незваных гостей.

— Так мы провозимся дольше, чем думали, — мрачно пробурчала пиромантка, когда они осторожно пробирались между двумя панелями, усеянными острыми шипами. — Надеюсь, Тефери дал нам достаточно времени. Извини за каламбур, я не нарочно.

— Я знаю, — сказал Гидеон. — Ты, главное, не останавливайся.


На мостике «Везерлайта» Лилиана стояла рядом с Джойрой, а Тиана вела корабль на предельно низкой высоте над болотом. Они направлялись туда, где разыгралось одно из последних сражений между воинами-пантерами и кабалами. «Впрочем, мне сказали, что это скорее можно назвать резней, чем сражением», — говорила Джойра.

«Для наших целей резня даже лучше», — ответила ей тогда Лилиана.

— На юге городок духов, мы должны обойти его стороной, — предупредила Джойра Тиану, подавшись вперед. Она не хотела, чтобы кабалы знали о «Везерлайте», пока они не будут полностью готовы.

Лилиана почувствовала впереди присутствие смерти. Смерти и холодной ярости. Здесь пали многие, превратив землю под деревьями и пышной зеленью в братскую могилу. Растения питались давным-давно перегнившей в почве плотью; кости же остались, и они взывали к отмщению. Лилиана готова была исполнить их желание.

— Мы достаточно близко, — сказала она. — Останови здесь.

Потянувшись своей силой к неупокоенным мертвецам под «Везерлайтом», Лилиана повернулась и направилась к лестнице на палубу.

Она вышла наружу, и в лицо ей ударил ветер; он становился сильнее и нес запахи пепла, дождя и зарождающихся молний. Армия нежити должна была стать отвлекающим маневром — атака вызовет переполох в Твердыне, и Гидеон и Чандра смогут отыскать Черный Меч, чтобы уничтожить Бельзенлока. Но если у Лилианы все получится, то ее армия переломит хребет Кабалу в Урборге. Жрецы и культисты смерти уже не оправятся от удара, который сегодня получат.

Лилиана прошла на нос корабля и шагнула на приподнятую площадку. Она подняла руки, и строки договора на ее коже замерцали фиолетовым светом.

— Услышьте меня, — прошептала она. — Призываю вас: пойдите за мной, исполните свою месть и уничтожьте Кабал.

Духи Онакке из Кольчужной Завесы зашептали в ее голове.

Среди травы, корней и кустарников внизу зашевелились мертвецы.


Гидеону показалось, что прошла целая вечность, но в конце концов они с Чандрой миновали все посты, и им не пришлось ничего открывать или передвигать, рискуя себя выдать. Его не беспокоило, что их поймают: Гидеон знал, что они движутся слишком быстро, чтобы какой-нибудь жрец успел даже подумать о том, чтобы бросить заклинание. Но он не хотел, чтобы наткнувшись на открытую дверь или ворота, кто-то решил бы прочесать Твердыню в поисках незваных гостей.

Когда они, наконец, прошли через открытые двери в первый зал крепости, Чандра устало сказала:

— Это было куда сложнее, чем казалось сначала.

— Если бы ты не догадалась, что в третьей ловушке можно ходить по воде, то мы бы вообще не дошли, — ответил Гидеон.

— Ну, я могла бы догадаться и побыстрее, — признала Чандра, и они остановились перевести дыхание. Зал был просторным и темным. Колонны, поддерживавшие потолок, загибались внутрь, так что казалось, что они идут внутри исполинской грудной клетки. С потолка свисали алые знамена, а культисты Кабала, разбившись на небольшие группы, ничком лежали на полу. В воздухе неподвижно висел тяжелый дым от курильниц, и тусклого света парящих факелов не хватало, чтобы как следует осветить помещение. Здесь сразу становилось понятно, что этот зал был чужеродным — что его создали фирексийцы и лишь потом перестроили под свои нужды кабалы.

— Давай-ка спрячемся, — сказала Чандра. — Думаю, заклинание Тефери долго не протянет.

Cabal Ritual
Cabal Ritual | Иллюстрация: Kieran Yanner

— Попробуем спуститься ниже, к бойцовым ямам, — Гидеон направился к одному из проходов в боковой стене зала между двумя изогнутыми колоннами. Из допроса агента кабалов они знали, что бойцовые ямы находятся на несколько уровней ниже этого зала, и что сокровищница расположена где-то рядом с ними. В своих нарядах охотницы и ее пленника, которого она привела, чтобы сражаться в ямах к вящей славе Бельзенлока и ради развлечения культистов, они могли передвигаться в той части Твердыни относительно свободно. Когда вместе с остальными явится Лилиана во главе своей армией нежити, большая часть сил Кабала покинет Твердыню, чтобы сражаться, и Гидеону с Чандрой предоставится возможность отыскать Черный Меч и добраться до Бельзенлока.

По крайней мере, они надеялись, что так будет.

Из зала они вышли в длинный коридор с такими же изогнутыми колоннами-ребрами. «Это не грудная клетка, это пищевод», — ухмыльнулся про себя Гидеон. Здесь в воздухе тоже парили факелы, но из-за изгибов и поворотов в коридоре было множество темных укромных ниш. Одну такую они нашли у широкой ведущей вниз лестницы, и сейчас тут не было ни культистов, ни стражников. Гидеону показалось, что свет ближайшего факела начинает мерцать. Он повернулся к Чандре и протянул ей руки.

— Скорее! Кажется, заклинание заканчивается.

Чандра обмотала цепь вокруг запястий Гидеона.

— Не больно? — обеспокоенно спросила она.

— Все хорошо, — уверил ее воитель. Свет снова замерцал, и они вдвоем приготовились.

Тишина вокруг них медленно начала заполняться звуками, словно вода полилась в чашу. Сначала эхом донеслись от входа голоса, вновь и вновь повторяющие титулы Бельзенлока. Демон-Владыка, король Урборга, Господин Пустошей, Отпрыск Тьмы... Потом далекие стоны, крики, лязг металла, вопли. Факелы мерцали, и навстречу Гидеону с Чандрой пробежало несколько культистов в черных одеяниях, а за ними — вооруженные гримнанты.

Диверсанты обменялись мрачными взглядами и зашагали вниз по лестнице.


Джойра вместе с Шанной поднялись на палубу, чтобы посмотреть, как Лилиана поднимает армию нежити.

Пепельное небо, казалось, опустилось еще ниже, откуда-то издалека доносились раскаты грома. Внизу, под «Везерлайтом», бродили среди травы и кустов фигуры. Это были останки воинов-пантер; их кости обволакивала тень плоти, в которой они когда-то обитали. Мертвецы были вооружены ржавыми мечами и копьями, что лежали вместе с ними в земле, или подобранными где-то палками и камнями. Они собирались в группы, в отряды, выстраивались в построения, в которых сражались в последней битве. Они дрались с Кабалом до последнего, но путь их армии закончился в этом болоте.

— Их здесь сотни, — сказала Шанна, перегибаясь через перила. Рафф и Арвад стояли с другой стороны палубы вместе с Джайей и смотрели вниз с опаской. Таллид поднялся наверх, немного постоял, а потом его отпрыски поспешили вернуться вниз по ступенькам.

Через леер на носу корабля перелетело вдруг с десяток черных теней, и Шанна выхватила меч. Джойра взяла ее за плечо, останавливая руку.

— Нет. Кажется, это личи, и их позвала Лилиана.

Тени опустились на палубу и приняли телесный облик воинов-пантер. На телах были видны убившие их раны — широкие, уже бескровные разрезы, разрубившие и доспехи, и обнажившуюся плоть. Шанна убрала меч, но глядела на личей, не спуская с них глаз.

— Все это очень странно, — заметила она.

— Прежде чем мы закончим, все станет еще страннее, — ответила Джойра.

Лилиана говорила о чем-то с нежитью мягким, вкрадчивым голосом, и пантеры отвечали ей. Джойра слышала слова, но это было все равно, что слушать разговор на незнакомом языке. Потом Лилиана повернулась к ним и сказала:

— Они готовы. Они последуют за кораблем в бой.

— Хорошо, — выдохнула Джойра. Она отошла от перил. Долгое ожидание было закончено, и теперь они могли сойтись в бою с Кабалом: — Рафф, ступай передай Тиане, что мы направляемся...

— Джойра! — прервал ее вскрик Арвада.

Джойра повернулась, и ее глаза широко раскрылись. Чуть поодаль из болота поднималось чудовищное существо. Одна только голова крапчатой зеленой твари была с половину «Везерлайта», и она была явно слишком большой для бесформенного длинноногого тела, пытавшегося выбраться из грязи среди деревьев. Широкая пасть распахнулась, разделив голову напополам, и взорам открылась глубокая, словно пещера, зубастая глотка.

— Это твое, Лилиана? — прокричала Шанна.

Лилана, стоявшая на носу, выругалась, и в ее голосе не было испуга — только раздражение.

— Я эту тварь не звала. И я не знаю, кто это, но она не мертвая.

— Когда я говорила, что станет еще страннее, я не это имела в виду, — пробормотала Джойра. Она зачерпнула свои силы и сплела из света и воздуха защитные заклинания.

К ней подбежал Рафф и уставился на существо.

— Хм. Если бы мы знали, кто это, то, может быть...

Джойра бросила на него взгляд.

— Лилиана...

Пантеры-личи наклонились, чтобы снова что-то прошептать Лилиане.

— Его зовут Яргуль, — перевела она. — Он появился на свет, когда Бельзенлок превратил какого-то кретина по имени Яр-Кул в червяка, а червяка съела лягушка — и выросла вот в это.

Лилиана раздраженно махнула рукой.

— И пользы нам от этого никакой.

Они знают, как его убить? — спросила Шанна.

Лилиана скривила губы:

— Нет. Это ведь он их всех убил.

— Эта тварь нас не остановит, — стиснула зубы Джойра, понимая, что не остановит, но может задержать. Гидеон и Чандра застрянут в Твердыне, ожидая прибытия «Везерлайта» с минуты на минуту.

И тогда Яргуль заревел и подпрыгнул в воздух, чтобы всем телом обрушиться на корабль.


Гидеон был весь в напряжении от ожидания. Они с Чандрой стояли у арены, окружавшей бойцовую яму. Через громадные арочные коридоры доносились монотонные песнопения — они становились все громе и громче, заглушая даже лязг железа и крики со дна ямы.

— Они уже должны были появиться, — еле слышно сказала Чандра. — Что-то пошло не так.

Именно этого боялся Гидеон. Они переходили с места на место уже дважды, пытаясь найти укрытие, где могли бы дождаться друзей, не вызывая подозрений, но коридоры и залы вокруг арены заполнялись людьми: культисты и жрецы собирались, чтобы посмотреть, как пленники будут убивать друг друга в бойцовской яме. Вход в сокровищницу Кабала, где, как сказал их осведомитель, и хранился Черный Меч, был совсем недалеко, так что Гидеон не хотел отступать. Но с каждой минутой держаться в стороне от стекающейся к арене толпы становилось все сложнее.

Либо у Лилианы, которая должна была поднять армию мертвецов, пошло что-то не так, либо, что было еще хуже, на корабль напали. «Они могут появиться в любой момент, — напомнил себе Гидеон. И тогда поднимется тревога, культисты побегут защищать внешние укрепления, и вся Твердыня окажется в их распоряжении. — Надо только подождать...»

Группа культистов вдруг вышла из коридора, и Чандру вытолкнуло вперед. Гидеон попытался удержать ее своей цепью, но кто-то пихнул его в спину, и человеческий поток вынес их вдвоем на арену.

Они оказались на широком помосте, проходящем по краю ямы. Крики и звон оружия стали гораздо громче, но что творилось в самой яме, Гидеону видно не было. Сотни культистов стояли на расположенных вдоль стен громадного помещения уступах и распевали гимн. Над ямой парили в воздухе факелы, с купола потолка свисали алые знамена. Чандра завертела головой, пытаясь отыскать выход, но высокому Гидеону было видно, что путь к ближайшему проходу перекрыт толпой.

— Шепот идет, — нараспев повторяли культисты вокруг. — Шепот зовет нас в яму.

На арену вышла жрица в красных одеждах, и толпа расступилась перед ней. Культисты падали ниц, чтобы по их спинам она могла подняться на приподнятую платформу. Ощутимое, почти телесное зло исходило от женщины; она подняла руки, и плащ упал на пол за ее спиной.

— Демон-Владыка грядет!

Гидеон тихо выругался. Пение становилось все громче, и в дальнем конце арены заскрежетали двери. Факелы ярко вспыхнули, и из теней выступила вперед исполинская фигура демона. Бельзенлок. Он расправил крылья, словно купаясь в прославлениях и криках культистов, и его бледная кожа блестела в свете факелов. Мускулистое тело демона было преисполнено силы, голову венчали тяжелые искривленные рога. Зашагав вперед, Бельзенлок уселся на подобном трону каменном сиденье в конце арены. Он сделал жест, и Шепот низко поклонилась ему. Наконец, выпрямившись, она воскликнула:

— В яму, во славу Бельзенлока!

Повсюду вокруг арены охотники и культисты сталкивали пленников в яму с края помоста. Шепот повернулась и заметила Чандру с Гидеоном.

— Эй, ты! Толкай его вниз. Или хочешь умереть вместе с ним?

Чандра беспомощно взглянула на Гидеона, и он понял, что допустить эту ошибку они не имеют права. Он дернулся от нее в сторону и тихо произнес:

— Спихни меня в яму.

— Гидеон!.. — запротестовала Чандра.

— Не спорь. Нам надо выгадать больше времени.

Шепот пристально глядела на них, как почуявший кровь хищник.

— Ну же!

Чандра толкнула его и Гидеон притворился, что шатается, а потом спиной вперед полетел в яму.


Описание planeswalker-а: Лилиана Весс
Описание planeswalker-а: Гидеон Джура
Описание planeswalker-а: Чандра Налаар
Описание planeswalker-а: Тефери
Описание planeswalker-а: Карн
Описание planeswalker-а: Джайя Баллард
Описание мира: Доминария

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

4 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние» by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана. Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть не...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more