Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние»

Posted in Magic Story on 5 Июнь 2019

By Greg Weisman

Greg Weisman is best known as the creator and producer of Gargoyles, and the writer-producer of Young Justice, Star Wars Rebels, and The Spectacular Spider-Man. He's the author of five novels: Rain of the Ghosts, Spirits of Ash and Foam, World of Warcraft: Traveler, World of Warcraft: Traveler - The Spiral Path, and War of the Spark: Ravnica.

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики

История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана.

Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть неподходящим для юных читателей.

I.

Тейо, госпожа Кайя, мастер Зарек, Королева Враска и я пробирались по тоннелям Голгари, пока могли. Но с тех пор, как Джарад вод Саво, бывший мастер гильдии Голгари, был убит в Рикс-Маади кровавой ведьмой Ракдосов, проложенные когда-то ходы между гильдиями Голгари и Ракдос были перекрыты. Так что в конце концов нам пришлось подняться на поверхность, чтобы храбро встать лицом к лицу с собирателями Искр.

Однако мы так никого из них и не встретили, что сочли добрым знаком.

Более того, с вершины холма мы увидели, что портал, который был на Площади Десятого Округа, исчез. К тому времени мы уже знали, что господин Джура, господин Златогривый, госпожа Уатли и другие сделали все, что в их силах — при помощи Голгари, — чтобы спасти как можно больше жителей Равники. А мастеру Зареку удалось отключить маяк. Теперь стало ясно, что господин Фейден, господин Карн, госпожа Самут и демон Об-Никсилис также успешно выполнили свое задание: перекрыли Межмировой Мост. Три этапа из шести запланированных господином Белереном были выполнены.

А может, и четыре

Внезапно мои спутники замерли.

Я спросила Тейо, в чем дело. «Что-то изменилось», — ответил он.

«Что?»

«Я…»

За него ответила Королева Враска: «Все кончено. Бессмертное Солнце больше не действует».

С трудом сглотнув, я сказала: «Значит, вы, мироходцы, можете уходить… »

«Мы никуда не уйдем», — ответила госпожа Кайя.

»«Нет, — поддержал ее мастер Зарек. — Нам еще осталось кое-что сделать».

Четыре задания были выполнены. Осталось всего два. Нужно было убить Госпожу Черноволосую, Лилиану Весс. Это должен был сделать господин Белерен с помощью господина Тефери, госпожи Баллард и госпожи Рейд.

И тогда нам оставалось лишь одно: операция «Отчаяние». Мастер Зарек сказал, что госпожа Лавиния будет представлять гильдию Азориусов. А мастер Лазав из Дома Димиров тоже обещал нас поддержать. Таким образом, на нашей стороне уже были Боросы, Иззеты, Симики, Орзовы, Селезния, Груулы и Голгари. Оставались только Ракдосы.

При мысли о том, что нужно будет спуститься к ним туда, в Рикс-Маади, меня пробирал ужас. Не само место меня пугало. Но я боялась, что, не увидев Гекару там, где она должна быть всегда, я просто… исчезну… растворюсь без следа. Такое со мной нечасто случалось. Я все-таки довольно сильная Крыса. Просто приходится такой быть, знаете ли. Но если уж я грущу, то хорошо, что этого никто не видит. Я и сама себя почти не замечаю. Я хочу сказать, какой смысл жалеть себя, хныкать и реветь?

Вряд ли это поможет.

Но сейчас у меня будут свидетели. Тейо и госпожа Кайя — и, может, даже мастер Зарек — увидят, что я дала слабину. И если увидят они, то и мне придется это признать. Это станет реальным, понимаете? А это будет значить, что Гекара действительно…

Ну, в общем, девять гильдий были на нашей стороне. Осталось привлечь еще одну. И четвертое задание будет выполнено. Останется всего лишь два. Ну… то есть три. Нельзя забывать о последнем. Потому что когда мы выполним все самое легкое и нам больше ничто не будет мешать, останется только победить дракона.

М-да. Победить дракона.


II.

Первый демон-жонглер, облаченный в красную кожу с шипами и обмотанный лентами, которые заканчивались острыми металлическими рыболовными крючками, жонглировал шестью пылающими факелами. Второй одновременно подбрасывал восемь человеческих черепов. Третий пытался удержать в воздухе уже двенадцать черепов, причем горящих. Четвертый был скелетом-нежитью, чьи кости были усилены металлом, а голову украшали четыре металлических рога, как у его господина, Ракдоса Осквернителя. Он жонглировал пылающими кошачьими черепами, которые доставал из маленькой печи в собственной грудной клетке.

Без предупреждения скелет швырнул один из черепов в Тейо, а тот едва успел создать круглый щит из белого света, иначе снаряд угодил бы прямо ему в глаз. Череп отрикошетил от щита и попал скелету туда, где когда-то было лицо. Мы услышали шелестящий смех, а Тейо задрожал.

Госпожа Кайя поспешила его успокоить. «Они просто пытаются тебя напугать».

«И у них получилось», — пробормотал Тейо, опустив глаза.

«Ты ошибаешься, Госпожа, — прошелестел скелет. - Мы просто пытаемся вас развлечь».

Тейо уставился на скелета и ответил: «А вот это не получилось».

Скелет снова издал шелестящий смех и ответил: «Ну а вы меня отлично развлекли».

Мы спускались по лестнице, состоящей из пяти сотен ступеней — это был тоннель Преддверие Демона, ведущий в Рикс-Маади. Потоки лавы, бегущие по прогрызенным вурмами тоннелям, отбрасывали на окружающие предметы тусклое красноватое свечение. Каждые четыре-пять шагов нам встречался очередной трюкач. За жонглерами следовали марионеточники, а фигурки, которыми они управляли, могли вызвать ночные кошмары у непосвященного.

Но я не была непосвященной.

Я уже бывала здесь, я видела эти представления столько раз — вместе с Гекарой. Эти демоны были мне как старые знакомые — знакомые, напоминающие о том, что мой самый близкий друг уже никогда не сможет прогуляться со мной по этим ступеням.

Я их ненавидела! Почему они все еще здесь, когда ее уже нет?

Почему я сама еще здесь, когда ее уже нет?

Я думала, что видела уже всех исполнителей, но последний кукловод заставил меня издать громкий вздох. Его марионетка выглядела изумительно точной карикатурой на Гекару — ведьму с бритвами, при этом бритвы были настоящими.

Я почти ощутила сочувствие, исходящее от госпожи Кайи, когда наши взгляды встретились, и мы обе могли разделить наше горе. Это было похоже на безмолвный крик боли. С печальной улыбкой я прошептала: «Без нее тут все будет по-другому».

Какая глупая очевидность. Но что еще тут можно было сказать?

Именно из-за смерти Гекары госпожа Кайя настояла, чтобы Королева Враска сопровождала нас в Рикс-Маади — к тому же оставив снаружи своих охранников, краулов и Былых. Если в Культе Ракдоса потребуют объяснения причин смерти посланницы Гекары или захотят за нее отомстить, Королева должна представить свое объяснение или заплатить за содеянное. Так решили мастер Зарек и госпожа Кайя.

Ко всеобщему удивлению, Её Высочество не возражала.

Казалось, по собственной воле марионетка-Гекара метнула в Зарека и Враску свои почти-как-настоящие бритвы. Силы, с которой были брошены крошечные лезвия, не хватило, чтобы нанести серьезный вред мастерам гильдий Иззетов и Голгари, однако у первого остался небольшой порез на руке, а по лицу Королевы потекла тонкая струйка крови. Все мысли госпожи Кайи теперь занимало опасение, что лезвия отравлены. Я покачала головой. «Они чисты. Но, возможно, все изменится, когда мы будем подниматься по этой лестнице обратно… В зависимости от того, как все пройдет».

За кукловодами появились клетки, на которых восседали дьяволы в масках, готовые выпустить на волю своих маленьких ужасных питомцев. Эти паукообразные твари, пыхтящие, рычащие и вопящие в своих клетках, были размером с детеныша нодорога. Но в тесноте этой клаустрофобной лестницы даже мелкий монстрик мог нанести серьезный урон. Дьяволы дико хихикали, тянулись к защелкам и делали вид, будто сейчас откроют свои клетки. Тейо каждый раз вздрагивал, чем только сильнее их раззадоривал.

Стены были покрыты сотнями порванных и наслаивающихся друг на друга афиш, рекламировавших древние представления, большинство из которых сводилось к оскорблению других гильдий — причем больше всего доставалось Орзовам, Азориусам и Боросам. Госпожа Кайя остановилась, чтобы внимательнее рассмотреть одну из афиш — такую же старую, как и другие, но на ней изображались она сама, мастер Зарек, Королева Враска и госпожа Лавиния, висящие словно марионетки, но только ниточки были затянуты у каждого на горле. Фигурки с распухшими лицами и вялыми конечностями висели, безжизненно свесив головы и высунув языки. Кукловодом, державшим их веревочки-петли, была марионетка Гекары, которой, в свою очередь, управлял сам Осквернитель. Да, радушного приема нам здесь ожидать не стоит. Госпожа Кайя глубоко вздохнула, выдохнула и продолжила путь. Тейо тоже остановился взглянуть на афишу. Его левая щека все сильнее подергивалась. Я подтолкнула его вперед, говоря: «По крайней мере тебя они не нарисовали».

«Это пока», — нервно ответил он.

За дьяволами и их питомцами шли глотатели огня. Тейо уже изготовился создать щит, но я остановила его руку и покачала головой. «Так ты их только подзадоришь. Просто будь внимательнее и проходи мимо, когда они будут делать вдох».

На протяжении всего нашего спуска мастер Зарек и Королева Враска оставались настороженными, но держались ничем не выдавали своих опасений. Каждый из них был погружен в свои мрачные мысли, и почти все они, как я чувствовала, вращались вокруг Гекары. Кроме Тейо, который не был с нею знаком, мы всегоревали по нашему другу. Даже госпожа Кайя и мастер Зарек, которым не в чем было упрекнуть друг друга, чувствовали, что потеря Гекары разделяет их. Отчасти, я думаю, потому, что мастер Зарек всегда держался с Гекарой отстраненно, он пользовался ею, не испытывая к ней никаких чувств — хотя теперь, когда уже было слишком поздно, понял, как глубоко он был к ней привязан. Его переполняло чувство вины, и иррациональная его часть злилась на госпожу Кайю за то, что та всегда тепло относилась к Гекаре и не скрывала этого. Но в основном он просто злился на себя.

Чем ниже мы спускались, тем более жарким и спертым становился воздух, и не столько из-за огнеглотателей. Потоки лавы в желобах становились все шире, а сама лава была жидкой и раскаленной. Теперь она стекала на ступени, и ее нужно было осторожно обходить, если мы хотели сохранить в целости нашу обувь — и наши ноги.

Пожиратели огня уступили место трюкачам-моноциклистам, которые балансировали, катаясь взад-вперед, а сами их колеса, казалось, предназначались для камеры пыток: спицы из колючей проволоки, торчащие крючья, сиденья из лезвий топора. Многие наездники истекали кровью. Если зазеваться, каждый из них мог в мгновение ока разрезать нас пятерых на кусочки. Один из моноциклистов, не заметив меня, едва не отсек мне ногу. Но подобные катастрофы грозили мне на каждом шагу, и я привыкла быть всегда настороже. Так что я с легкостью увернулась от угрозы.

Наконец, мы достигли последней ступени Преддверия Демона и ступили на Праздничные Земли, охраняемые двумя гигантскими ограми. На них были шлемы из черепов настоящих, еще больших огров. Госпожа Кайя заколебалась, но огры игнорировали появление нашего отряда — словно мы все были Крысами. Поэтому Кайя также не удостоила огров вниманием и проследовала дальше, по просторному внутреннему двору. В его центре находился фонтан в виде скульптуры кентавра, разбитый и оскверненный надписями. Издалека статуя выглядела неожиданно изящно, но я знала, что, приблизившись, мы увидим отколотые куски мрамора, словно кто-то обрушил на человека-коня удары кувалды. Вода вытекала из его разбитых губ, била из расколотого фонтана и убегала в трещину в полу, откуда снова поднималась уже в виде пара.

Над нашими головами с ржавых крючьев в потолке свисала пустая трапеция, а одинокая фигурка с волосами, забранными в хвост, и облаченная в костюм арлекина, бесстрашно скользила по натянутому в воздухе потертому канату. Ее движения были грациозны и притягивали взгляд. Она повернулась к нам лицом, и у Тейо вырвался громкий вздох. Губы и веки канатоходки были зашиты.

Повсюду стояли пустые клетки, достаточно большие, чтобы вместить тварь размером с человека. И повсюду, куда падал взгляд, были капли, потеки и лужи крови.

В дальнем конце Праздничных Земель стояли еще два огра в шлемах-черепах, охраняя богато украшенный фасад Рикс-Маади. Как и первые два, они не обратили на нас внимания. Однако наш маленький отряд замер в нерешительности перед входом, откуда исходило тусклое багровое свечение. Пробормотав «К черту все», Королева Враска ступила под готическую арку входа. Мастер Зарек и госпожа Кайя обменялись взглядами и последовали за ней; мы с Тейо старались не отставать.

За фасадом Рикс-Маади не было ничего. Никаких архитектурных сооружений — лишь огромная вулканическая пещера природного происхождения. Пар поднимался из огромной лавовой ямы в ее центре и уходил в естественные вентиляционные отверстия, ведущие на поверхность.

Было так жарко, что мы буквально обливались потом. Даже Тейо, выросший в пустыне. На мой недоуменный взгляд он пожал плечами: «Дело не в жаре, а во влажности».

Над лавовой ямой скрещивались каменные мосты. В воздухе на стальных кабелях покачивались ржавые клетки и крюки. Картину довершали резервуары, наполненные кровью. Там и сям дремали адские гончие, среди них я заметила и любимицу Гекары по кличке Пила.

Интересно, тоскует она по своей хозяйке так же сильно, как и я?

Повсюду были десятки дверей, ведущих в десятки камер. Из одних доносился смех. Из других - крики. Их некоторых - и то и другое сразу. Слева от нас, почти на уровне пола, большое отверстие в стене было скрыто за сверхъестественным черным туманом. Из него доносился смрад. Я бывала здесь сотни раз, и все равно по спине побежали мурашки.

Я проскользнула поближе к госпоже Кайе и прошептала: «Куда все подевались? В Рикс-Маади обычно всегда полно трюкачей. Впервые вижу его таким безлюдным».

Госпожа Кайя вглядывалась в красноватое свечение. За исключением адских гончих и снующих туда-сюда (настоящих) крыс, вокруг не было ни души, ни живой, ни мертвой — лишь только мы пятеро. Внезапно, словно в ответ на мой вопрос, из облака красного дыма возникла фигура.

«Мадам Экзава, — прошептала я. — Кровавая Ведьма. Правая рука Осквернителя».

Когда дым немного рассеялся, мы смогли рассмотреть мадам Экзаву. Она была человеком, высокой и мускулистой женщиной. Лицо ее закрывала причудливая маска, украшенная двумя парами настоящих демонских рогов. Обтягивающий лиф подчеркивал пышную грудь и обнаженный живот. На мадам Экзаве были высокие сапоги и широкий пояс, с которого свисало множество окровавленных железных крючьев и шипов. Стоя на небольшой сцене, она с властным презрением смотрела на моих четырех спутников. Меня она никогда не видела.

Я всегда недолюбливала мадам Экзаву.

Госпожа Кайя, мастер Зарек и Королева Враска переглянулись и одновременно склонили головы. Мастер Зарек произнес заготовленное официальное приветствие: «Мы чтим тебя, Экзава, Кровавая Ведьма, за твой уникальный талант, и просим об аудиенции у твоего хозяина, Осквернителя».

Мадам Экзава продолжала рассматривать посетителей, не произнося ни слова. Затем повернулась к яме. Лава забурлила, но из нее никто не появился.

«По-видимому, — произнесла мадам Экзава своим сильным контральто, — Осквернитель не желает вас видеть».

Но в тот же момент рокочущий голос Ракдоса эхом разнесся по пещере: «ГДЕ НАША ПОСЛАННИЦА?»

Мастер Зарек посмотрел на Королеву Враску, которая выступила вперед, готовая принять свою участь. Но прежде, чем она произнесла хоть слово, кто-то сказал: «Она здесь!»

Что?! Это правда? Гекара?!

Я повернулась к главному входу. Там был господин Томик Врона, а рядом — орзовский трулл, несущий тело в покрывале.

Нет. Нет-нет-нет-нет-нет… Зачем вы так со мной поступаете?..

Господин Врона приказал труллу остановиться. Он откинул покрывало с лица. Лица Гекары. «Я возвращаю Гекару назад, ее народу».

Я бросилась к ней. Трулл был высоким, и мне пришлось привстать на цыпочки, чтобы увидеть свою подругу и поцеловать ее бледную щеку. Теперь все было реальным. Честно говоря, не знаю, хорошо это или плохо.

Мадам Экзава нетерпеливо покашляла. «Пусть твое существо положит Ведьму Бритв на сцену у моих ног», — сказала она.

Господин Врона подал труллу знак, и тот подчинился. Я пошла за ним.

Мадам Эксава опустилась на колени рядом с Гекарой и сдернула ее саван. Затем подбросила его в воздух, и саван вспыхнул — пожалуй, слишком театрально. Пепел опустился на наши головы.

Словно лаская, почти эротично, Кровавая ведьма пробежала рукой от макушки Гекариной головы до накрашенных пальцев ног. «Ты должен был поторопиться», — сказала она.

«Приношу свои извинения, — с поклоном ответил господин Врона. — Там, на поверхности, сейчас настоящий хаос».

«Это нас не касается».

«А должно бы», — сказал мастер Зарек.

Мадам Экзава поднялась и в нетерпении щелкнула пальцами. Через несколько секунд из шести красных облаков дыма появились еще шесть кровавых ведьм. Они немедленно раздели Гекару, завернули ее в тряпье и украсили колокольчиками. Когда все было кончено, мадам Экзава приказала: «Пусть трулл отнесет Гекару в Склеп Шута». Длинным изящным пальцем она указала на зловонное отверстие.

Господин Врона жестами отдал еще несколько приказов, и трулл поднял Гекару. Наверное, нужно было его предупредить.

Но я почему-то не стала.

Сопровождаемый шестью ведьмами, трулл, держа Гекару на руках, прошел через проем.

Помедлив, я сказала, ни к кому особо не обращаясь: «Надеюсь, господин Врона не сильно любил этого трулла. Он его больше не увидит».

Словно по сигналу, раздался душераздирающий вопль трулла, и мои спутники замерли. Господин Врона выглядел потрясенным до глубины души. Я могла лишь пожать плечами.

«Я сейчас вернусь, — сказала мадам Экзава. — Оставайтесь здесь». И, как перед этим саван Гекары, она исчезла в языках пламени. На нас снова посыпался пепел, но, конечно, ни один из нас не поверил, что Кровавая Ведьма сгорела.

Мои мысли были с Гекарой. Я ни разу не видела ее лица без улыбки. Даже когда она играла трагическую роль, ее глаза смеялись. Больше ничего этого не будет. Искр смеха в ее глазах. Улыбки на ее губах. Больше я не услышу от нее добрых слов.

«Ты моя Крыса».

«Я твоя Крыса».

Ничего не будет. Никогда.

В это время господин Врона говорил мастеру Зареку: «Вы выполняете свой долг, я — свой».

Мастер Зарек внимательно на него посмотрел. «И в чем же он состоит?»

Господин Врона посмотрел прямо на госпожу Кайю: «Я исполнительный помощник настоящего мастера гильдии Орзов. Много лет я верил, что им должна быть Тейса Карлов. Теперь я знаю: это Кайя. Поэтому я делал все, чтобы помочь своей госпоже».

С улыбкой Кайя поблагодарила его, и внезапно ее озарило: «Томик, так это вы отправили орзовские войска в бой!»

«В основном это заслуга великана Билагру. Вы произвели на него хорошее впечатление».

«Но прежде именно вы направили его ко мне».

Господин Врона поднял левую руку, словно говоря: это мой долг.

В этот момент из Склепа Шута появилась мадам Экзава с руками, обагренными кровью трулла.

И снова Королева Враска выступила вперед: «Великая и могущественная Экзава, Равнике нужна твоя помощь. Будь жива Гекара, она постаралась бы помочь тебе уговорить твоего хозяина…»

«Посланница Гекара погибла, доверившись вам троим, — перебила ее мадам Экзава. Она указала на мастера Зарека и госпожу Кайю. — Один из вас предал ее, другой отказал ей, а третий просто подвел».

«Все три обвинения — правда, — признал мастер Зарек, но голос его был полон решимости. — И сейчас у тебя нет никаких причин нам верить, но если все десять гильдий не объединятся, Равника обречена».

«Значит, Культ Ракдоса станцует на ее могиле. Мы в этом преуспели. Это, можно сказать, наша специальность».

«Уверен, что так и есть, — возразил мастер Зарек. — Но мертвые танцевать не могут».

«Ты очень удивишься».

«Прошу, выслушай нас. Нив-Миззет оставил нам свой последний план, который поможет победить Никола Боласа. Если ты позволишь мне все объяснить…»

«МЫ УЖЕ ЗНАЕМ ВСЕ, ЧТО ХОТЕЛ СДЕЛАТЬ ОГНЕННЫЙ РАЗУМ, ПЫТАЯСЬ УДЕРЖАТЬ ВЛАСТЬ, — прогремел голос Ракдоса. — ЭТОМУ НЕ БЫВАТЬ!»

Мадам Экзава хищно улыбнулась. «Думаю, вам пора уходить», — промолвила она.

«Но...»

«Пока вы его не разозлили по-настоящему».

Мастер Зарек, господин Врона, Королева Враска и госпожа Кайя, помрачнев, старались найти еще что-то, что они могут сделать или сказать, чтобы изменить ситуацию. Но в конце концов, так ничего и не придумав, с поникшими плечами они повернулись к выходу.

«И все? — спросил Тейо. — Мы сдаемся?»

Но я не слушала. Я что-то учуяла… или услышала… или кого-то почувствовала… Я во все глаза смотрела на вход в Склеп Шута. Кто-то за моей спиной втянул в себя воздух.

«Куда это вы так торопитесь, ребята?» — выходя из темноты, спросила Гекара.

Я должна была броситься к ней и заключить ее в объятиях. Но продолжала стоять, боясь поверить, что увиденное мною по-настоящему реально.

«Гекара?» — сказал мастер Зарек.

«Ну да», — пожала она плечами.

«Но ты же погибла!» — сказала Королева Враска.

«Ну да. Скучали по мне?»

«Больше, чем ты можешь себе представить…друг мой», — ответил мастер Зарек.

«Ну хватит, — сказала Гекара. — Вы меня смущаете. Шучу! Меня ничем невозможно смутить. Можете сентиментальничать, сколько хотите. Это театр ужасов, но у каждого из нас есть свои постыдные удовольствия, правда?»

«Прими мои извинения, Гекара, — произнесла Королева Враска. — Я предала твое доверие».

«Да, паршивый был поступок, и умирать чертовски неприятно. Но это сработало. В конце концов, нельзя же воскреснуть кровавой ведьмой, если перед этим не умереть, правильно?»

Кажется, я заплакала. Не знаю. Но мне было плевать. «Ты теперь кровавая ведьма?» — с некоторым трепетом спросила я.

Но мастер Зарек, который меня не видел и не слышал, в этот момент задал свой вопрос: «Ты сможешь убедить Ракдоса поддержать нашу операцию «Отчаяние»?»

«Ого, отличное название, — ответила Гекара. — Конечно, запросто. Я буду представлять Культ в любой заварухе, которую ты решишь организовать, приятель».

«Нет, не будешь, — прогремела мадам Экзава. — Осквернитель явно дал понять свое отношение».

«Правда? А мне он ни словечка не сказал».

«В тот момент ты была мертва, а значит, не очень внимательно слушала».

«Но он мог бы сказать мне это прямо сейчас».

«В этом нет необходимости, — ответила мадам Экзава. — Я сама это делаю».

Но мадам Гекара наставила на Экзаву свой палец. «Но ты здесь не главная. По крайней мере, мне ты не указ. Ты просто кровавая ведьма. И раз уж я теперь тоже кровавая ведьма, думаю, мне ни к чему слушать твои приказы. Ты не можешь мной командовать, Экзава. Мы теперь с тобой наравне».

«Ведьма, я убью тебя снова»!» Мадам Экзава бросилась вперед, и ее окровавленные ладони готовы были сомкнуться на горле Гекары.

Но Гекара отпрянула и сделала «колесо». За «колесом» последовало сальто, потом еще одно. Гекара приземлилась на сцене, и я захлопала в ладоши!

Гекара приняла стойку, у нее в руках неизвестно откуда возникли бритвы, и она метнула их все одновременно. «Ведьма бритв всегда останется ведьмой бритв!»

Гекара застала мадам Экзаву врасплох. Взмахом руки та отбила большую часть клинков, но несколько все же достигли цели, вонзившись в ее тело. Это почти не возымело результата, но в этом поединке у Гекары были союзники. Мастер Зарек активировал Аккумулятор и выстрелил небольшим болтом, поразившим Экзаву со спины. Она вскрикнула и упала на колени.

Адская гончая среагировала мгновенно, но Гекара скомандовала: «Пила, фу! Сидеть!»

Пила остановилась, но не села. Она угрожающе зарычала, из ее пасти капала едкая слюна, которая шипела, падая на землю. Мастер Зарек перезарядил оружие и был готов поджарить зверя на месте. Гекара сделала останавливающий жест, но даже не удосужилась взглянуть в его сторону. Она успокаивала Пилу: «Не обращай внимания на Рала. Он хороший. И со старушкой Экзавой все скоро будет в порядке. Сидеть!»

Пила села.

Гекара крикнула все еще незримому Ракдосу: «Я иду со своими друзьями, им нужна помощь. Ты же не против, Босс?»

Осквернитель молчал.

«Ну раз так, — Гекара улыбнулась, — тогда в путь!» И она направилась ко мне. Я вытянула руки, чтобы обнять ее или сделать «карусельку», или любую из кучи наших старых штучек.

«Иди сюда, пупсик, и подсласти этот денек.»

«Я твоя Крыса».

«Ты моя Крыса».

И ничего не произошло.

Она прошла мимо, вообще не заметив меня...

Я… Я оцепенела. Подняла голову и увидела жалость в глазах Тейо и госпожи Кайи. Я отвернулась. Но мы все знали, в чем дело. Это уж не сомневайтесь. Какой бы процесс ни воскресил Гекару, он изменил ее настолько, что она больше не видела меня.

Я всего-навсего лишилась ее еще раз...

Впрочем, кому какое дело? Нам нужно было вернуть в союз четыре своенравных гильдии.

Осталось ноль. Четыре гильдии в деле. И последний факт был просто здоровским.


III.

Через какое-то время я, кажется, вполне успокоилась.

Ну, в смысле, она была жива, так? И только это имело значение. Я потеряла ее, но в конце концов она вернулась, понимаете?

Узнать, что близкий человек все еще жив в твоем мире — это далеко не худшая весть... даже если его мир для тебя закрыт.

Всю дорогу до площади я шла рядом с ней.

Тейо спросил: «Может, ей что-нибудь передать?»

Госпожа Кайя сказала: «Прекрати терзать себя».

Я сделала вид, что не слышу их. Я просто хотела... не знаю... немного понежиться в ауре ее присутствия.

И в какой-то момент, кажется, вполне успокоилась.

Часть меня, вероятно, считала, что Гекара сможет снова меня видеть.

Просто должно пройти немного времени...

Но другая часть все понимала. Теперь она была кровавой ведьмой. Мадам Гекарой. А я все так же оставалась незначительной Крысой. Она не смотрела на меня. Она не хотела видеть ничего и никого вроде меня. Теперь между нами была здоровенная пропасть. И кроме того, они что-то сделали, чтобы вернуть ее. Чуточку ее изменили. Ничего страшного. Она всю дорогу подкалывала мастера Зарека и госпожу Враску. Значит, не так уж и сильно она изменилась. И в конце концов — я-то ее все еще видела. Я вытерла слезы.

В общем, да. Я, кажется, вполне успокоилась.


IV.

Мы ждали, пока один за другим (а иногда и парами) на руины бывшего Посольства Договора Гильдий незаметно прибывали визитеры, отчаянно стараясь не привлекать внимание страшил или госпожи Черноволосой. Я улыбнулась Тейо. Похоже, он все еще беспокоился обо мне, так что я сменила тему: «Не волнуйся. Я тебе объясню, что происходит».

Он ответил: «Думаю, суть я уже уловил».

«Да, но о большинстве участников ты ничего не знаешь».

Он начал что-то говорить, но осекся и произнес: «Спасибо, Аретия. Это было бы весьма кстати. И наверняка...очень интересно».

«Тебе просто нравится слушать, как я болтаю».

Он покраснел. А из-за этого покраснела я. И поэтому пихнула его в плечо.

«Ай».

«Не ври, тебе не больно».

«По-моему, это мне решать».

«Ты не можешь решать, ты большой ребенок».

«Я тебя старше».

«Не намного».

«Нет. Не намного».

«Вот. Я победила». Мне захотелось поцеловать его, что было очень странно. Тогда я стукнула его еще раз.

«Ай».

Пока все собирались, я начала лекцию. «Операция "Отчаяние", окончательный план Огненного Разума, предполагающий участие всех десяти гильдий, лучей маны Равники, обугленных костей Нив-Миззета и прочих штук».

Я указала на медный слепок драконьей головы — точнее, головы мастера Нив-Миззета, — который вынес вперед глава химиков Варриворт, гоблин Иззетов. «Это называется Сосуд Огненного Разума. Он будет вмещать его дух, когда мы вызовем его оттуда, где он сейчас обитает, — если предположить, конечно, что этот план сработает. А план, судя по его названию, может легко переплюнуть самые смелые предположения».

Глава Варриворт осторожно разместил Сосуд на почерневших костях мастера Нив-Миззета.

«Видишь ли, план А заключался в том, чтобы наделить мастера Нив-Миззета силой для сражения с Боласом. Он не сработал, и конечный результат ты можешь наблюдать своими глазами. План Б — маяк — тоже провалился. Думаю, это план В. Если я еще не сбилась со счета».

«Вон там мастер Зарек консультируется с госпожой Ревейн. Господин Белерен упоминал, что она вроде как эксперт по лучам. У нее с ними магическая связь. Так вот, мастер Зарек объясняет, что им нужно делать».

Слова мы разобрать не могли: мастер Зарек и госпожа Ревейн говорили слишком тихо. Но когда мастер Зарек умолк, я сделала то же самое. Госпожа Ревейн приступила к изучению проблемы более...глобально. Все это время она оставалась неподвижной, больше напоминая разукрашенную статую, чем живое существо. Пока мы за ней наблюдали, глава Варриворт подошел и встал рядом с Тейо, видимо, чтобы не мешать. Он меня не видел, поэтому чуть не врезался в бедную Крысу, но я отошла и встала с другого бока Тейо.

Наконец госпожа Ревейн кивнула и произнесла: «Это возможно. Межмировой Мост разрушил лучи, но теперь, когда он исчез, думаю, я смогу исправить их и помочь Равнике восстановиться».

«Ну, уже хоть что-то», — пробормотала я. «Теперь все, что нам остается делать, — это ждать, когда соберутся оставшиеся представители гильдий».

Мастер Зарек, госпожа Кайя и королева Враска уже были на месте, как и Гекара, разумеется. Следующей прибыла госпожа Лавиния. Судя по всему, мастер Довин Баан покинул Равнику, и мастер Лавиния теперь возглавляла Сенат Азориус.

Нетерпеливая Гекара ходила колесом по пустому залу, и на кожаных лентах ее нового костюма звенели колокольчики. Я вздохнула: «Она такая классная!» Она прошла колесом прямо мимо меня.

Но это же здорово, да? Так здорово!

Следующим явился Борборигмос вместе с моими родителями. Ари улыбнулась мне и указала на меня Гану Шокте и циклопу. Оба, сощурившись, глазели на место рядом с Тейо, пока не увидели меня. От этого мне немного полегчало, и я сказала Тейо: «Моя мама тоже очень классная».

Госпожа Эммара Тандрис, поборница Конклава Селезнии, прибыла с моим крестным Боруво, который незамедлительно обменялся несколькими угрожающими рыками со своими бывшими сокланниками из Груулов — в частности с моей матушкой, которая за смену гильдий считала его предателем. Интересно, может, именно поэтому я все еще Безвратная? Может, потому что я знаю, что не подхожу Груулам, но не могу позволить себе риск потерять еще и ее, сменив гильдию?

Клянусь Кроктом, для меня риск потерять вообще хоть кого-то — слишком дорогое удовольствие.

И кто знает? Вдруг я отлично впишусь в Груул? Трудно сказать.

Я заметила, как Тейо напрягся, готовый в любой момент поднять щит и вступить в бой. Но здесь не могло быть никакого боя. Я строго посмотрела на них и сказала: «Разве мы не можем просто поладить друг с другом?»

Все четверо кивнули — без явной неохоты.

Затем прибыла Главный Оратор Объединения Симиков Ваннифар в сопровождении господина Ворела.

Потом появилась госпожа Аурелия, глава Легиона Боросов, еще разгоряченная битвой.

И только когда собрались все остальные, на всеобщее обозрение себя явил мастер гильдии Лазав, глава Дома Димиров, — все это время он стоял рядом с Тейо в облике главы химиков Варриворта.

«Проклятье, Лазав! — негромко, но грозно произнес мастер Зарек, — Какого черта ты сделал с настоящим Варривортом?»

Мастер Лазав «успокоил» мастера Зарека, лениво протянув: «Ваш блестящий главный химик отсыпается. Утром он будет в порядке — если все получится и оно наступит. Да и все мы тогда будем в порядке».

Я заметила, что госпожа Ревейн явно чувствует себя неуютно, и толкнула Тейо локтем. Он смущенно уставился на меня. «Помоги эльфийке», — прошептала я.

Он кивнул и вышел вперед: «Давайте мы все соберемся около госпожи Ревейн».

Подошла госпожа Кайя, и госпожа Ревейн молча указала на то место, где должен встать мастер гильдии Орзовов. То же самое повторилось с Гекарой, мастером Зареком, госпожой Лавинией, мастером Лазавом, госпожой Аурелией, Борборигмосом, Главным Оратором Ваннифар, королевой Враской и госпожой Эммарой. Разумеется, было и некоторое недовольство (довольно глупое), и ощутимое всеобщее недоверие. Например, госпожа Лавиния и королева Враска чудом не поцапались, когда госпожа Ревейн поставила их рядом. Но госпожа Ревейн в конце концов решила высказаться: «Позвольте я проясню ситуацию: без абсолютного единства, добровольного со стороны каждой гильдии, план обречен на провал. Забудьте все дрязги — как незначительные, так и любые другие». Такая речь, требующая последовательного произнесения слов, очевидно была для эльфийки весьма изнуряющей, но дело свое она сделала. Вскоре представители гильдий образовали более-менее ровный круг вокруг госпожи Ревейн, костей и Сосуда Огненного Разума. Остальные присутствующие — я, Тейо, копьеносец Боруво, господин Ворел, Ари и Ган Шокта — расположились неподалеку от круга. Моя мама осмотрела Тейо с головы до ног. Потом нахмурилась и бросила на меня вопросительный взгляд. Видимо, Тейо Верада провалил испытание на должность надежного друга дочери Ари Шокты.

Это было немного унизительно, и кроме того, было бы нечестно задеть чувства Тейо, так что я отвернулась, сделав вид, что ничего не заметила.

«Вы стоите на древних лучах Договора Гильдий», — сказала госпожа Ревейн, возвращая всеобщее внимание к сути вопроса.

«А зачем нужны кости дракона?» — с явным подозрением спросила госпожа Аурелия.

Эльфийка снова почувствовала себя не в своей тарелке. Мастер Зарек шагнул вперед, но затем быстро вернулся на указанное ему место, заметив отчаяние во взгляде госпожи Ревейн. Он сказал: «Мы собрались здесь, чтобы воскресить Огненный Разум в качестве Живого Договора Гильдий».

Похоже, это стало новостью примерно для половины собравшихся лидеров.

Господин Ворел вскричал «Что?!», а госпожа Аурелия «Так вот зачем все это!» — и это вышло у них практически в унисон. В их громогласное возмущение вплелся и рык Борборигмоса.

Госпожа Лавиния проворчала: «Разве мы не пытались сделать это, когда он был жив? Почему вы считаете...»

«Что ж, не зря это назвали операцией "Отчаяние"», — высказалась Гекара.

Мастер Зарек воздел руки и отвечал: «Мы действительно пытались и потерпели неудачу. Но условия не изменились. Джейс Белерен лишился мощи Живого Договора. А она нам нужна, чтобы сокрушить Никола Боласа. Если мы преуспеем, Нив-Миззет вновь обретет эту силу и обрушит ее на Старшего Дракона. Затем Огненный Разум сложит с себя полномочия главы гильдии Иззетов и — как один из самых древних, мудрых и уважаемых отцов Равники — примерит на себя новую роль беспристрастного судьи для всех десяти гильдий, а также Безвратных. И боги свидетели: вряд ли он сможет делать эту работу еще хуже, чем Белерен».

Госпожа Лавиния, королева Враска и госпожа Эммара нахмурились, услышав последний пассаж, но остальные просто признали его правоту и спорить не стали.

Стоя на цыпочках, я шептала в ухо Тейо: «Здорово, что он упомянул Безвратных. О нас всегда забывают, когда большие шишки собираются, чтобы обсудить всякие гильдейские дела».

Гекара буквально подпрыгивала, сообщая: «Я никогда не участвовала в собрании всех гильдий. Я теперь даже рада, что босс не захотел отправиться сам».

Госпожа Аурелия покачала головой и усмехнулась: «Демону не пристало заниматься спасением какой-то там Равники, поэтому он послал одну из своих приспешниц».

Я снова зашептала: «Легион Боросов всегда терпеть не мог Рагдоса».

Гекара погрозила госпоже Аурелии пальцем: «Это не совсем так. Босс не посылал меня. Я пришла без его разрешения».

Королева Враска ухмыльнулась. «Гекара, если совсем честно, ты пришла сюда вопреки его желаниям».

«Именно так!»

Тут снова зазвучали крики и взаимные обвинения. Госпожа Эммара и Главный Оратор Ваннифар повернулись к мастеру Зареку, желая знать, как он может рассчитывать на успех плана, когда отец и глава Культа не участвовал в его осуществлении.

Госпожа Аурелия сказала: «Даже попытка сделать это в сущности бессмысленна».

Поймав полный разочарования взгляд мастера Зарека, Гекара попыталась сдать назад на своем словесном моноцикле, надеясь откатиться как можно дальше от разверзнутой ей же пропасти легкомысленного бунтарства. «Не поймите меня превратно. Босс всецело поддерживает эту идею».

Госпожа Аурелия взглянула на нее. «И сейчас?»

«Да, абсолютно. Полностью. Наверное».

Тут выступил мастер Зарек (выступил, конечно же, с речью — он не собирался покидать указанное ему место, чтобы не нарваться на еще один взгляд госпожи Ревейн): «Мы можем хотя бы попробовать. Церемония займет всего...» — он вопросительно посмотрел на госпожу Ревейн.

«От силы пять минут, — ответила она. — Если допустить, что это вообще сработает».

Госпожа Кайя переспросила: «Пять минут? Время дорого, но пять минут мы уделить можем — чтобы хотя бы попытаться».

Госпожа Ревейн оглядела круг. Один за другим, все они кивали, выражая согласие, — кто-то охотно, кто-то решительно, а кто-то откровенно враждебно. Но так или иначе — кивнули все.

Госпожа Рейвен не выражала ни охоту, ни решительность, ни враждебность. Она бесстрастно скомандовала: «Все — сделайте глубокий вдох».

Тейо вдохнул и медленно выдохнул.

Я хихикнула: «Думаю, она обращалась только к тем, кто стоит в круге».

Он здорово покраснел.

«Ого, — сказала я. Ты такой милый, когда смущаешься».

Теперь он стал пунцовым.

«Ага, вот как сейчас!»

Моя матушка снова нахмурилась. И я опять как будто не заметила этого.

Пока Тейо изо всех сил старался проявить самообладание, госпожа Ревейн завела монотонное песнопение — но так тихо, что я почти не слышала. Там, где она стояла, — около Сосуда и костей — на полу начали разгораться линии. Черные. Синие. Зеленые. Красные. Белые. И вдруг линии устремились сразу в нескольких направлениях, образуя концентрические круги под ногами представителей десяти гильдий.

Тейо вытаращил глаза и с восхищением наблюдал за импровизированными лучами. Должно быть, они зацепили его геометрическое мышление.

То, что было интересно ему, почему-то вдруг заинтересовало и меня, так что я тоже попыталась сосредоточиться на происходящем. У каждого представителя под ногами образовалось по два цветных круга, и комбинации цветов нигде не повторялись. Например, госпожа Кайя стояла в белом и черном кругах. Черные линии соединяли ее черный круг с соответствующими кругами королевы Враски, мастера Лазава и Гекары. Второй круг Гекары был красным и соединял ее с Борборигмосом, госпожой Аурелией и мастером Зареком. Второй круг последнего был синим и соединялся с кругами госпожи Лавинии, господина Лазава и Главного Оратора Ваннифар. Второй же круг Главного Оратора светился зеленым, соединяя ее с Борборигмосом, королевой Враской и госпожой Эммарой. Второй круг госпожи Эммары был белым, от него шли линии к кругам госпожи Лавинии, Аурелии и Кайи. Это было в своем роде прекрасно. Ну, по крайней мере, Тейо, похоже, очень нравилось.

К тому времени одиннадцать участников церемонии (включая госпожу Ревейн) впали в некое подобие транса, демонстрируя нам одиннадцать отсутствующих взглядов. Вдруг двадцать один пустой глаз взорвался лучами золотого света.

Да, странная цифра, но не забывайте, что Борборигмос — одноглазый циклоп.

Операция «Отчаяние» началась. Над Сосудом Огненного Разума открылся бесцветный портал, напоминающий водную гладь; из него прямо в Сосуд начал сочиться красно-синий дым. Кости вспыхнули, ввысь взметнулись ярко-желтые и оранжевые языки пламени — света стало столько, что мы на какое-то время ослепли. Прикрывая глаза ладонями, мы наблюдали, и сквозь узкие щелки век я увидела, что госпожа Ревейн охвачена огнем. Охвачена, но не пожираема: эльфийка не кричала, не корчилась и не горела. От костей, сосуда и эльфийки пламя распространилось на мастеров десяти гильдий. И, как и госпожа Ревейн, они ничем не показали, что огонь хоть как-то вредит им. Все еще погруженные в транс, они, казалось, не замечали его.

Но, к сожалению, заметил кое-кто другой.

Я увидела это первой, вскинула руку, указывая вверх, и заорала, стараясь перекричать рев пламени: «У нас гости!»

Огонь разгорался, свет становился все ярче, что привлекло внимание одного из Вековечных Богов. Я не могла вспомнить его имя, но у него была птицевидная голова и только одна рука. Огромный страшила гигантскими шагами пересек площадь и навис над руинами бывшего посольства, таращась на операцию «Отчаяние», которая была в самом разгаре, а заодно и на всех нас!

Тейо, надо отдать ему должное, вообще не раздумывал. Когда единственный здоровенный кулак страшилы начал движение вниз, Тейо вскинул обе руки и создал полусферу, ставшую защитой для всех семнадцати участников этого действа. Жуткий удар сотряс силовой щит, едва выдержавший атаку; Тейо был, мягко говоря, ошеломлен. Мироходец упал на колени, и я подхватила его, чтобы он не разбил лицо.

«У тебя получилось, — шепнула я. — Продолжай держать его».

Он оцепенело кивнул и снова поднял руки.

Последовал еще один удар. Световой щит рассыпался, но свою задачу выполнил — кулак Вековечного Бога не добрался до нас. Тейо застонал и затряс головой, приходя в себя. Ошеломленный, он, казалось, был не в состоянии поставить новый щит. Следующий удар размажет нас всех.

Но Тейо выиграл госпоже Ревейн и главам гильдий нужное время. Под световым щитом ритуал завершился. Через его участников протекло достаточно маны, чтобы заполнить пространство вокруг костей и Сосуда Огненного Разума. Желтый и оранжевый огонь превратился в золотой и воспламенил сине-красный дым внутри Сосуда. Ненадолго дым стал фиолетовым, а затем золото поглотило все остальные цвета. Казалось, пламя обретает форму и затвердевает на костях дракона, нарастает на них, превращая скелет в живое существо.

И тогда мастер Нив-Миззет возродился в золотой чешуе, и такое же золотое сияние источал его взор. На его груди был вытравлен — а точнее, выжжен — десятиугольник, окруженный вихрем из магических сфер черного, синего, зеленого, красного и белого цветов: они были похожи на пять планет, вращающихся вокруг солнца.

Все еще поддерживая Тейо, я произнесла: «А он изменился».

Тейо не мог говорить. Его голова запрокинулась, глаза буквально вылезли на лоб, и я проследила направление его взгляда как раз вовремя, чтобы увидеть, как на нас опускается кулак Бога-Страшилы.

Но обновленный — и, по идее, более совершенный — Огненный Разум расправил крылья и рванулся к чудовищу. Золотые крылья дракона ярко сияли, и верхняя дуга одного из них словно бритвой отделила кулак Бога-Страшилы от запястья. Словно огромный валун, он грохнулся в трех метрах позади нас; земля затряслась, но, к счастью, никто не пострадал.

Ибисоголовый страшила направил свою единственную обрубленную конечность в сторону мастера Нив-Миззета, но дракон легко увернулся от удара и, единожды взмахнув крыльями, воспарил над врагом. Пасть Огненного Разума широко раскрылась, нижние и верхние резцы чиркнули друг о друга, высекая искру и воспламеняя дыхание дракона. Бесконечный поток пламени окутал Вековечного Бога, выжигая остатки его плоти и расплавляя лазотеповую броню, которая кипящим дождем пролилась на землю все в тех же трех метрах, но уже перед нами, — и снова обошлось без жертв.

Ари и Ган Шокта издали одобрительный клич. Господин Ворел рыкнул, выражая удовлетворение. Копьеносец Боруво так же удовлетворенно заворчал. Я улыбнулась, а Тейо, похоже, изо всех сил старался не потерять сознание. Мама опустилась на колени рядом с нами, положила на плечо Тейо свою огрубевшую ладонь и сказала: «Твой парень отлично поработал, Аретия».

Теперь пришла моя очередь краснеть: «Он не мой парень. Он мой друг».

«Он может видеть тебя, и способен тебя защитить».

«Мне не нужна защита».

«Время от времени нам всем нужна защита. Главное, не проси о ней слишком часто».

«Не буду, мама».

Одиннадцать участников ритуала только начали выходить из транса. Мастер Зарек потряс головой, приводя мысли в порядок, а затем взглянул вверх...как раз вовремя, чтобы увидеть падение мастера Нив-Миззета

Дракон сотряс землю, рухнув в трех метрах слева от нас — и разрушив все наши надежды. Огненный Разум лежал, тяжело дыша и еле заметно шевелясь. Одно его крыло торчало из-под туловища под таким ужасным углом, что я поежилась.

Ган Шокта сказал: «И это все?» Великой силы нового Живого Договора Гильдий хватило только на драку с одним-единственным одноруким Вековечным?»

Мастер Зарек выглядел потрясенным, а все остальные — ошеломленными, злыми, или даже выражали смешанную гамму этих эмоций. Внезапно сама мысль о том, что мастер Нив-Миззет каким-то образом сможет победить Никола Боласа, показалась глупой, ввергнув нас всех в пучину... кхм... отчаяния..


Война Искры Архив рассказов
Planeswalker: Кайя
Planeswalker: Нисса Ревейн
Planeswalker: Рал Зарек
Planeswalker: Враска

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

29 Май 2019

Война Искры: Равника — Отчаянные переговорщики by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Вынужденный союз Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть неподходящим для юных читателей. I. Похоже, задание привлечь Сенат Азориус — с его...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more