Равника: Война Искры. Старые и новые друзья

Posted in Magic Story on 8 Май 2019

By Greg Weisman

Greg Weisman is best known as the creator and producer of Gargoyles, and the writer-producer of Young Justice, Star Wars Rebels, and The Spectacular Spider-Man. He's the author of five novels: Rain of the Ghosts, Spirits of Ash and Foam, World of Warcraft: Traveler, World of Warcraft: Traveler - The Spiral Path, and War of the Spark: Ravnica.
Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть неподходящим для юных читателей.

I.

Гекара ждала меня на Бульваре Между Гильдий.

На пару секунд я остановилась, чтобы полюбоваться ею. Да, это звучит смешно, но она была моей лучшей подругой, моим героем, моим образцом для подражания. У нее были колокольчики в волосах, и у меня с плеч тоже свисали колокольчики. Почему с плеч? Потому что я не хочу, чтобы было слишкомочевидно, что я полностью ее копирую — ее образ, ее стиль, еегекаризм.

Но соображала я туго, поэтому окликнула ее, а она обернулась и выдала улыбку до ушей, назвав меня по имени: «Крыса! Иди сюда, пупсик, и подсласти этот денек!»

Она всегда так говорит.

Мы обнялись. Гекара намного выше, и она принялась меня крутить, как будто мы акробаты в одном из кровавых представлений ее гильдии. Только мы были на земле, а не на натянутой проволоке, и не было никаких клинков или настоящей крови.

На этот раз.

«Давай выкладывай все, в грязных подробностях», — потребовала она.

«Ща-ща! — зачастила я (всегда так с ней разговариваю; да и вообще всегда, когда свой болтливый рот открываю). — Я отправилась за мастером Зареком в Нивикс, как ты и хотела. Понятия не имею, почему он постоянно пытается от тебя сбежать…»

«Да знаю, знаю. Как вообще можно хотеть от меня сбежать?»

«Ага, просто в голове не укладывается. Но если приглядывая за ним я могу тебе помочь, то, знаешь, я рада быть полезной».

«Ты моя Крыса».

«Я твоя Крыса».

«Круто. Ну, и с кем он говорил?» Моя Гекара была посланницей демона Ракдоса, хозяин поручил ей присматривать за мастером Зареком из лиги Иззетов. Но вышеупомянутый красавчик вечно умудрялся избавляться от нее, и тогда в дело вступила я, сечете? Гекара наказала мне всюду следовать за мастером Зареком, когда не могла делать этого сама. Незаметно следить за кем-то — одно из моих особых умений, можно сказать, мой талант. И, как я уже говорила, мне нравилось помогать моей лучшей подруге.

«Он заперся со своим начальником».

«С Нив-Миззетом?»

«Ага».

«Заперся?»

«В лаборатории. Здоровенной лаборатории. Но кроме них там никого не было. Я пробралась в Нивикс, но не успела прошмыгнуть в лабораторию — дверь закрылась. И я подумала, что если попробую открыть ее, они могут заметить».

«Серьезно?»

«Это была очень большая и плохо смазанная дверь».

«О…»

«Так что я пробралась через вентиляцию…

«Ты моя Крыса».

«Я твоя Крыса. Ну, в общем, я пропустила большую часть происходящего. Там было что-то типа…взрыва. В общем, когда я подползла к вытяжке над лабораторией, повсюду был дым. Потом включился вентилятор — видно, автоматически. Он всасывал дым прямо в трубу; я раскашлялась и испугалась, что они меня услышат».

Ее палец смотрел мне в лицо. «Но они не услышали».

«Нет, не услышали. Проблема была в том, что я тоже их не слышала. Там было полно вентиляторов, очень шумно. Но мастер Нив-Миззет выглядел недовольным. Они оба таращились на большую машину, которая, видимо, только что взорвалась. Понятия не имею, что это была за машина, но она явно не работала. Она была вся в дыму и саже. Кое-где даже был огонь, но ни мастер Нив-Миззет, ни мастер Зарек на это внимания не обращали. Я расслышала разве что одну фразу. Что-то про маяк, который теперь был их последним шансом».

«Что ж, сойдет. За неимением лучшего».

«Как скажешь».

«Что еще, подруга?»

«Не так много. Мастер Нив-Миззет улетел. Мастер Зарек открыл дверь, и в лабораторию ворвалась толпа гоблинов, чтобы потушить огонь. Они очень быстро справились».

«Гоблинам Иззета часто приходится тушить пожары. Почти так же часто, как и разжигать».

«Мастер Зарек отвел гоблина в сторону и приказал ему отправить гонцов к госпоже Кайе, госпоже Враске, госпоже Лавинии, господину Вроне и к тебе. Я подумала, что лучше мне уйти оттуда и предупредить тебя. Чтобы ты знала что к чему, прежде чем ответить на его призыв».

Как по заказу примчался гоблин. Не обращая на меня внимания, он поклонился Гекаре и протянул ей лист пергамента. Она похлопала гоблина по головке и уронила в его раскрытую ладонь чаевые — лезвие бритвы. Он уставился на эту штуку, оценил опасную улыбку Гекары и начал медленно отступать. Отойдя метра на полтора, он повернулся и бросился бежать.

Гекара развернула пергамент и кивнула. Колокольчики в ее волосах тихо зазвенели. «Ты была права, — сказала она. — Сейчас или никогда. Моему приятелю Ралу действительно нужна твоя красавица-раскрасавица, чтобы активировать маяк-маячок и призвать супербойцов для битвы со злым драконом».

«Это мастер Нив-Миззет злой?»

«Не-е. Другой дракон».

«А что мне теперь делать?»

Она посмотрела на меня и погладила по голове. Думаю, если бы у меня была старшая сестра, она была бы как Гекара. Но зачем нужна старшая сестра, если у меня есть Гекара? «Ну, раз уж я буду с Раликом-Рогаликом, ты можешь взять выходной. Давай встретимся здесь же, э-э-э…перед рассветом. Если меня не будет, значит, я все еще с ним, и ты можешь отдыхать целый день».

«Ты уверена?»

«Конечно. Тебе не нужно следить за этим парнем, если я с ним».

«Ну ладно…»

Должно быть, она почувствовала, что я не хочу расставаться. Она взяла меня за подбородок и сказала: «Эй, ты моя Крыса. Не мой мотылек. Я знаю, что я — самый яркий свет в Мультивселенной, но не надо порхать вокруг него. Я большая девочка. И сама могу о себе позаботиться».

«Я знаю», — ответила я, возможно, немного обиженно. Совсем немного.

Тогда она меня пожалела. Схватила и снова закружила. Я уже выросла из этой игры, но, честно говоря, мне она все еще нравится. Она опустила меня на землю и чмокнула в лоб.

«Мне пора, пупсик».

«Пока, Гекара».

«Пока, Аретия». Мне показалось немного странным, что она назвала меня настоящим именем. Она почти никогда не зовет меня Аретией. Но я не стала заморачиваться. Я посмотрела, как она пересекла бульвар, и пошла в другую сторону. Я давно не ела и здорово проголодалась.

Я добралась до Селезнийского рынка, который уже закрывался — или, возможно, только готовился к открытию. Там я стащила спелую сливу. Могла прихватить и кошель богослужителя Орзовов, который собирал пошлину с торговцев фруктами. В монетах я не нуждалась, но они были такими гладкими, такими блестящими… а я люблю все блестящее.

Что тут скажешь? Я Крыса.

Я уже собралась посмотреть, как Ракдос исполняет свое Пламенное Торжество, но мне показалось, что это будет изменой Гекаре, и это была совсем уж дикая мысль. Ну, может, у меня просто не было настроения.

Поэтому я просто шаталась туда-сюда, пытаясь убить время. Я подумала, что можно вернуться домой, в земли груулов, провести какое-то время с родителями. Но я этого не сделала. Мне было не по себе. Они бы обнимали меня, и снова бы обнимали, и одна только мысль об этом превращала меня в… как же это…в клаустрофобку, вот. Я хотела побыть на свежем воздухе.

Прекрасная мысль, но скоро начался дождь. Не то чтоб я прям так уж не любила дождь… Я спряталась в дверном проеме и наблюдала за редкими ночными прохожими Равники. Им всем было куда идти. Ну, или мне так казалось.

Наконец, несколько часов спустя я ощутила в воздухе вкус рассвета и поспешила обратно на Бульвар Между Гильдий, чтобы встретиться с Гекарой. Ее там не было. Я ждала, но она не пришла. Конечно, она все еще была с мастером Зареком и я ей была не нужна. Я знала, что могу уйти, но без всякой причины задержалась. Занимался рассвет…

И внезапно передо мной материализовался парень — в песке с головы до ног.


II.

Парнишка примерно лет восемнадцати стоял на четвереньках и кашлял, отплевываясь от песка. Рукой в песке он протер глаза в тщетной попытке очистить их, а потом уставился на небо — смущенно и как-то беспомощно. На мой взгляд, выглядел он довольно жалко. И совсем чуть-чуть мне было интересно: что же это за песчаный ад, из которого он телепортировался.

Затем, все еще отплевываясь от песка, он опустил голову и посмотрел в моем направлении. Я продолжала наблюдать за ним, рассеянно взяв с пояса небольшую кроваво-красную ягоду и отправив ее в рот.

Я же говорила, что проголодалась?

Рана на лбу у парня немного кровоточила, и когда я раскусила ягоду и ее бордовый сок брызнул мне на язык, его бордовая кровь смешалась с песком у него во рту. Он снова сплюнул, выдержал приступ кашля и — все еще стоя на четвереньках — позвал на помощь.

Удивленная, я указала на себя и спросила: «Ты это мне?»

Он отчаянно кивнул и прокашлял: «Пожалуйста…»»

Я сразу же спрыгнула с ограды и помчалась к нему, бормоча: «Меня же никто никогда не замечает. Я такая незначительная». Я помогла ему подняться и начала стряхивать песок с его одежды.

Он пробормотал неразборчивые слова благодарности, а потом спросил: «Где я?»

«Это Бульвар Между Гильдий», — ответила я, пожав плечами.

«Что?»

«Ты на Бульваре Между Гильдий. И тут в любой момент могут проехать грузовые повозки. В обоих направлениях. В общем, если не хочешь, чтобы тебя раздавили, лучше убраться отсюда».

Я потащила его вперед, и он не сопротивлялся. Когда мы шли по мосту, он яростно тер голову, тщетно пытаясь вытрясти песок из волос.

Эта неожиданная встреча меня очень взволновала, и, как обычно, я начала тараторить не умолкая: «Нас не представили должным образом. Я Крыса. Ну, то есть, конечно, Крыса — это не мое настоящее имя. Это прозвище. Меня так люди называют. Ну, не так много людей. В общем, ты понял. Мое настоящее имя — или, скажем, данное мне имя — Аретия. Аретия Шокта. Но Крыса короче, проще выговаривать. Можешь звать меня Крысой. Я вообще не обижаюсь на это имя. Честно говоря, оно мне идеально подходит. Оно лучше, чем Аретия, мне кажется. Хотя я думаю, что Аретия более красивое, понимаешь? Мама зовет меня Аретия. Как и отец. Но в целом они — единственные. Ну еще есть этот кентавр, но он вроде как мой крестный, так что смысл тот же. Родители, раз уж выбрали тебе имя, то так и зовут. Но меня устраивает Крыса. В общем, ты тоже зови меня Крысой, хорошо?»

«Я…»

«Если хочешь знать, сейчас я безвратная, но родилась в кланах Груул, поэтому родители хотят, чтобы я официально присоединилась к их клану, вот только мне кажется, что я недостаточно злая, понимаешь? А еще у меня есть хорошие друзья в Ракдосе и Селезнии — да, да, абсолютно разные вещи, я согласна, но иногда я чувствую, что здорово подхожу одним, а на следующий день — другим. Во всяком случае, вот моя большая тройка гильдий: Груул, Ракдос, Селезния. Я обязательно присоединюсь к одной из них. Наверное. А ты в гильдии? По твоей одежде не поймешь».

«Я…»

«Ой, а как тебя зовут? Наверное, об этом надо было сразу спросить. Но я редко общаюсь с новыми людьми, поэтому не очень разбираюсь во всем этом. У меня всегда столько вопросов, но обычно я сама нахожу ответы, понимаешь?»

«Я…»

«Ну это был риторический вопрос. Мы только познакомились. На самом деле я не надеюсь, что ты мгновенно поймешь, как я живу. Кроме того, у нас же вроде как беседа. И торопиться некуда. В конце концов мы доберемся до всех этих важных вещей, правда? Как твоя голова? Порез у тебя довольно неприятный. Вряд ли придется зашивать, но надо бы его обработать, промыть от песка и наложить повязку. Ну или найти лекаря, который наложит легкое исцеляющее заклинание. Я тебя могу отвести в нужное место, там все сделают, но даже немного исцеляющей магии стоит денег. Впрочем, такие небольшие порезы могут заговорить и бесплатно, если хорошо попросишь. Или, если ты слишком стесняешься просить незнакомца о помощи — как по мне, так стесняешься, впрочем, мы только что познакомились, и я не хочу высказывать далеко идущие предположения — я сама могу тебя подлатать. Ну, в смысле, я ведь тоже незнакомец. Но чувствую, что мы вроде как немного сблизились. В любом случае, я довольно приличный лекарь. Мне пришлось много лет практиковаться на себе. Конечно, моя мама не отказалась бы делать это, но она воин груулов. У нее не всегда есть свободное время. Кроме того, у меня слишком уж серьезных ран никогда и не было, понимаешь? Так, порезы и царапины. Я не особо высокая, и большие люди всегда натыкаются на меня, если я забываю об осторожности. Понимаешь, Равника — место оживленное».

«Я…»

«Имей в виду, целительной магией я не владею, и вряд ли у меня есть что-то, из чего можно сделать повязку, но я легко могу что-нибудь украсть. Хотя, возможно, ты не захочешь носить ворованную повязку. Я забыла, что воровство не все одобряют. Ну, задержатели Азориуса точно бы не одобрили. Хм, ты ведь не из Азориуса?»

«Я…»

«Не-е, посмотри на себя. Ты не можешь быть Азориусом. Я думаю, ты…»

Внезапно он преградил мне путь, схватил меня за руки и заорал: «Да послушай же!» Мне кажется, он даже сам немного напугался, потому что сразу стал выглядеть виноватым в том, что сорвался, — как будто я могла бы отомстить ему за этот ор.

Да он меня вообще не знает, правда?

Я улыбнулась, давая ему понять, что не такая уж я и ранимая, и сказала: «Я слишком много болтаю, да? Я кучу времени провожу в одиночестве и слишком много говорю сама с собой. Я постоянно твержу себе это. А тут познакомилась с кем-то новым, и ты мог решить, что я умею слушать. Я хочу научиться слушать. Так что, да, я буду слушать тебя…кстати, ты так и не сказал, тебя зовут. Начни с этого, и я обещаю, что буду слушать».

«Тейо», — ответил он, немного повысив голос в конце, словно это он спрашивал у меня, действительно ли его так зовут.

Пытаясь быть любезной, я повторила: «Тейо. Хорошее имя. Ты состоишь в какой-нибудь гильдии, Тейо? Ты получил травму и вышел из игры? Может, тебя нужно куда-то отвести? Или к кому-то?»

«Я не состою в гильдии. Я послушник Ордена Магов Щита».

«Хм. Никогда о таком не слышала».

«Ты никогда не слышала об Ордене? Как это возможно? Что же ты делаешь во время алмазной бури?»

«Никогда не слышала про алмазную бурю, но звучит красиво. Блестяще. Я люблю все, что блестит. Это немного по-детски, но так уж сложилось. Если вижу что-то блестящее, я это беру. Я же говорила, что я воровка, да?»

Он отпустил мои руки, облокотился на каменные перила моста и посмотрел на реку, текущую внизу. Его глаза широко раскрылись, руки крепко сжали перила, а костяшки пальцев побелели. Он пробормотал: «Она никогда не сталкивалась с алмазной бурей? Никогда не слышала об Ордене? Это какая-то бессмыслица. Монашеский Орден Магов Щита известен на всей территории Гобахана. От него зависит жизнь людей».

Я облокотилась на перила рядом с ним, улыбнулась и пожала плечами, стараясь говорить с расстановкой: «И про Гобахан я никогда не слышала».

Он стукнул рукой по перилам и топнул ногой. «Это Гобахан! Наш мир — Гобахан! Ты стоишь на Гобахане!»

Я слегка подтолкнула его, заставив оглянуться вокруг. «Тейо, это— не снижая темпа, я слегка подпрыгнула на брусчатке, заставив колокольчики тихонько звякнуть. — Это Равника. Этот мир — Равника. Тейо, по-моему, ты больше не в Гобахане. Я думаю, ты «ходящий».

«Мы все умеем ходить. Я точно умею. Конечно, я ходящий».

«Не такой ходящий, не в этом смысле. Я не очень много об этом знаю. Так, слышала, как об этом говорили мастер Зарек и госпожа Враска, когда не знали, что я слоняюсь поблизости. Я имею в виду, Гекара попросила меня следовать за мастером Зареком, так что это было настоящее задание, понимаешь? Она хотела знать, когда и куда они без нее отправились. Кстати, это почти цитата. Она так и говорит, Гекара. В общем, я должна была идти за ними, ну и я вроде как немного подслушала. Наверное, не стоит в этом признаваться, но я все время подслушиваю. Просто не могу ничего с собой поделать».

«Клянусь бурей, я понятия не имею о чем ты вообще говоришь».

«Ну ладно. Ага. Понятно. Я хочу сказать, я видела, как ты материализовался там, весь в песке, так что я, наверное, должна была догадаться. Но разум всегда сначала принимает самое простое объяснение, понимаешь? Я думала, что ты умеешь телепортироваться с места на место. Ты ведь умеешь телепортироваться с места на место?»

«Нет!»

«Ага. Но если я правильно поняла, ты можешь телепортироваться из мира в мир, из измерения в измерение».

«Клянусь, я понятия не имею, как это делать!»

«Может, в первый раз это вроде как вышло случайно… ну, то есть ты это не специально сделал. Типа как непроизвольный полет. Может, ты хотел спасти свою жизнь? Тебе ничего не угрожало?»

Он смотрел на меня широко раскрыв глаза. Ну точно еще шире, чем когда смотрел на реку. «Как… как ты узнала?»

«О, нет. Я не знала. Но я думаю, обычно так и происходит. К тому же я неплохо соображаю, ну и ты был просто с ног до головы в песке. Может, тебя похоронили заживо?»

Он кивнул, а затем сказал: «Так я не на Гобахане?»

«Ты в Равнике».

«В Равнике». Его акцент, которого я раньше не замечала, становился чуть более явным, когда он произносил это слово.

Уже зная ответ, я спросила: «И ты… ты не… ты здесь никого не знаешь, да?»

«Видимо, только тебя».

Я сжала его руку. «Тогда я официально беру тебя под опеку. Пока ты не будешь готов уйти, мы с тобой семья. Не волнуйся, я позабочусь о тебе. У меня это прекрасно получается. Мне пришлось научиться заботиться о себе, понимаешь?»

«Ага», — ответил он, хотя это и было необязательно.

«Тогда давай прикинем, о чем тебе нужно знать, чтобы жить в Равнике». По дороге я потихоньку его изучала. Он рассматривал город, все здания, дороги и прохожих (которые не замечали ни его, ни меня), и его широко раскрытые глаза распахивались все шире и шире. Я уже начала бояться, что скоро они просто выпадут из глазниц, поэтому решила, что информацию ему лучше подавать небольшими порциями. «Ладно, вот что тебе нужно знать: Равника — это один большой город. Здесь живет много народу. Очень много. В основном это люди — как ты и я. Но есть еще эльфы, минотавры, циклопы, кентавры, гоблины, ангелы, авены, ведалкен, виашино, великаны, драконы и демоны и, в общем-то, все, кто тебе только в голову придет. Вот, например, госпожа Враска — горгона. Я за всю жизнь видела только трех таких, но, мне кажется, они очень красивые, понимаешь?»

—«Я… не думаю, что когда-либо видел горгону».

«Они поразительные. Уж поверь мне. Не знаю, конечно, кто у вас в Гобахане всем заправляет»

«Аббат Баррез? Хотя нет… Он просто управляет монастырем».

«Так ты, вроде как, монах? Я думала, что все монахи должны брить головы».

«Я еще не монах. Я послушник. И нет такого правила — брить голову. Ну, я о таком не знаю, во всяком случае, — он вскинул руки. — Сейчас я вообще уже ни в чем не уверен!»

«Успокойся. Именно поэтому я и объясняю тебе положение вещей. Итак, Гобаханом правит аббат. А здесь, в Равнике, это гильдии. Есть десять гильдий, и все разделено между ними — они управляют всем».

«В Оазисе были гильдии. Это такой большой город в Гобахане. — Он остановился и огляделся. — Но, думаю, Оазис не настолько большой».

«Но достаточно большой, чтобы иметь гильдии?»

«Да. Есть гильдия плотников. И гильдия конюхов. Но вряд ли они чем-то управляют. По-моему, они просто собираются вместе, чтобы выпить эля и пожаловаться друг другу. По крайней мере, такое у меня впечатление сложилось. Я в Оазисе всего пару дней был».

«Ну, наши гильдии занимаются более серьезными вещами. Хотя я уверена, что они пьют эль и жалуются ничуть не меньше. Я знаю, что мой отец пьет эль и много жалуется, а еще он важный воин в кланах груулов».

«Так ты из этой гильдии груулов?»

«Я же тебе говорила. Я безвратная. Это значит, что я еще не вступила ни в какую гильдию. Груул, Ракдос, Селезния. Они все вроде как обхаживают меня. Я пользуюсь высоким спросом, — рассмеялась я. Он не понял шутки. — Шучу. Я не пользуюсь высоким спросом».

«Ладно. Тебе лучше знать».

«А ты милый».

«Я?»

«Мне так кажется. Ты мне уже нравишься. Я рада, что тебя опекаю».

«Я… — он засмеялся. Ну, или мне показалось, что это был смех. Сказать наверняка было довольно сложно. — Думаю, я тоже этому рад».

Он смотрел на меня так, что я чувствовалану, не знаю, что я чувствовала.

Что-то вроде смущения?

Я отвела взгляд и сказала себе: «Хватит!».

Или я сказала это вслух? О нет, я же не сказала это вслух?!

Он глубоко вздохнул и спросил: «Что мне еще нужно знать?»

«О, хмдавай подумаем. Гильдии всегда сражаются друг с другом. Мне это кажется идиотизмом. По идее, они настолько разные, что должны бы ладить. Их интересы вряд ли пересекаются. Но они считают, что раз они так отличаются, то должны постоянно враждовать и все такое. И когда все это начинает выходить из-под контроля, конфликт должен разрешить парень, которого зовут господин Джейс Белерен. Его называют Живым Договором Гильдий, а это означает, что все произойдет так, как он скажет. Ну, знаешь, магическим образом. Проблема в том, что он пропал много месяцев назад. Думаю, он как ты. Путешествует из мира в мир. Только, скорее всего, по своему желанию. Ну, в общем, с момента его исчезновения дела пошли хреново, понимаешь? Все гильдии пытались собраться вместе, чтобы остановить какого-то злого дракона, который должен вот-вот сюда явиться. Но госпожа Враска — это мастер гильдии Голгари — убила госпожу Исперию, мастера гильдии Азориус».

«Что? Она убила ее?»

«Ага, и теперь все гильдии ненавидят друг друга. Ну или, знаешь, больше не доверяют друг другу».

«А злой дракон?»

«Не знаю. Думаю, он все еще в пути».

Мы повернули за угол, и я встала как вкопанная. Мы вышли к Площади Десятого Округа, и я поняла, что смотрю на высокий обелиск в центре, увенчанный статуей дракона. Злого дракона, если подумать.

«Ого, — сказала я. — Это что-то новенькое».


III.

Я едва успела отметить новый обелиск в центре площади, когда мой взгляд перескочил на огромную пирамиду в дальнем конце. Когда-то — буквально совсем-совсем недавно — она поднялась из-под земли, разметав здания, сады, и вообще все, что было на том месте. Все это было настолько поразительно, что я едва могла вспомнить, что же там располагалось накануне.

Были ли эти вещи так уж незначительны?

Ирония в том, что таким, как я, забывчивость не свойственна, понимаете?

«Это и есть тот злой дракон?» — нервно спросил Тейо.

Сначала я решила, что он говорит о статуе на обелиске. Но он тоже смотрел на пирамиду. Там, на вершине, была еще одна статуя дракона — только эта статуя вдруг повернула голову и посмотрела в нашу сторону. Я была абсолютно уверена, что она смотрит не на меня, и подумала, что Тейо, возможно, был прав, когда сказал: «Такое чувство, что он смотрит прямо на меня».

Но я ответила: «Это очень маловероятно». Во всяком случае, я начала это говорить. Но вторую половину моей фразы оборвал громкий хлопок и порыв сухого пустынного ветра, образовавшийся позади нас и буквально сбивший меня и Тейо с ног.

Я первой припустила бежать. А Тейо так остался на четвереньках, дрожа и бормоча: «Проснись, проснись, проснись»

Я обернулась на звук разбивающейся каменной кладки, который эхом разнесся по площади. Гигантский портал — высотой метров пятьдесят — открылся позади нас и мгновенно уничтожил Посольство Договора Гильдий, разделив его точно напополам. Из портала лился мягкий фиолетовый свет. Это выглядело почти успокаивающе, ну, вы понимаете, если не брать во внимание разрушения, которые причинил — и продолжал причинять — разрыв в пространстве. Какой-то огр, прежде чем рухнуть на землю, словно бы споткнулся — добрая четверть его тела просто испарилась при появлении портала. Поврежденный фасад посольства обрушился, похоронив под завалами еще двух зевак.

Это было шоу ужасов. И далеко не такое веселое, как у ракдосов.

Я оглянулась на дракона. Он был слишком далеко, чтобы я могла разглядеть выражение его морды, но я немного умею читать эмоции, и почувствовала, как его разум источает волны злорадства. Волны злорадства — и его имя.

Болас. Никол Болас.

У меня по спине побежали мурашки.

А потом все стало еще хуже


IV.

Черноволосая женщина в элегантном черном платье осторожно вскарабкалась на обломки. Она добралась до вершины рухнувшей балюстрады, выпрямилась и остановилась.

«Что-то появляется из этой фигуры» — пробормотал Тейо. Я не сразу сообразила, что он имеет в виду круглый пространственный разрыв. Я посмотрела туда.

Армия. Через портал шла армия. В лучах утреннего солнца воины блестели ярко синим, с металлическим отливом. Я подумала, что выглядят они красиво. Но я не полная идиотка. Армия, марширующая по Равнике, — штука нехорошая, какой бы блестящей она ни была.

Черноволосая женщина поднесла к лицу еще одну блестящую вещь. Когда она убрала руки, я увидела, что это была кольчужная завеса из полированных золотых звеньев, ярко горящих на солнце. На ее обнаженной коже начали светиться лиловые линии — узоры, похожие на татуировки. По-моему, я слышала ее крик. Но я не была уверена, кричала ли она вслух или мысленно.

Или это все была вроде как проекция моих страхов?

Когда голые руки женщины засветились ярче, металлическая армия тоже начала светиться. Даже на таком расстоянии я могла разглядеть, как глаза воинов наливаются лиловым и принимают цвет татуировок мисс Черноволосой. Так или иначе, вся армия остановилась и повернулась к ней, а она вполне ясным жестом приказала своим сияющим войскам развернуться и идти прямо на толпу — на всех этих людей, которые еще не оправились от причиненных порталом разрушений и стояли, тупо уставившись на приближающуюся орду.

«Что нам делать?» — прошептал Тейо.

Честно говоря, я понятия не имела, что делать, — ну разве что убежать и спрятаться. Но вместо этого я продолжала стоять в полном оцепенении; и вот первый из металлических бойцов поравнялся с молодой женщиной, пытавшейся освободить своего мужа, парня или брата из-под рухнувшего камня. Она взглянула на приближающегося воина. И даже не пошевелилась, когда он подошел и мгновенно сломал ей шею. Мы были далеко, но услышали, буквально ощутили этот хруст.

«Что нам делать?» — повторил Тейо.

Я не знала. По мере продвижения наступающей армии бойня продолжалась — они шли, убивая всех на своем пути. Когда они приблизились, я увидела, что воины были нежитью: люди, минотавры, авены и другие виды, с ног до головы покрытые каким-то синим веществом, которое и испускало металлический блеск. Скоро они доберутся до нас. Я не могла соображать. Не могла пошевелиться. Не могла даже говорить, что уж действительно мне не свойственно.

И вдруг раздался раскат грома. Мы оба повернулись на звук. Это был мастер Зарек. Его руки искрились электрическими разрядами, и он стрелял в синюю металлическую армию молниями, часто убивая по два или три бойца за раз. Зарек шел вперед, его лицо светилось яростью, волосы стояли дыбом, и синие воины буквально взрывались перед ним.

Госпожа Кайя тоже была там; она обнажила свои длинные клинки, чтобы защитить рыжеволосую мать, прижимавшую к груди такого же рыжеволосого сына, и направлялась к убийце из армии нежити, который занес меч над головой молодой женщины. Кинжалы госпожи Кайи, светящиеся фиолетовой магией, погрузились в спину существа. Оно упало замертво прямо перед вопящей матерью, которая еще крепче прижала сына к груди и уставилась на Кайю, переполненная скорее ужасом, чем благодарностью.

«Беги!» — скомандовала госпожа Кая.

Женщина наконец вышла из ступора и бросилась бежать с ребенком на руках.

Не знаю почему, но это привело в чувство и нас с Тейо.

«Мы можем чем-то помочь?» — спросил он.

«Думаю, можно попробовать», — ответила я, хотя понятия не имела, каким образом.

Еще два блестящих чудовища бросились на госпожу Кайю. Ближний, здоровяк, размахивал топором, но Кайя приняла бестелесную форму, что, как я знала, было одним из ее мистических талантов, и топор прошел сквозь нее, не причинив вреда. Похоже, на какое-то мгновение боец пришел в замешательство, и Кайя использовала эти секунды, чтобы снова воплотиться и перерезать глотку второму нападавшему. Бледно-фиолетовое мерцание ее клинков, казалось, какое-то время боролось с темно-фиолетовым светом, исходящим из глаз и узоров на теле воина. Но подобно яду, силы госпожи Кайи текли сквозь труп, заражая его. Он упал.

Кайя повернулась к бойцу с топором, который снова замахивался на нее. И опять она стала бестелесной, и снова топор прошел сквозь ее тело, оставив противника достаточно открытым для того, чтобы можно было вогнать ему в живот оба кинжала. Он все еще стоял, и она уверенным движением вспорола ему брюхо. Вот такую штуку сделала бы моя мама.

Или Гекара. Интересно, где она. Впрочем, я была даже немного рада, что ее здесь нет. Она бы и здесь нашла повод для веселья, и ее вполне могли бы убить и все такое.

Тем временем мастер Зарек занял позицию на парковой скамейке, защищая трех малышей, один из которых прижимал к груди надувной шарик с такой же страстью, с которой мать оберегала своего сына. Мастер Зарек поражал металлических воинов одного за другим, но когда госпожа Кайя собралась присоединиться к нему, стало ясно, что их — как и всех нас — скоро просто сметет нежить.

На нее напало еще одно существо. И снова ее тело как бы растворилось, и воин пролетел сквозь нее. Он развернулся. Она развернулась. Воплотилась и вонзила кинжалы ему в глаза, в самую глубину того, что осталось от его мозга. Он упал, словно марионетка, которой перерезали ниточки.

Но она слишком замешкалась. Полуразложившийся минотавр врезался в нее и отбросил на груду булыжников. Она застонала и попыталась подняться на ноги.

И в этот момент в бой вступили мы. Наконец-то.

Атаковать минотавра в лоб было плохой идеей. Поэтому я обошла его сзади. Существо проигнорировало маневр и бросилось к госпоже Кайе быстрее, чем я ожидала. Быстрее, чем я могла осуществить задуманное.

А потом из ниоткуда появился Тейо. Он стоял перед госпожой Кайей, подняв треугольный световой щит в попытке оградить ее и себя от этой твари. (Наверное, такие штуки и должен делать послушник Ордена Магов Щита.) Булава существа ударила в щит, который ярко вспыхнул, но сохранил форму. Тейо поморщился, но остался на месте, что-то тихо бормоча. Это было настолько неожиданно и поразительно, что вдруг я поняла: не имея на то особых причин (нашла чем гордиться, как сказал бы мой крестный Боруво) — я все-таки горжусь своимподопечным.

Минотавр снова пошел в атаку, но на этот раз я была готова. Я достала свои кинжалы (не такие большие, как у Кайи). Прыгнула на спину зверю и вогнала их ему в шею. Он взревел, встал на дыбы и сбросил меня. В полете мне удалось не выронить клинки. Я тяжело шлепнулась на задницу.

Опять порезы и царапины.

Внезапно бело-голубой электрический разряд поглотил минотавра, и он взорвался, разлетевшись кучей тлеющих голубым ошметков.

Когда мастер Зарек приблизился, Тейо опустил щит. Маленький кружок света под ухом Тейо погас, плечи его расслаблено опустились. Он помог госпоже Кайе подняться.

И тут мастер Зарек заговорил с Тейо. «Ты Мироходец», — произнес он.

«Я… кто?»

«Откуда ты знаешь, что он Мироходец?» — спросила госпожа Кайя.

Я металась среди блестящих синих существ. Ударить здесь, уколоть там, чтобы отвлечь их внимание от намеченной жертвы. Я подрезала коленные сухожилия у одного из них, а когда он упал на колени, ударила в глаза.

У госпожи Кайи ведь получилось.

К счастью, у меня тоже.

Уклонившись от очередного монстра, я поспешила назад к Тейо.

В этот момент госпожа Кайя посмотрела прямо на меня и сказала: «Тебя эти бестии почти не замечают. В чем твой секрет?»

Я уставилась на нее.

Мастер Зарек, решив, что обращаются к нему, ответил: «По-моему, они меня очень даже заметили».

Но госпожа Кайя снова обратилась ко мне, уже с некоторым беспокойством: «С тобой все в порядке?»

Я едва пришла в себя от удивления. Пробормотала что-то вроде: «О, да. Я просто никогда не думала, что могучий лидер Орзовов обратит на меня внимание». А про себя пробормотала: «Ух ты, два раза за день. По сравнению с этим дыра в мире уже не кажется такой странной».

Мастер Зарек, все еще ошибочно полагая, что Госпожа Кайя обращалась к нему, сказал: «Я в порядке. Прости. Это все очки. Их создал Огненный Разум. С их помощью я могу распознавать Мироходцев. Этонемного сбивает с толку».

«Здесь есть еще? — спросила госпожа Кайя. — Мироходцы. Не очки. Нам не помешала бы помощь».

Мастер Зарек опустил очки на глаза и осмотрел небо, медленно отслеживая что-то спускающееся вниз. По его выражению лица и легкому жужжанию в голове я поняла, что он говорил с кем-то по ментальной связи Мне не хватало сил, чтобы перехватить разговор, но знаки я отследить могла.

Я проследила за его взглядом. К нам приближались четыре человека. Двое были мужчинами, которых я не узнала, а третьей была госпожа Лавиния, бывшая помощница Живого Договора Гильдий. Ну, того самого парня по имени Джейс Белерен, и он тоже был с ними. Они пробивались к нам. У самого высокого из них был меч, способный нашинковать в капусту любого монстра в радиусе поражения.

Мастер Зарек поразил молнией парочку чудовищ на пути четверки. Вдруг здоровяк закричал: «Чандра!»

Мы все обернулись. К нам приближались еще четыре воина. Впереди шли две пиромантки. Одна с пылающими — буквально пылающими — рыжими волосами обрушивала огненные волны на монстров, превращая их в лужи расплавленной слизи. Другая, с длинными пепельно-стальными волосами, била не менее эффективным точечным пламенем. За ними следовали леонинец и массивный серебряный автомат.

Обе группы добрались до нас, и одноглазый леонинец, подняв руки к небесам в дружественном жесте, торжествующе взревел. Но, как мне казалось, радоваться было рано.

Нас быстро представили друг другу. Большого мужчину звали Гидеон Джура. Другого — Тефери. Пиромантку с огненными волосами — Чандра Налаар. Пиромантку с пепельными волосами — Джайя Баллард. Леонинца звали мастер Златогривый Аджани. Автомат оказался живым и разумным, его звали Карн. Как и у Тефери, у него не было фамилии. Похоже, у многих из них не было фамилий, как будто это была цена за возможность «ходить» из мира в мир. Я хотела спросить Тейо, какая фамилия у него, но он был занят, пытаясь представить нас остальным. Он нервничал и бормотал себе под нос. Когда господин Джура положил свою большую руку на плечо Тейо и, обращаясь только к нему, произнес «Я рад, что ты на нашей стороне, Тейонрахт», я даже улыбнулась.

Тейо начал было объяснять, что его зовут не совсем так, но в этот момент господин Джура прокричал: «Построиться! Вековечные наступают! Нам нужно спасти как можно больше людей!»

Вот, значит, как назывались металлические воины: Вековечные.

Это слово не сулило ничего хорошего.


V.

Изящная госпожа Черноволосая в элегантном черном платье шла по площади от портала к пирамиде в окружении фаланги Вековечных телохранителей. Она наблюдала, как господин Джура вел нас в бой против того, что он называл «Ордой Ужаса».

Она наблюдала, как мы уносим детишек, еще младше меня, подальше от опасности.

Господин Джура иногда нес на руках по трое за раз.

Она видела, как мы защищаем простых жителей, которые были слишком напуганы, чтобы обороняться.

Смотрела, как мы уничтожаем Вековечных одного за другим.

Последнее, что я увидела, прежде чем совсем потерять ее из виду, это как она качала головой, и на лице ее читались жалость и некоторое отвращение.

Я посмотрела на Тейо Верада — я наконец узнала его фамилию. Он выглядел измученным. Он поднимал щит раз за разом, чтобы защитить незнакомых людей от Вековечной нежити. Я была слишком занята, пытаясь выжить, и не могла читать его мысли. Но суть прослеживалась четко: он не был уверен, что сможет сыграть картами, которые ему сдала судьба.

Я наклонилась к его уху и сказала: «У тебя отлично получается».

Он тяжело сглотнул, кивнул и поднял очередной щит. Это был круг, увеличившийся на ширину его разведенных в сторону рук. Пара эльфийских детишек смогла убежать под его прикрытием от солдат в лазотеповой броне, как называл этот материал господин Джура. Щит Тейо отражал атаки Вековечных, позволяя мне втыкать кинжалы в менее «вековечные» глаза врагов.

Я уже проделала этот трюк шесть или семь раз. Это был действительно эффективный способ. Я просто неслась вперед, била и колола. Когда я проделала этот фокус в первый раз, мне показалось, что Тейо стошнит, но он сдержал позывы и теперь смотрел на это более спокойно. Мне никогда не приходилось показывать так много своих трюков кому-то, кроме, может быть, матери. Но сейчас я старалась не забивать этим голову.

Тейо призвал новый щит, чтобы заблокировать атаку еще одного Вековечного.

Господин Джура крикнул: «Тейонрахт, толкай его сюда!»

«Просто Тейо», — пискнул тот, пытаясь выполнить приказ. Я заметила, что каждый раз, когда Тейо прикладывал больше сил, под его правым ухом появлялся маленький кружочек света. Он висел там, как яркая блестящая серьга, которая опасно привлекала мое внимание. Я изо всех сил сопротивлялась желанию схватить эту штуку и пыталась не смотреть на нее слишком долго.

Тейо расширил щит на левой руке, превратив его из круга в ромб. С легкой улыбкой — возможно, он немного гордился этим приемом — Тейо обеими руками придал объем ромбу и пошел вперед.

Кистень Вековечного отскочил от острого угла, выбив монстра из равновесия. Тейо пригнулся и толкнул его. Существо отшатнулось назад, и Джура точным ударом отрубил ему голову.

«Хорошо», — рявкнул он, прежде чем повернуться и атаковать другого солдата.

Тейо снова улыбнулся, и я улыбнулась ему в ответ. Затем Тейо стер улыбку с лица и развернул щит, чтобы прикрыть спину Кайи.

Господин Белерен прокричал: «Мы должны призвать гильдии! Без них мы не выстоим!»

Господин Зарек взорвал очередного Вековечного и крикнул в ответ: «Я не уверен, что получится! Я могу командовать Иззетами на поле боя, и, может быть, Кайя сможет привести Орзовов»

Лавиния закончила за него: «Остальные гильдии отступили, чтобы защищать свои территории. Они больше боятся предательства, чем Боласа».

Госпожа Кайя сказала: «И гильдии, которые уже служат Боласу, в расчет не берем. Голгари и Азориусы. Может быть, и Груулы тоже».

Я не могла поверить, что Груулы будут служить дракону. Я знала, что мои отец и мать никогда не поступят так.

Лавиния тоже нахмурилась. Ей явно не нравилась мысль о том, что Азориусы на стороне Боласа.

Тейо и госпожа Кайя стояли спиной к спине, отражая удары двух Вековечных. Думая, что смогу помочь, я проскользнула между ними и прошептала госпоже Кайе: «Вызовите Гекару. Она приведет весь Культ».

Госпожа Кайя добила Вековечного и остановилась. Она печально покачала головой. «Гекара мертва», — произнесла она.

Это был конец. Мой мирзакружился.

Этого не может быть

Мы же виделись прошлой ночью. Она была живая. Она была веселая. Она была Гекарой. Она была лучшей подругой в мире. Во всей Мультивселенной.

Тейо встревоженно смотрел на меня из-за щита.

«Гекара была моей подругой, — сказала я обреченно. — Она знала меня. Заботилась обо мне».

Тейо выглядел так, как я себя чувствовала: беспомощным. В попытке утешить меня он переместил щит с правой руки на левую и легонько сжал мою руку, выказывая поддержку.

Я не буду притворяться, что успокоилась. Я все еще не могла осознать того, что сказала госпожа Кайя. Я не могла представить мир без Гекары, без ее смеха, без ее скачущих мыслей, без ее верности и дружбы, даже без ее жажды крови. Но Тейо пытался помочь. Поэтому я приняла это с благодарной улыбкой. Я понятия не имела, какое выражение на самом деле появилось на моем лице.

Гекара не могла умереть. Этого просто не может быть.

«Гекара мертва», — сказала госпожа Кайя. Я знала, что она любила Гекару. Она не стала бы лгать. Я хотела бы верить, что это ложь. Но я знала.

Моя лучшая подруга не будет ждать меня на Бульваре Между Гильдий. Больше она никогда не будет меня там ждать. Она никогда не обнимет меня, не будет дразнить, не будет щекотать, не будет кружить меня, не заговорит со мной снова.

«Иди сюда, пупсик, и подсласти этот денек!» — больше я никогда не услышу этого. Больше я никогда не услышу ее голос. Не будет звона колокольчиков в ее волосах. Не будет милого хихиканья, как в тот раз, когда она показала лезвие бритвы. Не будет больше этого фыркающего смеха, когда она видит что-то очень веселое. Это конец. Занавес опущен. Шоу окончено.

Вековечные все прибывали, и я вдруг задумалась: ради чего мы вообще с ними сражаемся?

Равника погибала, и в один момент все вокруг потеряло свою ценность.

Гекара была мертва.


Война Искры Архив рассказов
Planeswalker: Златогривый Аджани
Planeswalker: Чандра Налаар
Planeswalker: Гидеон Джура
Planeswalker: Джейс Белерен
Planeswalker: Джайя Баллард
Planeswalker: Карн
Planeswalker: Кайя
Planeswalker: Лилиана Весс
Planeswalker: Никол Болас
Planeswalker: Рал Зарек
Planeswalker: Тейо Верада
Planeswalker: Тефери

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

4 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние» by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана. Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть не...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more