Обещания старые и новые

Posted in Magic Story on 8 Август 2016

By Ari Levitch

Ari spent a few years as the herald of Dukos, the star-eating cosmic squid, before becoming a high school history teacher. Now that he has been inducted into the cabal of Magic creative writers, his parents are finally proud of him.

Предыдущая история: Храм на кладбище кораблей

Отправившись в поместье Марковых, Джейс надеялся отыскать вампира-planeswalker-а Сорина. Но он нашел лишь замок, обращенный в немыслимые перекрученные руины, и его убитых обитателей, плененных в каменных стенах. Для Джейса это стало новой загадкой. Однако маг не знал одного: он совсем немного разминулся с Сорином. Именно для древнего вампира предназначалось это заявление в камне.

Прошлое Сорина вернулось, чтобы терзать его. Сородичи сторонились древнего вампира, но теперь он надеется заручиться их помощью, чтобы остановить грозящую Иннистраду беду. Поиски привели его в отдаленное поместье могущественной Оливии Волдарен.


Он шел по бальному залу, и не меньше сотни пар глаз пристально глядели на него из-за элегантных масок. Кто-то в такой компании мог бы почувствовать себя мышью перед совиной стаей. Но не он. Он шагал, и звук его шагов эхом отражался от купола потолка, заглушая шепот десятков ртов, повторявших одно и то же имя.

«Сорин Марков», — раздался мелодичный женский голос, и шепот прекратился. В голосе слышался сарказм: женщина так произнесла его имя, будто это была заключительная фраза длинной и очень смешной шутки. Но это не имело значения. Имело значение лишь то, что голос был знакомым и принадлежал той, кого он пришел увидеть.

— Похоже, я помешал вашему веселью, — сказал Сорин, обводя собравшихся рукой, а потом прикладывая ее к груди в нарочитом смирении. — За это я прошу прощения. Но я молю тебя, Оливия, покажись. Нам нужно поговорить. Сорин окинул взглядом зал, где множество вампиров собралось на роскошный праздник, приготовленный хозяйкой. Он бывал на десятках, если не сотнях таких пиров — но в последний раз это было больше тысячи лет назад.

Наконец, одна из дам опустила свою фарфоровую маску, гротескную насмешку над цаплей Авацины. Она отбросила ее в сторону и без всяких усилий взмыла в воздух, демонстрируя струившееся в древней крови могущество.

— Неужели? И о чем же нам разговаривать, повелитель Иннистрада, — удивилась Оливия, низко кланяясь вампиру. Настала ее очередь театральных жестов и насмешливой почтительности. В зале послышались смешки, но Сорин оставил шутку без внимания. В конце концов, это был ее дом, и она имела полное право веселиться. Он просто не стал отводить взгляда и смотрел в ее бледное лицо, обрамленное буйными рыжими кудрями. Сорин знал эту игру. Оливия демонстрировала свое превосходство. Этим приемом она пользовалась не раз, но древний вампир был не из тех новообращенных, что из кожи вон лезут, чтобы заручиться ее милостью. Он стерпит это — но до известного предела.

— Отпрыску Эдгара Маркова нет места в этом доме, — продолжила Оливия. Она сделала неопределенный жест, не показывая ни на кого конкретного. — Выпроводите его.

Тут же из толпы гостей выступило вперед полдюжины вампиров. Один из них вытащил из ножен тонкий дуэльный клинок. — Госпожа Волдарен велела тебе удалится, — заявил он. — Тебе тут не рады.

Предел был перейден.

Несколько раз коротко сверкнул меч Сорина, и пятеро из его неудавшихся провожатых повалились на пол. Из их страшных ран струился черный дымок. На ногах остался один — дуэлянт. Сорин взглянул на Оливию, чтобы убедиться, что она смотрит и внимает происходящему. Он поднял руку, и как только дуэлянт бросился на него, вампир сжал кулак. В тот же миг тело его противника взорвалось облаком праха.

Vindicate Судейская промо-карта| Иллюстрация Карла Ортис

В зале воцарилась мертвая тишина. Сорин завладел их вниманием. Но что еще важнее, он завладел вниманием хозяйки. Убрав меч в ножны, он шагнул вперед. Он явился сюда с определенной целью. Слова гнилью отдавали на языке, но Сорин все же произнес их: «Я пришел попросить тебя о помощи». Уголки губ Оливии поползли вверх, и улыбка обнажила зубы — острые зубы, за долгие века отнявшие бесчисленное множество человеческих жизней. Она подлетела к Сорину так плавно, что по красной жидкости в ее бокале едва пошла дрожь. Оливия была одета в изысканное платье, но ноги оставались босыми. Сорин и помнил ее такой — не признающей условностей одиночкой. Она приблизилась к нему вплотную, и ее голые пальцы парили в паре дюймов над отполированным каменным полом.

Оливия смерила Сорина взглядом и склонила голову в одну сторону, потом в другую — словно пытаясь разгадать скрытое значение его слов. — Мою помощь? А я-то думала, что это будет неприятный визит.

Сорин знал, что она будет наслаждаться моментом, но у него кончалось терпение.

— Что ж, по крайней мере, этот праздник запомнится надолго, — закончила она и, приподняв в тосте стакан, пригубила его содержимое. Сорин был вынужден шагнуть в сторону, чтобы дать ей дорогу. Толпа гостей в масках расступалась перед прародительницей рода Волдарен. Оливия небрежно махнула Сорину рукой, приглашая проследовать за собой.

Двое древних вампиров прошли через череду комнат, заполненных собравшимися гостями.

Они прошли через полутемный кабинет, и Сорин увидел в дальнем его углу спины сбившихся в кучу вампиров. Из угла раздался слабый, еле слышный стон. Один из вампиров обернулся и, завидев Сорина, злобно зашипел, недовольный вторжением. Из скривившегося рта по подбородку стекала кровь. За ним Сорин заметил вытянутую руку, по которой текли красные ручейки.

Из кабинета хозяйка провела Сорина в огромную столовую — длинный, напоминающий пещеру зал, где над исполинским столом из черного дерева висела добрая дюжина канделябров. Стол ломился от изысканных яств, и гости Оливии пировали, щедро запивая угощения льющимися рекой напитками. Сорин хорошо помнил этот зал по своим предыдущим визитам, и он знал, почему Оливия привела его именно сюда. Она хотела, чтобы Сорин увидел пиршество, хотела выставить его напоказ. Должно быть, она думала, что этот вид затронет какие-то струны в душе Сорина. Как же мало она понимала!

— Все прочь, — произнесла Оливия. У нее это прозвучало не как приказ, а как шутливое предложение, но гости повиновались беспрекословно. С их уходом ушли и звуки праздника. Когда Оливия и Сорин уселись на стулья в конце стола, в зале было тихо.

— Почему сюда, Сорин Марков? — спросила Оливия. — Почему ты не явился умолять на свой собственный порог?

— Насколько я понимаю, ты не слышала. Оливия вопросительно приподняла бровь. — Поместья моего деда больше нет.

Оливия засмеялась, и это было совсем не так мелодично, как ожидал Сорин.

— Ты находишь эту новость забавной? — спросил он.

— Новость вовсе не забавная, — ответила Оливия. — А вот тот, кто принес ее... Она изящно откинулась на мягкую спинку стула. — Если поместье Марковых разрушено, то ищи Авацину, твое собственное создание. Она уже сровняла с землей замок Фалькенратов и обескровила их род. Твоя зверушка, похоже, взбесилась. И если честно, ты должен поблагодарить меня за то, что я лично не разорвала тебя на части, когда ты заявился в мой дом.

— Я пропущу это мимо ушей, Оливия, и мне надо, чтобы ты очень внимательно выслушала то, что я сейчас скажу. Он поднялся со стула и облокотился на его спинку. — Я только что из поместья Марковых. Знай, что его постигла совсем другая участь, нежели замок Фалькенратов. Я пришел к тебе, потому что случившееся с поместьем Марковых знаменует начало чего-то ужасного для нашего мира.

— Ты хочешь сказать, чего-то ужасного для тебя?

Одно не исключает другого. Ему действительно грозила опасность. Но такая же опасность грозила и всему Иннистраду. Он не хотел тогда, чтобы до этого дошло. Задумавшись, Сорин мысленно перенесся в другую эпоху...


Сознание Сорина равномерно растеклось по всем тем неделям, что он здесь провел. Или это были месяцы? Годы? Он не знал точно. Пока он был в трансе, его отыскал сгусток белого света. Свет пробился через все слои его внимания, и, с каждым мгновением становясь все больше и больше, коснулся вампира. За один удар сердца разрозненные части разума слетелись вместе, занимая положенные места в его сущности. Спешка была такая, что он с трудом выдержал ее. Что-то пошло не так. Что-то слишком рано выдернуло его из процесса восстановления.

Распахнув глаза, Сорин осознал себя сидящим на каменном полу скромного святилища. Он медленно поднялся на ноги — и потратил на это простое действие слишком много сил. Вампир все еще был слаб и выжат насухо. Стоя на нетвердых ногах, он заметил на полу святилища темное пятно, черную тень в форме ангела. Пятно словно свидетельствовало о величии отнявшего силы вампира деяния, прославляло его творение.

Белый свет вновь засиял в разуме Сорина, и теперь, избавившись от оставшегося после транса тумана, вампир понял, что это такое. След прибывшего на Иннистрад мироходца, которого притянул его Хелволт.

С восстановлением придется подождать. Иннистрад принадлежал ему, и гости могли являться сюда лишь с его позволения. Он должен узнать, что нужно чужаку. Если дойдет до битвы, Сорин будет не в лучшей форме, но безопасность мира нельзя ставить под угрозу ни в коем случае. Даже лишившись сил, вампир оставался грозным противником... к тому же, на этот раз у него будет помощь. Поднялись клубы черного дыма, и Сорин Марков отправился узнать, кто посмел без приглашения явиться в его мир.

Снова клубы дыма. Сорин появился в тени искривленного дерева с раскидистыми ветвями, на которых пучками росли красные листья. С места, где он стоял, ему открывался вид на грубый, изломанный серебряный монолит, стоящий на краю высокого утеса на фоне серых облаков. В тусклом свете серебряный исполин казался почти черным. Хелволт. Осколок серебряной луны этого мира. Сорину пришлось приложить немало усилий, чтобы доставить его сюда.

Хелволт | Иллюстрация: Джейми Джонс

Пока вампир смотрел на монолит, из-за него вышла женщина. Бледная, с непослушными белыми волосами, спускающимися на лицо. Проходя мимо Хелволта, она провела пальцами по его грубой поверхности. На женщине была простая коричнево-серая одежда, и единственным ярким пятном служила обмотанная вокруг предплечья алая лента.

Сорин сразу же узнал ее.

Литомант.

Нахири.

Она была кором с Зендикара, и они познакомились тысячелетие назад. Когда-то они путешествовали вместе, но всего лишь несколько лет, и вампир удивился, увидев ее сейчас на Иннистраде. Сам он ни разу не показывал ей этот мир. В последний раз они виделись в ее родном Зендикаре и расстались так, что Сорин не ожидал, что они встретятся снова.

И тем не менее, она стояла перед ним.

Ему показалось, что Нахири очарована Хелволтом, так что он подошел к ней, не говоря ни слова. Если кто-то и сможет оценить его труды по достоинству, то это она.

— Прошу простить меня за примитивные попытки придать форму камню, девочка, — промолвил он, приблизившись к ней сзади. Услышав его слова, Нахири резко развернулась. Широкая улыбка осветила ее лицо, и она даже не сразу смогла заговорить. Наконец, слова слетели с ее губ:

— Друг мой! Ты жив!

— А почему должно было быть иначе? Он изобразил на лице улыбку и потянулся, положив ей руку на плечо.

— Ты ведь не пришел, — она накрыла его ладонь своей. — Когда я включила сигнал Ока Уджина на Зендикаре, ты не ответил. Я боялась, что...

Сорин убрал руку. — Эльдрази вырвались из плена?

— Вырвались, да.

Горький комок подкатил к горлу Сорина. — Где Уджин? — спросил он.

— Он тоже не пришел, — ответила Нахири, глядя на него снизу вверх. — Но я справилась. Сама. Собрала все свои силы и вновь запечатала тюрьму титанов. Она говорила с незнакомой Сорину уверенностью. В ней раскрылась сила, которой не было тысячи лет назад, когда они знали друг друга. И вдруг, стоя перед Нахири, Сорин остро почувствовал, как он сейчас слаб.

— Закончив работу, я отправилась на поиски, — продолжала та. — Я должна была узнать, жив ли ты. И вот он ты, собственной персоной. Прошло мгновение, и улыбка Нахири медленно сползла с ее лица. — Так где же ты был? Сорин, почему ты не ответил на сигнал?

— Он не дошел до меня, — ответил вампир.

— Как такое может быть?

— Хм-м... — Сорин протянул руку над плечом Нахири и уперся ладонью в поверхность Хелволта. — Ты решила, что будешь сторожить плененных Эльдрази, и я понял, что моему миру тоже отчаянно нужна защита, особенно когда меня нет рядом. Хелволт — это половина из защитных мер, что я создал. Быть может, сигнал Ока не смог пробиться через его магию, укрывающую этот мир.

Нахири недоверчиво покачала головой. — И ты знал, что так может случиться?

— Это не приходило мне в голову, — ответил Сорин. Он говорил правду, но Нахири задала свой вопрос обвиняющим тоном, так что он тщательно выбирал слова. — Впрочем, сейчас я вижу, что такое было возможно.

— Возможно? Ты поставил под угрозу мой мир — и не только, — в ее голосе была боль. — Ты бросил меня.

Сорин отмахнулся от обвинений женщины-кора. — Я просто предпринимал необходимые предосторожности для защиты своего мира. Я не думаю, что...

— У нас с тобой был договор, — голос Нахири вдруг изменился. Он стал ледяным, в нем не осталось ни капли тепла, что было еще мгновение назад.

Сорин зашипел сквозь стиснутые зубы, и Нахири шагнула вперед, но вампир повернулся к ней спиной.

— Не отмахивайся от меня! — воскликнула она. — Я подставила под удар собственный дом, заманив туда Эльдрази. Я добровольно приковала себя к Зендикару, чтобы стать для них сторожем. Я тысячи лет провела с этими чудовищами. Ты хоть представляешь, что это такое?! Она говорила, и земля начала дрожать. — И тебе всего-то надо было прийти, когда ты был мне нужен.

— Не думай, что можешь распоряжаться мной, девочка, — сказал Сорин, отводя в сторону ее руку. — Я ничем тебе не обязан. Я ничего тебе не должен! Когда загорелась твоя искра, это я нашел тебя. Я бы мог еще тогда тебя прикончить, но пощадил. Вампир резко повернулся, его лицо оказалось вплотную к ней. — Я взял тебя под свое крыло и сделал той, кем ты стала, — прошипел он. — Если тебе обязательно надо донимать кого-то, ступай и отыщи Уджина. У меня на это нет времени.

Земля яростно вздыбилась, и Сорину пришлось взмахнуть руками, чтобы не упасть.

Из-под ног Нахири вырвалась вверх каменная колонна, поднимая ее к небу. — Я никуда не уйду.


Сорин взял хрустальный бокал и посмотрел на его рубиновое содержимое. На стенках бокала осталась тонкая пленка. Держа ножку двумя бледными пальцами, вампир покрутил бокал, чтобы смыть пленку, и полюбовался стекающей по хрусталю жидкостью. Он поднял бокал, поглядев через него на свет канделябра. Пятна красного света заиграли на столе.

— Ты знаешь, для чего я создал Авацину, Оливия? — наконец произнес вампир. Это имя согнало с лица хозяйки ухмылку, и Сорин получил от этого некоторое удовольствие. — Я создал ее, чтобы она стала защитницей этого мира.

Понюхав кровь в стакане, он поставил его на стол. Оливия прищелкнула языком. — Защитницей, — передразнила она. — И ты смеешь приходить ко мне и беспокоить гостей этой нелепостью? Теперь уже она поднялась со стула. — Мы не разговаривали с самого твоего предательства, со дня, когда ты опозорил благородное имя деда. Одно то, что ты сидишь рядом со мной за моим столом, — позор, который мне еще предстоит пережить. Но если ты думаешь, что я потерплю твои попытки строить из себя героя...

— Ты закончила? — прервал ее Сорин. Он не собирался оправдываться. Не перед ней. Но он должен был кое-то объяснить. — Правда состоит в том, что наш дар долголетия слишком часто сопровождается недальновидностью, но есть люди, которые еще опаснее, чем наша неизбывная алчность. Оливия осушила бокал, допив оставшуюся кровь. — И одна из таких, — продолжил Сорин, — явилась сюда. Она угрожает всему нашему миру. Я этого не допущу.


Сорин поднял глаза на Нахири, стоявшую над ним на своей гранитной колонне. В воздухе вокруг и между ними парили камни, отрицая гравитацию по воле нового могущественного хозяина. Они, словно послушная армия, ждали ее приказа. Ветер играл волосами Сорина и трепал полы его длинного кожаного плаща, но мириады камней в воздухе висели недвижимо. Вампир подумал, что весь мир словно задержал дыхание. Могущество Нахири было очевидным — могущество, которое выросло вместе с ней. Камень не просто подчинялся ее приказам. Он был частью ее самой, и через камень Нахири могла добраться до любого уголка Иннистрада и оставить весь мир в руинах.

Хелволт был единственным монолитом, на который не распространялось влияние Нахири. Сорин прислонился к нему спиной, чтобы защититься хотя бы с одной стороны. Будь он полон сил, он в мгновение ока разделался бы с выскочкой. Но он растратил всю свою энергию. Опершись на меч, чтобы не упасть, он пробормотал под нос ругательство.

Колонна Нахири пришла в движение и со звуком ломающихся костей медленно понесла литоманта навстречу вампиру. Камни расступались перед ней. Протянув руку к длинному валуну, она погрузила в него ладонь, словно в воду пруда. Через мгновение камень покраснел, потом разлетелся на мириады кусков, и в руке Нахири оказался острый меч с клинком, гардой и рукоятью. Лезвие меча из каменной кузни пылало жаром, и его раскаленное добела острие оказалось направлено прямо в лицо Сорину.

Иллюстрация: UDON

— Сорин! — голос Нахири раздался из окруживших их камней, со всех сторон сразу. — Ты исполнишь свое обещание. Ты вернешься со мной в Зендикар. Ты поможешь мне проверить волшебные узы и убедиться, что Эльдрази не смогут вырваться из плена. Лишь потом ты сможешь сбежать.

Сорин сплюнул.

И тогда он почувствовал.

Вампир поднял глаза с острия меча Нахири, с обетованной гибели, на темное затянутое облаками небо. На его глазах серую хмарь пронзило копье света. Облака расступились, и через проем стремительно пронеслась серебряная комета.

Авацина. Его Авацина. Она явилась защитить Иннистрад от грозящей опасности — ведь именно для этого он создал ее.

Сперва Нахири не заметила появления архангела. А когда заметила, было уже поздно: Авацина врезалась с нее с такой силой, что смела с каменной колонны, и обе покатились по земле. Сорин увидел, как их тела оставляют за собой глубокую борозду. А потом бесчисленные камни, повисшие в воздухе, посыпались на землю.

Наконец две катящиеся фигуры остановились, и первой на ноги поднялась Авацина. Она подняла копье, и его двойной наконечник засветился, все ярче и ярче, пока на него не стало почти невозможно смотреть.

Сорин прищурился, чтобы свет не слепил глаза. Он увидел, как Нахири сливается с землей, и там, где она была мгновение назад, копье архангела пронзает пустоту. Когда его острие вонзилось в камень, тот взорвался и разлетелся пылью и острыми осколками, заставляя Авацину заслонить лицо рукой.

Со своего места Сорин не сразу разобрал, что происходит, но все же разглядел через облако пыли, как Нахири обрушилась на ангела со своим все еще сияющим мечом. Клинок рассекал воздух, оставляя за собой оранжевый след. Авацина отбивала удары копьем, и из него каждый раз сыпался сноп искр. Но ударов было слишком много, они были слишком яростными. Вскоре Авацине пришлось отступать. Она попыталась взлететь, но Нахири поднялась в небо на новой каменной колонне и нескончаемыми атаками заставила архангела вернуться на землю.

«Нахири прикончит Авацину». Эта мысль возникла в голове у Сорина как достоверный факт, а не как возможное развитие событий. Нет! Он слишком много отдал за создание архангела, чтобы позволить литоманту уничтожить его творение.

Собрав последние силы, вампир бросился вперед. — Хватит! — прорычал он, и когда клинок Нахири опустился вновь, его встретил меч Сорина. — Хватит, — повторил вампир. Долгое мгновение мироходцы стояли лицом к лицу, скрестив клинки. Сорин изучал ее. Взор литоманта был направлен на Авацину, и в ее глазах читалось непонимание.

— Что это, Сорин? — проговорила Нахири сквозь сжатые зубы. — Как ты смог обратить в рабство ангела? Кто она?

— Вторая половина, — ответил Сорин. Второй рукой он схватил меч Нахири. Раскаленное лезвие зашипело под его пальцами, вампир надавил, и несмотря на все усилия противницы, приставил острие своего клинка к ее горлу. Через грязь, приставшую к ее коже, потекли струйки пота, а черты лица исказила злоба. Или, может быть, это было осознание поражения. Нахири отпустила рукоять, и Сорин отбросил ее меч в сторону.

Он почувствовал, как сзади подходит Авацина, и поднял руку, останавливая ее копье. Посмотрев на свою бывшую ученицу, он промолвил: «Поверь, что я совсем этого не хотел, девочка».


— Сорин? — сказала Оливия. Лишь услышав свое имя, Сорин понял, что все то время, что он провел, погрузившись в воспоминания, в комнате стояла полная тишина. — Сорин? — повторила хозяйка. — Что это за угроза? Или, точнее, что ты натворил?

— Слишком многое. И слишком мало, — ответил он, уставившись на длинный банкетный стол. В его голове все еще повторялись события, развернувшиеся много веков назад.

— Прекрати, Сорин. Хватит говорить загадками, когда начинается самое интересное. Сорин повернулся к ней, но ничего не сказал, даже когда на ее лицо вернулась знакомая ухмылка. — Должна признать, ты распалил мой интерес. Все, что может вывести тебя из равновесия, должно быть страшно увлекательно. Но ты пришел ко мне, Сорин. Так скажи, чем я могу помочь тебе?

Думы о прошлом испарились в одно мгновение. — Призови сильнейших воинов своего рода, Оливия. Остатки Марковых уже собираются. Наше объединенное войско сможет дать отпор врагу.

— И зачем мне это? Какое мне дело до этого твоего... врага? Просвети меня, что я получу, если...

Она остановилась на середине фразы и вдруг разразилась смехом, резко контрастирующим с ее мелодичным голосом. В ее глазах вспыхнуло злорадное веселье — Сорин подумал, что именно так она смотрит на добычу.

— О, Сорин, — проговорила она, наконец успокоившись. — Я помогу тебе. Но сперва ты поможешь мне.


Сюжет выпуска «Тени над Иннистрадом»

Описание planeswalker-а: Сорин Марков

Описание planeswalker-а: Нахири, Литомант

Описание мира: Иннистрад

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All