Храм на кладбище кораблей

Posted in Magic Story on 5 Август 2016

By Mel Li

Предыдущая история: Загадка поместья Марковых

Джейс Белерен ищет Сорина Маркова, но сталкивается со множеством опасностей, и поиски оставляют больше вопросов, чем ответов. Расследование привело его на искореженные руины поместья Марковых, где среди развалин он нашел дневник. В дневнике говорилось о криптолитах — искривленных камнях, подобных тем, что были в поместье, — и Джейс отправился по их следу.


Когда он добрался до Гевоны, был еще вечер. В небе сквозь плотное покрывало моросящего над болотами мелкого дождя сияла луна охотников.

Под дождем молча брел Джейс Белерен, воплощение Договора Гильдий Равники и выдающийся маг разума. Мастерство телепатии мало помогало, когда он скользил, чуть не падая, по грязной размытой тропе. Впрочем, ему хотя бы не докучали назойливые иллюзии поместья Марковых. Самообладание было восстановлено, а разум чист — по крайней мере, сейчас.

В тумане колдовской свет освещал дорогу всего лишь на несколько футов. Дальше идти было нельзя.

«Мир, полный теней и призраков... и я, как глупец, гоняюсь за ними», — вслух подумал Джейс, хлюпая набравшими воды башмаками.

Он с печальной усмешкой вспомнил, как с надежными спутниками путешествовал по болотам Зендикара. Не говоря уже об их мастерстве находить дорогу... молчание и одиночество в пути стало его донимать. Ему не хватало знакомого, характерного узора их мыслей, звука их голосов. Ему — Джейс непроизвольно дернул уголком рта — пригодилась бы их помощь.

Плотнее кутаясь в плащ, Джейс дотронулся до спрятанного в карман дневника. Небольшой том в обложке из темной кожи с металлической застежкой тонкой работы. Перед его глазами вдруг появилось бледное лицо соратами, что он увидел в поместье. «Моя бумажная спутница», — подумал маг, ухмыльнувшись.

Достав дневник, Джейс провел кончиками пальцев по обложке и откинул застежку. Обложка распахнулась и раскрылись белые, словно очищенное яблоко, страницы, покрытые затейливыми письменами. Сделанные каллиграфическим почерком записи перемежались таблицами, заполненными цифрами.

Джейс медленно выдохнул и поглубже натянул капюшон, чтобы защитить книгу от дождя. Внимательно и осторожно он перевернул страницу.

На следующем развороте были мастерски выполненные полевые зарисовки. Крыло ангела — каждое перышко кропотливо выписано тончайшими линиями. Таблица с аккуратно заштрихованными кругами под заголовком «Материальный состав луны Цапли». Занимающее всю страницу изображение получеловека-полуволка в профиль. Маг сразу же узнал в нем существо, в которое не так давно превратился его неудачливый проводник.

«Что ж, незнакомка. Поведай мне свои тайны», — промолвил Джейс. Протерев от грязи ближайший камень, он сел и принялся за чтение.


Запись 433, луна урожая:

С утра ко мне в кабинет неожиданно явился отважный всадник, прискакавший на пестром сером коне. Он привез весьма любопытную поклажу. Сверток, обернутый в мешковину, был больше человеческого роста, и мы вдвоем с трудом затащили его в вестибюль обсерватории. Всадник ничего не сказал, лишь носком грязного башмака указал на прикрепленную записку. Я узнала каракули Дженрика: «Образец для немедленного исследования».

Когда я развернула мешковину, у меня перехватило дыхание. Я увидела мех, потом когти, потом показалась волчья морда... Это был вервольф. После беглого осмотра стало ясно, что этот экземпляр значительно крупнее всех тех, что раньше попадались мне в руки. К моему удивлению труп оказался уже окоченевшим. Он был мертв уже несколько дней. Посмертное обращение ликантропов в человеческий облик — хорошо известный факт, однако экземпляр перед моими глазами опровергал его самым очевидным образом. Мне не терпелось начать работу, но я была вынуждена попросить расписку о времени доставки. Посыльный подписался просто: «Р. Каролус».

Экземпляр был вымыт, обсушен и внесен в картотеку. Я начала исследование с левой передней части. Прежде всего я удалила значительное количество плотной шерсти, обнажив кожный слой.

Обычно перед проведением таких процедур голову образца накрывают, чтобы предохранить ее от повреждений, а также по более деликатным причинам. Тем не менее, я не могла устоять перед искушением полюбоваться на его выражение лица. Широко распахнутые глаза, пасть раскрыта, словно в свой последний миг он звал кого-то за спиной истребителя. Впрочем, вероятнее всего он, как и многие вервольфы, которых я видела раньше, просто восторженно таращился на луну.

Выражение на морде зверя напомнило мне слова Дженрика. «Неизвестно, как именно действует на каждого конкретного человека проклятие ликантропии, — говорил он, — но это тесно связано с его индивидуальной природой. Вид луны наполняет их невероятной свирепостью и силой, но касание ее серебра для них хуже яда».

Я хорошо помню свои первые дни на Иннистраде — мире долгих зимних ночей, идеальном месте для моих лунных исследований. Я смотрела на Цаплю, безупречно полную и яркую настолько, что не было видно звезд, и восторженная... первобытность охватила мое сердце. Может быть, это были живые воспоминания о моем прошлом среди облаков, оставшемся за много миров позади. Может быть, ликантропам можно было позавидовать — ведь они не боялись принять эту первобытность и впустить ее в свою жизнь. Может быть, ощущая прилив серебряной магии луны, растекающейся по жилам, они испытывали экстаз, которого нам не испытать никогда.

Три последних параграфа были перечеркнуты, но колдовской свет позволил Джейсу разобрать написанное по углублениям, оставленным пером на бумаге. Запись продолжалась:

На верхней челюсти хорошо заметен характерный окрас гевонской стаи. Осмотр ротовой полости затруднен из-за волокнистой соединительной ткани, намотанной на зубы. Очевидно, в момент смерти ликантроп не мог закрыть пасть.

Сломав три скальпеля из благословенного серебра, я поняла, что для вскрытия грудной клетки требуется более прочный инструмент. По моей просьбе миссионеры Авацины из города неподалеку спешно освятили и благословили пилу дровосека. Потратив немало сил, я все же распилила ребра образца, вскрыла его от ключицы до таза и извлекла внутренности.

Я всегда восхищалась внутренним устройством ликантропов. Компактно расположенные и защищенные мембранами органы, разветвленные сосуды, проходящие по идеальным маршрутам. Объемные легкие для общения с собратьями на огромном расстоянии и скоростных забегов по лесу, невероятно эффективная печень, помогающая переварить плоть жертвы за считанные минуты, пронизанные капиллярами адреналиновые железы, способные мгновенно выбросить содержимое в кровоток. Отраженный в кривом зеркале человеческий облик, в котором черты хищника доведены до идеала.

Однако этот образец... Он был... иным. В его организме фактически не осталось ничего от человека.

Брюшная полость была заполнена переплетенными плотными сухожилиями различной толщины, разросшимися настолько, что они растолкали многие органы. Животное казалось крупным, но значительная часть его массы состояла из таких сухожилий. В некоторых местах они сплетались в плотные узелки, расположенные рядом друг с другом.

Самое большое скопление узелков находилось на месте печени зверя и почти в два раза превышало ее обычные размеры.

От этого органа исходило солоновато-гнилостное зловоние, которое я хорошо чувствовала, несмотря на свою плотную маску. Я с удивлением обратила внимание, что с отвращением думаю об иссечении этой мерзкой штуковины. Впрочем, любопытство быстро победило брезгливость.

Разделив «печень» надвое, я обнаружила в середине одной из половин плотное шарообразное образование, напоминающее косточку в персике. Половины состояли из губчатой массы сухожилий, среди которых я заметила три сломанных зуба и волоски жесткой серой шерсти.

В одной их них я заметила какую-то гранулу. Я перевернула ее передней стороной вверх.

Это была не гранула, а желтый волчий глаз. Глаз, который, похоже, глядел вверх. Как и его собратья на голове, он был обращен к луне.


Джейс невольно скривился и поднял глаза от книги. За чтением он не заметил, что туман впереди развеялся. Луна освещала ему путь. Отражаясь от болотной воды, она подсвечивала перекрученный монолит.

Монолит был примерно с Джейса ростом. У основания это был простой торчащий из земли камень, но поднимаясь, он закручивался спиралью, а его грани заострялись. Глядя на заостренный кончик монолита, маг заметил, что тот указывал на другой такой же камень в паре сотен метров поодаль. Тот в свою очередь показывал на следующий, потом на следующий, и так — покуда хватало взгляда. Деревья вокруг тянулись туда же, куда указывали монолиты.

Может быть в первый раз с тех пор, как он прибыл на Иннистрад, Джейс улыбнулся и почувствовал облегчение. Похоже, кое-что начало проясняться.

Монолит был точно таким же, что он видел в поместье Марковых, и таким же, что был изображен в дневнике.

«А ты что об этом знаешь, моя бумажная спутница?» Маг быстро пролистал страницы в поисках рисунка с перекрученными камнями. За рисунком следовала запись:

Запись 643, луна охотников:

Сегодня я закончила алхимический анализ криптолитов на болоте. Его результаты показали у образцов ряд необычных свойств, в том числе исключительную твердость поверхности и наличие энергетического поля, направленного вдоль перекрученного вектора. Любопытно, что зонарная структура камня свидетельствует о том, что он совсем недавно поднялся из-под земли. Однако анализ кристаллической решетки говорит, что образцы старше, чем все другие геологические формации в этой области.

Джейс кивнул: «Этих методов я не знаю, но мне нравится твой подход». Ему не хватало привычной возможности целиком воспринимать мысли, а не вчитываться в текст, улавливая все незначительные мелочи.

Сила поля каждого из монолитов способна искажать поля и энергетические линии на местности. Сведения, собранные об этих образованиях, говорят о том, что полюса энергии мигрируют, собираясь в одной точке у берега моря. Искажающие свойства камней влияют также и на потоки маны, и в теории это может оказывать значительный эффект на созданий из чистой магии — в том числе, на ангелов этого мира. Возможно, за безумием Авацины кроется нечто большее...

Джейс приложил тыльную сторону ладони к основанию монолита. Камень был гладким и холодным. На поверхности виднелась сетка из какого-то блестящего материала.

Внимание мага привлек блеск на заостренном кончике камня. Он потянулся к нему, и в этот момент раздался громкий «БАМ!». Разряд энергии из острия монолита ударил в ладонь мага. Джейс отдернул руку. От перчатки поднималась тонкая струйка дыма. Видение чего-то яркого и ясного ворвалось в его голову, но быстро пропало.

«А! Азорова кровь, что это было?!» Он сразу подумал о дневнике и укрыл его согнутой рукой. «Ты... ты в порядке?» — спросил он книгу, осторожно вытирая обложку углом плаща и ища подпалины.

«Ну что, ты в конце концов выяснила, для чего нужны эти штуки? Что мы о них знаем? Может быть, я просто иду по чьему-то следу в очередную ловушку, или?..» Джейс вперил взор в страницы дневника.

«Или это случилось с тобой?» Само собой, дневник не ответил.

Тишину болота нарушало лишь согласное гуденье насекомых. Джейс вернулся к чтению.

Запись 735, луна охотников:

На прошлой неделе гевонские власти сообщили о растущем количестве жертв, убитых вервольфами. Об этом же говорят и независимые истребители: число смертей значительно превышает обычные цифры для дичи, к которым привыкли Дженрик и Лотка.

Джейса в его жизни называли самыми разными прозвищами. Но определение «дичь» ему не слишком понравилось.

С тех пор дороги к обсерватории перекрыли, и новые сведения получить не удается. Многие из наших коллег бросили работу и забаррикадировались у себя в домах. Ресурсы истощаются, но я намерена продолжать записи и докопаться до первопричины.

Пищевое поведение сверхъестественных обитателей Иннистрада тесно связано с фазами луны Цапли. Эта небесная проводница управляет не только приливами — в ее власти таинственные порывы первобытного сердца, приводящие к трансформациям и жажде убийства.

Когда наши коллеги в Кессиге отметили возросшую свирепость ликантропов, мы в Нефалии зафиксировали признаки лунных возмущений (см. табл. 6-32). Океанские приливы не только поднялись на рекордно высокий уровень, но и сменили направление...

Джейс изучил таблицы на предыдущей странице придирчивым взглядом. Лавиния гордилась бы им — впрочем, она не раз наблюдала, как он делал это в качестве воплощения Договора.

...Мы троекратно повторили эксперименты, что исключило возможность ошибки измерений. Гравитационные силы, вызывающие движение водяных масс, сместились с луны в некую точку вблизи от моря...

«Постой-ка. Минуточку, — возмущенно сказал Джейс, обращаясь к страницам. — Я как-то раз видел, как Киора подняла все Халимарское море». («По крайней мере, попробовала», — заметил про себя он.) «И... и даже если что-то способно повлиять всего лишь на приливы, это что-то должно быть громадным. Ему никак не проскользнуть незамеченным!» Маг грозно посмотрел на книгу, прежде чем продолжить чтение.

Последние наблюдения за фазами луны показывают, что их продолжительность меняется ассиметричным образом. Это может быть вызвано тем, что лунную орбиту изменила сила притяжения некоего очень большого объекта, находящегося совсем рядом, но все еще не видного невооруженным глазом.

Джейс поднял глаза на ночное небо. Среди тусклых созвездий светилась одинокая луна. Маг поискал признаки грандиозной иллюзии — но не нашел. «Ты... ты уверена, что это так? И что случится, когда он доберется до этого мира? Мы собираемся просто сидеть, смотреть и надеяться, пока эта штука летит на нас?»

Любопытно, что и гравитационный вектор приливов, и искажения магического поля можно проследить до одной точки: большого рифа близ побережья Нефалии.

На моем пере играет мерцающий свет свечи, и я вспоминаю огни обряда новолуния у соратами. Мы держим праздничные фонарики так, как держали их наши предки. Они маяками провожают возродившуюся луну, что поднимается из моря облаков. А что приведет в этот мир таинственный риф?

Все мои исследования лишь порождают новые вопросы. И если на эти вопросы отвечать втроем, каждый даст свой ответ...

Вопросы, бесконечный поток вопросов...

Новые подсказки, но ни одного ответа. Джейс нервно сжал и разжал кулаки. Ситуация приводила его в бешенство — сам он не мог ничего услышать, воспринять или узнать. Даже его собственные глаза казались ему бесполезными. У него не было выбора — оставалось положиться на дневник.

«Почему тебя самой тут нет? У меня столько вопросов! — со вздохом обратился к дневнику Джейс. Молчание было ему ответом. — Ну конечно. И на что я надеялся?..»

Текст на страницах словно глядел на него, призывая перечитать последние слова. «Знаю, знаю. Камни указывают путь... я пройду по этому пути. Я просто... хотел бы понимать, что ищу. Тропу? Ловушку? Что ты для меня приготовила?»


Дорога в Нефалию закончилась у подножия уходящих в море утесов. За хребтом виднелись крыши портового города Селхофф. Узкая тропка уходила круто вверх, и скоро Джейс начал задыхаться, поднимаясь по скалистому склону.

Тропинка заворачивала за утес, и, повернув, маг чуть не столкнулся с рыбачкой.

— О! Прошу прощения, я не заметил...

Женщина уставилась ему в глаза своим пустым и немигающим взглядом.

— Еще один явился, услышав ее зов, хм-м?.. — спросила она, медленно проговаривая слова. — Ты тоже пришел увидеть ее? В ее голосе слышалось жутковатое подобие веселья. — За один сегодняшний день столько новых лиц!

— Увидеть ее? Кого увидеть?

— Она наконец-то здесь! Привела своих пернатых с небес, и прилив поднялся им навстречу! Пробил дамбу и смыл все на своем пути!

«Ну конечно же, — подумал Джейс, — в дневнике говорилось о возросшем уровне воды». — Ты сама видела, как изменились приливы?

— О, нам нет дела до таких мелочей. Мы нашли... нечто большее. Гораздо большее! Только подумай о том, что обременяет нас, что удерживает на месте. Наши оболочки из мяса, наши заботы... мы ползем, словно улитки. Она здесь, она ждет нас наверху. Ждет, чтобы забрать все лишнее, чтобы возвестить наступление нового мира!

— Погоди, не так быстро... «Она»? Кто такая «она»? И что она несет?

Рыбачка засмеялась и долго не могла остановиться. — Я сама была такой как ты. Знание — тяжелое бремя. Столько вопросов... мы тонем в вопросах, не находя ответов! А теперь я отпустила их — их смыло из головы, как шторм смывает корабли. Когда-то я хотела знать... вещи. Много вещей! Глупые вещи! Какое у меня предназначение, и смогу ли я исполнить его? Как я умру? Когда закончится зима? Куда глядит глаз? Сколько всего глаз? Сколько ног у лунной мыши?..

Бессмысленные слова лились из ее уст, пока она не начала задыхаться, как выброшенная на берег рыба.

Джейс услышал достаточно, чтобы понять, что от разговора будет мало толку. Но ему нужны были сведения, а они могли быть в ее голове. Отработанным жестом он потянулся к ее разуму, чтобы прочитать мысли.

Первая, за которую он зацепился, растворилась облачком синего дыма. Вторая оказалась беспорядочным набором образов — перекрученные камни и что-то темное и бурлящее... море? Все мысли были необычно пустыми, бесформенными. Маг нахмурился. Тут потребуются более решительные меры. Открыв собственный разум, он перекинул мост в голову рыбачки...

...и заглянул в безжизненное серое спокойствие. Вокруг поднялась идеально гладкая стена. Крыша-купол была такой же гладкой и ничем не примечательной. Ни дверей, ни входа, ни выхода. Он посмотрел вниз, ожидая увидеть женские руки. Но увидел свои — мокрые ладони и синие одежды. Джейс тихо выругался.

Каким-то образом он оказался в ловушке чужого разума. Он стал чьим-то живым, дышащим обрывком мысли, застрявшим в голове. К магу подступила паника, и тишина превратилась в высокий звон в ушах. Глубокое дыхание. Это было... неожиданно.

Джейс медленно пошел вдоль стены купола, ощупывая ее в поисках трещин или изъянов. Он сделал полный круг, но ничего не нашел. Пытаясь справиться с нарастающим страхом, он прислонился к стене и взглянул в центр комнаты.

В воздухе висел еле заметный образ... чего-то. Нет, не чего-то. Ничего. Слепое пятно в пространстве, которое оставалось, несмотря на все попытки заглянуть за него.

В висках мага билась кровь — в унисон со слепым пятном в центре комнаты. Потными ладонями он с силой уперся в стену, но стена не поддавалась.

Джейсу уже приходилось изменять чужое сознание, внушать безумные видения и искажающие мысли. Но сам он совершенно точно еще не бывал таким искажением. Впрочем, маг был уверен, что оставался человеком из плоти и крови. И он мог это доказать.

Джейс глубоко вдохнул, расставил ноги, сжал кулак — с большим пальцем наружу, как много раз напоминал ему Гидеон, — и с силой ударил по стене.

Удар отдался во всем его теле, и прошедший по нервам импульс отбросил его назад. Стена загудела, словно камертон, и голову мага пронзила невыносимая боль.

Он бросил взгляд в центр комнаты. Слепое пятно разрослось, став Объектом. Объект был куда выше мага, он почти касался пола и потолка купола, накрывшего Джейса, как стакан накрывает паука.

Джейс зажмурил глаза и сжал руками голову, пытаясь собраться и успокоиться.

— Построено на славу.

Джейс резко открыл глаза. Перед ним стоял человек во влажном синем плаще с капюшоном, окруженный тусклым сиянием. Он потирал подбородок, глядя на Объект. Человек выглядел в точности как... Джейс. Или, если точнее, как его иллюзорный двойник.

— Нам еще не приходилось бывать в таком месте, верно? Все мысли перемешаны, и здесь просто пусто. Но интересно! Как думаешь, что внутри этой штуки?

Джейс изумленно смотрел на укрытого капюшоном двойника. Он хотел что-то сказать, начал — но промолчал. Маг был уверен, что не вызывал его. Или все же рефлекторно сделал это? Он не помнил. Это из-за того, что он оказался в чужом разуме?

— Да ладно тебе, прекрати. Мы же так близко! — настойчиво сказал новый голос. Джейс повернулся и увидел второго двойника. Этот был без капюшона, и была видна его белая, словно луна, кожа. — У нас нет времени на эту бедную женщину. Оставь ее. Мы почти добрались до кладбища кораблей!

Двойник в капюшоне бросил на него ледяной взгляд. — И что тогда? Снова пойдем по следу аномалий? Мне надоело продираться через тупики. Должен быть кто-то, кто понимает, как все это связано.

Двойник в капюшоне приложил две руки ко лбу и напряженно вгляделся в Объект. Его лицо покраснело, на лбу комично вздулись вены и выступил пот.

Джейс скривился, наблюдая за собой. Такая беспощадная откровенность была ему не по душе.

— Ты ведь и правда так выглядишь, знаешь? Это произнес третий иллюзорный двойник. Этот был с фиолетовыми глазами и ухмылялся. Он прошептал что-то на ухо второму, бледному двойнику, и они заговорщицки захихикали, показывая на все еще стоявшего в полном напряжении первого.

Успокоившись, бледный двойник доверительно положил руку Джейсу на плечо.

— Месяцы, нет, годы полевых исследований, наблюдений, измерений! Ты так близок к тому, чтобы помочь мне закончить записи. Бледный двойник нетерпеливо и настойчиво потянул Джейса за руку.

Объект, невозможно и угрожающе огромный, нависал над магом. Гладкие стены Комнаты изгибались и тянулись к Объекту, а потом с оглушительным треском лопнули. Осколки стен разлетелись в стороны и влетели в Объект, обнажив жилистую, словно паутина переплетенную подложку. В паутине открылось множество глаз. Они в исступленном восторге глядели сквозь Джейса и рыбачку на Объект. За стенами взревели голоса. Они слились в белый шум, обрушившись на Джейса и бросив его на колени. Пол треснул, не выдержав его веса. Маг уже не слышал этого, но понял, что он проваливается и падает...

...Он открыл глаза и понял, что лежит на земле скорчившись и держится за голову. Глядя на деревья, он пытался прогнать из головы стоящий перед глазами образ жилистых стен.

Рыбачка очнулась, неуверенно приподнялась и понимающе заглянула Джейсу в глаза. Что-то неслышно пробормотав себе под нос, она крякнула, поднялась на ноги и дальше поспешила по спускающейся к берегу тропе.

Маг даже не заметил этого. Погруженный в раздумья, он продолжил подъем.


Тропа привела его на каменистый берег, к небольшой рыбацкой деревушке к северу от рифа. Дамба, как и говорила рыбачка, на добрый фут ушла под воду, а там, где был порт и корабли, теперь остался лишь толстый и блестящий слой начавшего гнить ила.

Джейс подошел к кромке воды, позволив волнам смыть с башмаков песок и засохшую грязь. Когда волна откатилась, маг заметил, что вода движется не от берега, а вдоль него.

Что-то дальше по берегу и в самом деле не давало волнам вести себя, как положено.

К югу от деревни лунный свет освещал колоссальное кольцо из выступающих из океана ломаных камней — будто острые когти грозили волнам и проходящим кораблям.

«Кладбище кораблей, — прошептал Джейс. — Вот оно! Все криптолиты указывают сюда!»

И над когтистым кольцом было... все еще ничего? Лишь луна со знакомым силуэтом цапли сияла в ночном небе.

Джейс был готов ко многому. Но ничего? «Я думал, ты обещала мне, что здесь что-то будет! Говорила, что я здесь что-то найду!» Джейс лихорадочно вытащил дневник из кармана и распахнул.

Подводя итоги первоначальных исследований, можно сделать вывод: на данный момент наилучшим объяснением является внезапное приближение к Иннистраду крупного астрономического объекта.

Маг с сомнением поглядел на пустое, незаконченное кольцо камней. Большое, но явно недостаточно большое, чтобы считаться «астрономическим объектом». А пространство над кольцом было, по всей видимости, просто пустым пространством. «И насколько большой, по-твоему, должна быть эта штука?»

Как можно видеть, выводы из этой работы говорят о наличии объекта со значительной массой. Вероятнее всего, это новое небесное тело, жуткая луна кошмаров такого размера, чтобы создать меняющую ход приливов и течение магической энергии гравитационную силу.

«Небесное тело? Размером с луну?» Джейс вгляделся в пустое пространство над кольцом. Здесь где-то прятался еще один иллюзионист? Но он не чувствовал ничего подобного.

Для дальнейшего изучения потребуются новые полевые исследования.

Джейс пролистал страницы до конца, но по этой теме больше не было записей. «Ты не можешь на этом закончить! Мы так близко! Расскажи мне! Расскажи, что это значит!» Он схватил книгу за кожаный корешок и затряс, словно надеясь вытрясти ответы.

Вдруг уголком глаза маг заметил какое-то движение. Над головой клубились тяжелые облака. Длинная процессия из волочащих ноги фигур брела по плечи в ледяной воде океана. Зомби. Распухшие от воды трупы моряков с разбившихся о рифы Нефалии кораблей.

Джейс с отвращением понял, что тухлятиной воняло не от выброшенной на берег рыбы, а от этой хорошо просоленной рабочей силы.

В его памяти сразу всплыли зомби Лилианы и их холодные мертвые руки, сдавившие горло.

На всякий случай маг сделал жест, и рядом с ним появились три двойника.

Вид зомби заставил его вспомнить слова Лилианы: — Это тупик. Отправляйся домой, Джейс, — сказала она тогда.

— Нет!.. — он сказал это вслух, громко, с неожиданной для самого себя страстностью.

Его мысли были слишком громкими. «Спокойнее, Белерен», — приказал себе маг.

Нет, он не может повернуть назад. Еще не время. Он близок к разгадке, которую не знает даже дневник.

Сжав зубы, Джейс зашел в холодную воду и побрел к камням, держась подальше от любопытных глаз колонны мертвецов. Каменные образования напоминали те, что он видел на болоте, только были гораздо больше размером и тихо гудели от переполнявшей их энергии. Каждое заканчивалось острием, направленным в центр круга.

Несколько из монолитов стояли на мелководье, поодаль от собравшейся в центре процессии. Джейс подобрался к одному из них и протянул руку, чтобы подсветить себе дорогу к камню.

БАМ! Разряд энергии с поверхности камня ударил в Джейса, и в голове и ушах у того зазвенело от знакомого звука.

Он медленно поднял голову. Его мысли закружились.

Слепое пятно Объекта разрасталось в его поле зрения. Оно нависало над кругом из камней. Объект пульсировал энергией в унисон со светящейся сеткой сосудов на монолитах внизу. Сюда, в эту точку теперь сходились лучи маны Иннистрада, собиралась вся сила мира.

— Вечно ты всюду тянешь свои руки, Белерен. И тебе действительно надо было снова получить от него удар? — услышал Джейс голос из-за плеча.

Спутник мага выглянул из-за его плеча и закатил фиолетовые глаза. — Для знаменитого своей восприимчивостью мага у тебя были времена и получше. Это был его двойник из ментальной ловушки, откуда Джейс вырвался всего несколько минут назад. Он потянулся, словно собирался ущипнуть мага за нос своими иллюзорными пальцами. За ним стояли два других — двойник в капюшоне и бледный двойник.

— А вы что тут делаете? — пробормотал Джейс. — Я тебя и этих двух бедолаг, — он обвиняющим жестом ткнул пальцем в двойников, — оставил в голове той безумной женщины! Вас тут никто не ждал, и если вы не собираетесь помогать в борьбе с этим, — Джейс сердито кивнул на смердящую толпу зомби, — то считайте себя отозванными.

— Не нужно защищаться. Я тебе не враг. Похоже, что у тебя самого неплохо получается, — фиолетовоглазый двойник показал на центр каменного кольца, куда целеустремленно направлялись бледный и укрытый капюшоном. Они то ли не принимали во внимание, то ли вовсе не замечали преграждающую им путь орду мертвецов.

А ну вернитесь! Живо! — прошипел Джейс. — Поверните назад, черт вас дери!

— Мы наконец-то можем закончить измерения! Но что ты станешь делать с размерами этих каменных образцов? — облик бледного двойника поплыл, его черты стали изящнее, а растрепанные волосы собрались в два аккуратно заплетенных пучка. Их удерживали два длинных заячьих уха. Двойник Джейса превратился в соратами — женщину из лунного народа Камигавы. Ту же самую, что он встретил в видении в поместье Марковых, ту самую, что написала...

— Дневник. Это... — проговорил Джейс, схватившись за книгу в своем кармане. — То есть... это ты?

— Вероятнее всего, это новое небесное тело, жуткая луна кошмаров такого размера, чтобы создать меняющую ход приливов и течение магической энергии гравитационную силу, — произнесла иллюзия соратами с неожиданной торжественностью. — Соберись! У нас есть работа... и где твой компас? — закричала она Джейсу, целенаправленно направляясь к камням.

Двойник в капюшоне уже добрался до основания Объекта, остановился и посмотрел вверх. — Как в уме той безумной. Зачем ты вынудил нас оставить ее? Теперь нам не узнать, что ей было известно! — от высокого вопля двойника зомби начали приходить в волнение. — Взгляни вверх, Джейс! — закричал он. — Они здесь!

Джейс поднял голову. Что-то упало на него с неба и скатилось в морскую воду. Потом еще раз. Капли дождя? Он вытянул руку и посмотрел, что упало ему на ладонь.

Это... перья? Они сыпались из темного облака в небе. Джейс прищурил глаза. Это было не облако, а рой каких-то существ. Громадных крылатых существ. Ангелов.

Они слетелись к центру кольца, кто-то кружил над криптолитами, словно мотыльки над пламенем, и кричали хриплыми птичьими голосами. Хлопанье крыльев эхом разносилось среди утесов и болью отдавалось в голове Джейса.

Да, он уже видел такое. На той же странице, где описывались криптолиты, говорилось об Авацине. Знак, подсказка... это что-то значило... должно было что-то значить.

— Величественные, но бесполезные существа. Птичьи крылья и птичьи мозги, — ухмыльнулся фиолетовоглазый двойник, опершись на плечо Джейса.

Внизу, под роем, дойник в капюшоне просто смотрел вверх, зачарованный неумолимым притяжением Объекта и кружащими над головой ангелами. — Что поднимает приливы? — услышал Джейс его бормотание. — Зомби или ангелы? В чем мое предназначение, каким будет конец? Слишком много вопросов...

Он пошел к центру кольца перекрученных камней — по шею в воде, задрав голову и неотрывно глядя вверх. Он брел, и вода поднималась все выше, пока не сомкнулась над его головой. Джейс молча смотрел, как лицо двойника — его лицо — медленно исчезало.

Голос заговорил за плечом Джейса. — Ты же помнишь, что она нам сказала, верно? — спросил фиолетовоглазый двойник, приподняв бровь и улыбаясь слишком широко, чтобы это сошло за искренность.

— Прошу прощения? — прохрипел Джейс Белерен пересохшим горлом.

— В ту первую ночь, когда ты пришел увидеть ее, — голос двойника поменялся. Он стал... знакомым.

Иллюзорные черты поплыли под лунным светом и медленно приняли знакомый облик. Лилиана Весс.

— Я пришел не для того, чтобы увидеть ее! Я... я пришел, чтобы найти Сорина!

— Она тебя знает. Она не просила тебя являться сюда, к нежити и этим, — она с показательным отвращением указала рукой вверх, — крылатым гадам. Голос Лилианы играл на его нервах, как виртуоз на своей скрипке.

Джейс замер. Конечно же. Он с самого начала это знал, верно?

— Это была ты! Ты их сюда привела! Поэтому ты отправила за мной своих упырей, поэтому предупредила об ангелах, когда я пришел? — Джейс чувствовал, как кровь прилила к лицу, и слышал свой голос, хриплый визг, разбивающийся об ее спокойствие.

Он шагнул вперед, чтобы взглянуть ей в глаза. — Это твоя работа! Ты всегда их ненавидела и много лет это планировала, верно? Ты подняла камни, чтобы собрать здесь ангелов и свести с ума! Словно овец на заклание... собрать всех в одном месте и уничтожить одним ударом. Как ты это сделала? Что задумала? Ты знаешь, с какими силами заигрываешь?

Пульс стучал у мага в висках, по лбу стекали капли пота. — Ответь мне! Я не позволю тебе сделать из меня дурака!

— Для этого тебе не нужна моя помощь, Джейс. А ты... ты сам все знаешь, не так ли? Даже у иллюзорной Лилианы глаза были такими же древними, фиолетовыми и бездонными, как помнил Джейс. Они скрывали темные секреты, накопленные за целую жизнь, полную безжалостности.

Джейс смотрел на улыбающееся лицо Лилианы, и слова гнева и обвинения застряли у него в горле. Но когда он начал говорить, она внезапно растворилась в холодном ночном воздухе.

Джейс вернулся к берегу и сел на песок, дрожа от холода. Его одежда не спасала от мороза, а онемевшие ноги потеряли чувствительность. Он был цел — но потрясен. Перед ним, не обращая на него внимания, двигалась процессия мертвецов.

Он взглянул на круг камней. Объект пропал.

Трясущимися руками он достал дневник, начал открывать его — но остановился. Вопросы заполняли его голову. Как Лилиана изменила приливы и воздвигла камни? Что за небесное тело, о котором столько говорилось в дневнике? Слова из дневника всплыли у него в памяти: «Если на эти вопросы отвечать втроем, каждый даст свой ответ...»

— Нет, — возник у него в голове безжизненный жужжащий голос. — Не спрашивай. Хватит вопросов без ответов. Тебе не нужна эта книга, наполненная загадками. Ты утонешь в них. Джейс убрал книгу обратно в карман. — Ты пришел сюда. Ты знаешь ответ. Поиски закончены.

Он вновь и вновь прокручивал в голове образы, не в силах избавиться от стоящего перед глазами лица Лилианы и ее насмешливой улыбки.

«Ангелы. Зомби. Тупик...»

Луна охотников одиноко светила в небе, и ее свет, казалось, очищал и землю, и морскую гладь. Джейс знал, что нужно делать.


Сюжет выпуска «Тени над Иннистрадом»

Описание planeswalker-а: Джейс Белерен

Описание мира: Иннистрад

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All