Явление Эмракул

Posted in Magic Story on 16 Август 2016

By Kimberly J. Kreines

Kimberly J. Kreines is a creative designer new to the Magic team. But neither playing Magic nor writing are new to her. She has a penchant for dragons, the Oxford comma, and chicken tikka masala. In her opinion, all three are equally delightful.

Предыдущая история: Камень и кровь

Безумие на Иннистраде достигло своего апогея. Джейс и Тамиё стали свидетелями сражения Сорина и Авацины и увидели, как вампир уничтожил ангела. Весь Иннистрад содрогнулся, когда Авацина испустила последнее дыхание. Мир, оставшийся без своей хранительницы, теперь беззащитен и перед знакомыми угрозами, и перед пришельцами извне — как и добивалась Нахири. Гулкая дрожь расходится по земле, заставляя содрогнуться и сердца тех, кому до сих пор удавалось противостоять безумию.


Утесы Селхоффа

Нахири отлично потрудилась.

Она сдержала клятву, которую дала над прахом Бала-Геда. Этот прах до сих пор оставался у нее под ногтями и в самых глубоких складках одежды, напоминая о цели. Покинув Зендикар, она не покладая рук работала дни и ночи напролет, черпая силы в переполняющей ее ярости. Она почти выдохлась, когда тянулась в Слепую Вечность горящими от эфира пальцами, когда придавала форму камню и творила заклинания, куда как более могущественные, чем все, на что она осмеливалась раньше. Все это давалось ей в десятки раз сложнее, чем когда-то. Но она ни разу не пожаловалась, не отступилась и не остановилась отдохнуть. И теперь — наконец-то — ее ожидала награда. Расплата за упорный труд, и платить по счету будет Сорин.

Последний оберег Иннистрада пал. Нахири почувствовала, как исчезает последний рубеж обороны, будто с солдата после битвы снимают тяжелый доспех. Мир остался нагим и беззащитным. Вот только на этот раз битва была не закончена. Она только начиналась.

«Иннистрад истечет кровью, как до этого Зендикар». Нахири задержала дыхание. Земля под ее ногами затряслась. Весь мир дрожал, его сводили судороги, словно где-то в глубине не смолкали взрывы, эхом раздающиеся в ночи. Сорин это почувствует. Мысль об этом доставила Нахири невероятное наслаждение. «Приди! — закричала она, обращаясь к небу. Приди ко мне! Приди на Иннистрад!»

И тогда она почувствовала присутствие.

Воздух стал неподвижным, раскаленным. Нахири сделала глубокий вдох. «Да!» Ей был слишком хорошо знаком этот запах. Ее охватила дрожь, какой она не ощущала уже много веков. На ставших непослушными ногах Нахири подбежала к краю утеса. В голове крутился хоровод мыслей, не поспевавших за колотившимся сердцем.

Она посмотрела на море. На храм, что возвела для божества. Он больше не был пуст. Глаза Нахири наполнились слезами, но она смахнула их. Сейчас — не ее время плакать. «Сорин будет рыдать, как до этого рыдала я».

Тень под водой становилась все больше, бушевали волны, и поверхность воды вспучилась, готовая прорваться. Наконец-то. Пришло время.

Топи Гевоны

Пришло время. Время молитвы.

«Всеблагой архангел Авацина! Мама говорила, что если будет страшно, надо молиться. Мне страшно!»

Иллюстрация: Дэн Скотт

Мейли заслоняли катары со сверкающими клинками и в прочных стальных доспехах, но он дрожал от страха. Ему было очень одиноко.

Ему было одиноко с того самого дня, когда ужасные ангелы обрушили на его деревню огненный дождь. Мама велела ему бежать в лес, и он не вернулся в деревню. Не вернулся, хотя много раз хотел. Но мама сказала, что возвращаться нельзя, как бы ему ни хотелось, и такой серьезной Мейли не видел ее еще ни разу. Он решил, что лучше ее послушаться. А теперь думал, что не стоило. Теперь ему больше всего на свете хотелось домой.

Мейли сжимал в объятьях тряпичного кролика, которого ему подарила седая старушка. Та, что нашла его в лесу и отвела к себе в дом, где пахло сладостями и заплесневелым хлебом. Старушка сказала, что ее зовут госпожа Сэди, и что он может жить в ее доме, сколько захочет. Но Мейли этого совсем не хотел.

«Всеблагой архангел Авацина! Я хочу домой. Пожалуйста! Можно мне домой?»

Ответа не было. Вместо ответа к нему тянулись толстые извивающиеся руки, проскользнувшие мимо мечей катаров. Руки, которые вырвались из груди госпожи Сэди сегодня вечером, когда они сели ужинать. Это случилось вскоре после того, как сначала под Мейли задрожал стул, а потом порыв ветра занес в дом через открытое окно аромат приторного нектара. Ложка с густой похлебкой была у мальчика во рту, и в этот момент грудь госпожи Сэди будто взорвалась. Мейли поперхнулся, и горячее варево потекло у него через нос, обжигая голову. Он заплакал. Слезы текли у него по щекам, а многочисленные руки госпожи Сэди жадно тянулись к нему.

— Назад! — катары крутились в высокой траве, отрубая одну руку за другой. Обрубок упал у ног Мейли. Мальчик взглянул на него, и у него внутри все перевернулось. Это была одна из настоящих рук старушки. На ней еще оставался обрывок желтой кофты, а внизу красовалась большая коричневая волосатая родинка.

Мейли уткнул лицо в тряпичного кролика. По щеке вновь скатилась слеза. «Пожалуйста, Авацина!» Однажды ангел уже пришла к нему. Она спасла его. Когда он потерялся и умирал от страха. Мама тогда сказала, что Авацина услышала его мольбу о помощи — он молился так сильно, что Авацина не могла не прийти. Мейли не знал, как одна молитва может быть сильнее другой, и как сильно надо молиться, чтобы Авацина услышала, но понимал, что должен попробовать. Он изо всех своих сил прокричал молитву во влажную, истертую ткань тряпичного кролика. «ПОЖАЛУЙСТА, АВАЦИНА! ПОМОГИ!»

— Авацины больше нет!

Эти слова словно проделали дыру в животе Мейли, и из нее пополз ледяной страх, растекаясь вверх по спине и шее. Холодными пальцами он залез мальчику в череп, схватил за голову и обратил глаза к небу.

Ангел.

На короткое мгновение в сердце Мейли затеплилась надежда. Надежда, что это ложь... хотя он уже понял, что ангел в небе не был Авациной.

— Она уже здесь, — проговорила ангел, глядя Мейли прямо в глаза. — Она поднимается! Поднимается!

Ангел запрокинула голову, и ее жуткий визгливый хохот заполнил собой небо. Вдруг она резко замолчала и замерла, словно заледенев в воздухе.

— Я... Я'мракул!

Она нырнула в пике, рассекая острым клинком воздух. Мейли зажмурил глаза. «Пожалуйста!»

Нефалийское побережье

«Пожалуйста! Пожалуйста, выбери меня!» Эдит пыталась уцепиться ступнями за гладкий мокрый камень, встать понадежнее. Она была так близко, как только могла. Так близко, как это было только возможно до явления, до претворения. И все же она хотела быть ближе.

«Пожалуйста, выбери меня!» Она доказала свою преданность. Безграничную преданность. «Безграничную преданность...»

«Выбери меня». Эдит украдкой взглянула из-под своего капюшона сначала налево, потом направо. Да. На ближайших камнях не было никого из последователей культа. Она выпрямилась во весь рост. Она гордилась. Никто не осмелился встать там, где стояла она. Никого не было так близко. Она была ближе всех. «Ближе всех». Но она хотела быть еще ближе.

«Выбери меня! Меня! Меня'мракул». Она раскинула руки и подняла их к небу, открываясь тому, что должно было прийти.

Волны разбивались о камень, обдавая ее солеными брызгами. Она чувствовала: пришло время.

Иллюстрация: Джозеф Михан

— Эмракул!

Имя было исполнено могущества, и чувство полноты охватило ее, когда забурлила вода.

— Эмракул!

Полнота поглотила ее, переплелась с ней, стала ею. Морская вода выпучилась, как исполинский купол.

— Выбери меня, Эмракул. Забери меня! Эмракул!

Другие голоса зазвучали за ее спиной, повторяя те же слова в такт пульсирующему под водой фиолетовому сиянию.

— Выбери меня'мракул. Возьми меня'мракул. Я'мракул!

Сияние становилось ярче, больше, мощнее, пока не превратилось в нескончаемый поток света. Эдит встала на самый край своего камня, и пальцы ног нащупали пустоту. Она была самой первой. Самой ближней. Еще ближе. Еще и еще.

По сторонам громадные перекрученные каменные столбы сверкали в ночной темноте. Фиолетовые разряды слетали с их заостренных концов, перескакивая с одного столба на другой. Это была Ее сила. Только Ее. Все в этом мире принадлежало Ей. Ближе. Ближе.

Иллюстрация: Джейми Джонс

Вода поднималась, и волны бушевали, накатывая на камни. Больше не видно было различия между морем и сушей. Эдит придвинулась еще. Никогда раньше она не была первой. Лучшей. Никогда раньше. Но раньше не имело значения. Важно было то, как сейчас. Первая. Ближе всех. Лучше всех. «Я'мракул!»

Морская вода взорвалась, взлетев в воздух, поднялась, как каменный столб, обрушилась сама на себя, разрушаясь и вырастая одновременно — хаос в движении. А потом она замерла, словно время остановилось. Повисла, как скалистый утес в небе. Из глубины моря раздался рокот.

И поднялась Эмракул.

Иллюстрация: Тайлер Джейкобсон

Эдит не смогла сдержать радостного крика. Звук ее голоса зазвучал в унисон с волнами Ее могущества, растворился в Ее объятьях, став полным.

Эмракул заметила Эдит. Она взглянула на Эдит своим громадным сияющим фиолетовым глазом.

И Эдит увидела Эмракул. Она смотрела в сияние, не отводя взгляда, падая все глубже и глубже в Ее непостижимую сущность. Она столько могла увидеть, стольким могла стать. Она была избрана. «Я'мракул!»

Она придвинулась ближе.

Чаща Уленвальда

Она придвинулась ближе, прижимаясь спиной к Алене. Их окружили, и они стояли спиной к спине. На мгновение Хал захотелось сдаться, упасть на землю. Но вместо этого она сосредоточилась на тепле, исходящем от сильных рук Алены, на мускулах, прижимающихся к ее ослабевшему телу, и на смелости подруги, которая, казалось, не замечала, что мир катится в бездну.

— С кого начнем? — нарочито насмешливым тоном бросила она через плечо.

Двигаясь в унисон, они поворачивались на месте, оценивая сложность задачи. Они были на поляне в Уленвальде, но Уленвальд был совсем не тем, что они знали. Все стало ужасающе изуродованным: у деревьев теперь были руки с длинными тонкими пальцами, хватающими за волосы, у колючих кустов — бормочущие и визжащие рты, у моховых кочек — лапы, на которых они бегали, словно перепуганные крысы. А теперь и горожане, которым нечего было делать в лесу, поддались зовущей силе и превратились в тварей, ужаснее которых Хал не встречала в жизни.

— Начнем с горожан, — ответила Алена.

Хал кивнула.

Их было трое, и их тела изменились так, что в них лишь с трудом можно было распознать людей.

«Тут'мракул! Будь'мракул!» — кричали они.

Хал чувствовала, как манят их слова. Горожане не устояли перед влечением, искушавшим Хал. Они поддались ему, и им больше не надо было бороться.

«Все'мракул! Мы'мракул!»

В ушах у Хал звенело, и крутило все внутренности. Ей станет так легко. Она сможет... нет! Ровное биение сердца Алены говорило «нет».

— Я начну с дерганого, а ты бери толстого, — голос Алены так ни разу и не дрогнул.

Хал заставила себя забыть про сдавленное горло и про голову, которую будто сжимал стальной обруч.

— Хороший план.

Она попробует. Она будет сражаться. Хал крепче сжала рукоять меча и закрыла разум от бессвязных воплей. Значит, толстого. Она сосредоточилась на толстом... и вдруг задохнулась от изумления.

— Алена! Алена, это... — Хал не могла закончить фразу.

Алена обернулась поглядеть.

— Старейшина Кольман. Да помогут ему ангелы.

Иллюстрация: Дэн Скотт

У Хал закружилась голова и потемнело в глазах. Это невозможно...

«Все'мракул!» — чудовищный старейшина потянулся вперед. Хал смогла лишь выставить меч, чтобы остановить его толстую ветвящуюся руку.

«Тут'мракул! Будь'мракул». Слова старейшины Кольмана звучали в ушах Хал. Она ничего не понимала — как человек, которого она знала, мог превратиться в эту тварь?

Старейшина взмахнул рукой, толстой, как ствол дерева. Хал отпрянула назад. Мысли в ее голове бешено кружились.

«Все'мракул! Будь'мракул». Слова вертелись вокруг нее, окутывали своей пеленой. Они приказывали ей не волноваться, не думать, просто сдаться. «Будь'мракул. Я'мракул».

— Хал? — раздался голос Алены. — Хал! Его рука! Осторожно, справа!

Хал услышала слова, но не осознала их. Вдруг серебряная вспышка прошила толстую руку старейшины. Клинок Алены. Хал знала, что тоже должна поднять свой меч. Но он был слишком тяжелым. Он не хотел, чтобы его поднимали.

«Будь'мракул. Одна'мракул». Ей казалось, что она плывет по воздуху.

— Хал! — голос Алены был встревоженным. Но она была далеко. Так далеко...

«Будь'мракул».

— Хал, не теряйся!

«Все'мракул!»

— Ты нужна мне!

«Я'мракул...»

— Пожалуйста!

Прикосновение Алены, ее мокрые от пота пальцы, сжавшие запястье Хал, смогли вырвать девушку из удушливых объятий. Она взглянула на женщину, которую любила.

— Хал? Прошу тебя, Хал...

Она не хотела, чтобы Алена расстраивалась. Не хотела, чтобы Алена была так далеко. И не хотела, чтобы Алена была одна.

Она должна была сражаться. Это было трудно. Труднее, чем все, что она делала в жизни. Но она должна была это сделать. Она разбила сжимавший голову обруч и отыскала в себе силы поднять клинок.

— Все хорошо, Алена, — сказала она. — Со мной все будет хорошо.

— Ну конечно, будет, — Алена помогла ей подняться на ноги, и Хал почувствовала, как уходит напряжение подруги.

«Будь'мракул», — донеслись слова из пасти старейшины.

Хал взглянула на него... нет, эта тварь уже не была им, не была старейшиной Кольманом. Она была чудовищем. Чудовищем, что пыталось разлучить Хал с ее верной спутницей. Она этого не позволит.

— Думаю, надо расправиться с ним вместе, — кивнула Алена на чудовище.

Да, пожалуй, так будет лучше.

Они встали плечом к плечу, вплотную друг к другу. Алена выдохнула.

— По моей команде...

Но Хал не понадобилась команда. Она почувствовала движение мускулов Алены, и ее собственные мышцы привычно отозвались. Девушки двигались вместе, как обоюдоострая секира, нанося удар с двух сторон, но всегда встречаясь в середине. Клинок Алены разрубил левое плечо чудовища, а меч Хал прошел через правое. Извивающиеся конечности упали на землю, но жуткая тварь, казалось, этого даже не заметила. Она бросилась в атаку. «Мы'мракул!»

Хал нанесла новый удар, срубив голову бывшему служителю церкви. Но та продолжала бормотать: «Я'мракул, все'мракул, Эмракул!».

Хал больше не могла этого выносить.

— Заткнись! — она занесла меч и опустила его с такой силой, что голова раскололась пополам. Из нее вырвался клубок переплетенных щупалец — казалось, он сам пытался разорвать изнутри ставшее тесным пространство.

Слова затихли. Все было кончено.

Хал потянулась и нашла ладонь Алены. Их пальцы переплелись, и Хал поняла, что Алена всегда будет рядом с ней. Она дала безмолвное обещание, что никогда не оставит подругу.

«Мы'мракул! — раздался за спиной голос другого горожанина. — Будь'мракул».

Хал хотела закричать. А потом она увидела. За телом павшего старейшины был проход, путь прочь с этой поляны ужасов.

— Бежим! — она потянула Алену за руку. — Сюда!

Алена побежала за Хал, отбиваясь от тянущихся к ней конечностей и змеящихся щупалец. Под сень деревьев. Туда, где в воздухе не стояла вонь гниющей плоти. Туда, где колючие кусты сохраняли молчание, а мох не носился по земле, как мерзкое животное.

Они бежали, пока не утихли слова за их спиной, пока они не почувствовали, что на голову больше ничего не давит. И тогда они побежали еще дальше, пока ноги не отказались их нести, а легкие не начали разрываться от боли. Они остановились на краю утеса, облокотившись друг на друга, упершись лбами и сжимая друг друга за плечи. Каждая чувствовала на губах тяжелое дыхание подруги.

— Хал.

— Алена.

Они никогда не сдадутся. Они всегда будут вместе.

Небо над Иннистрадом

Они всегда будут вместе. Всегда. Они увидели свет и почувствовали могущество. Истина заполнила их. Она сотворила их.

Бруны больше не было.

Гизелы не существовало.

Вместо этого они стали. Ей. Единой. Одна'мракул.

Ангел Эмракул расправила четыре крыла, распростерла руки и закричала одним голосом из двух глоток: «Мы — Эмракул!».

Иллюстрация: Клинт Керли

Созданные по Ее образу, образу непреходящей истины, они возвещали Ее устами: «Мы — Эмракул!».

На их призыв явились другие. «Мы'мракул!» Голоса поднимались в небо, сливаясь в единый хор, единую истину: «Одна'мракул, будь'мракул, мы'мракул!».

Это было наслаждением. Это было всем. Это было Ею.

Ангел Эмракул следовала за Ее светлым обликом и вела за собой идущих по земле. Земля, пребывавшая во тьме, теперь купалась в Ее свете — истинном свете, распространявшемся все дальше и дальше, чудесной заре, что скоро осветит все уголки мира. «Все — Эмракул! Мы — Эмракул!».

Долгая дорога в Трейбен

«Мы — Эмракул! «Все — Эмрак... Тьфу! Нет! — Джейс резким жестом прогнал закрутившиеся у него в голове слова. — И не лезьте».

Тамиё научила его, как дать отпор безумию Эмракул, но сохранять щит разума оказалось сложнее, чем могло показаться со слов соратами. Это было затруднением. Большим затруднением для его плана.

Каждый раз, когда он подолгу сосредотачивался на чем-то, кроме Эльдрази, щупальца Ее скверны забирались ему в голову, пробивали защиту и лезли в самые глубокие уголки разума.

На этот раз Джейса отвлек вид чудовищного ангела в небесах. До этого ему удавалось не отрывать взгляда от спины Тамиё, концентрироваться на тропе среди скал и следовать за соратами к месту, которое она называла точкой схождения. Но ангела не замечать было невозможно. Его облик был столь невероятен, что любопытство Джейса взяло над ним верх. Он взглянул в небо — и уже не смог отвести взгляда. Потребовалось время на то, чтобы осознать, что он увидел. Сначала он решил, что это демон, но все было гораздо хуже. К тому времени, как Джейс рассмотрел две пары крыльев и сетчатую соединительную ткань между двумя головами, услышал слившийся воедино голос, его разум успел потеряться. Это было недопустимо. Чтобы исполнить то, что он задумал, Джейс должен был быть уверен в своем разуме. Но готов ли он был пойти на это? Готов ли он был привести остальных сюда, в этот мир гнетущего безумия?

От этих мыслей на Джейса накатила волна тошноты. Замысел казался ему правильным. Разве не так? Да, он считал, что это единственное решение. Он был уверен... почти уверен. Близок к уверенности.

— Гр-р! — Джейс всплеснул руками.

Тс-с! — сердито обернулась на него Тамиё.

— Извини, — Джейс в защитном жесте поднял руки.

Тамиё скривилась, но отвернулась и продолжила путь, освещая тропу светом волшебного фонаря. Надо было ей сказать. Велеть ждать тут и отправиться за помощью. Им было не справиться вдвоем. На самом деле так было с самого начала, даже когда Джейс думал, что во всем виновата обезумевшая Авацина. Если бы в соборе не появился Сорин... Сорин. Джейс проклинал древнего вампира, который поставил Иннистрад на грань уничтожения, а затем удалился, оставив Джейса разгребать бардак.

Но титан Эльдрази — это не тот бардак, который можно разгрести в одиночку. Никто не мог бы справиться с таким один. Сам Гидеон приказал Джейсу вернуться на Зендикар, если он узнает что-то о титане. А Джейс не только узнал о титане. Он нашел Ее. Гидеон будет очень доволен.

Перед ним Тамиё замедлила шаг и подняла вверх фонарь. Взгляд Джейса проследовал за лучами усиленного магией света, поднимаясь к небесам. И тогда маг пожалел об этом.

Он впервые увидел Ее своими глазами. Ее, Эмракул.

Иллюстрация: Джейсон А. Энгл

Джейс не мог отвести глаз.

Он мог поклясться, что Эмракул больше, чем оба других титана. И, в своем роде, гораздо могущественнее. Она была в этом мире совсем недолго, а казалось, что Ей принадлежит здесь уже так многое. Весь Иннистрад поднимался, чтобы следовать за Ней. Сектанты менялись по Ее образу и подобию и брели по камням, отбросив все, чем были в прошлой жизни. Звери и чудовища на земле, в морях и в небе собирались за Ней, где бы Она ни прошла. Деревья, кусты, мох... даже водоросли вылезали из воды, чтобы быть ближе к Ее преобразующей силе.

Джейс почувствовал, что тоже хочет пойти к Ней. «Я'мракул».

«Нет!»

Ему захотелось встряхнуться. Нужно было очистить разум. Нужно было подумать. Нельзя позволять Ей получить то, что Она хочет. Сжав от усилия кулаки, Джейс вновь применил прием, которому научила его Тамиё. Избавление разума от остаточных следов безумия чем-то напоминало очистку головы от паутины. Плотной сетчатой паутины, сплетенной колоссальным чудовищем-Эльдрази, вознамерившимся поглотить разум каждого живого существа в этом мире. Джейс поежился от отвращения.

Ему придется делать это и для них, для Гидеона, Чандры и Ниссы. Он должен будет защищать их разумы вместе со своим. Нельзя просто привести их сюда и бросить Ей на растерзание. Он так не поступит. А значит, оставался один вопрос: справится ли он? Джейс задавал себе этот вопрос уже сотню раз, но пока не знал на него ответа.

— Значит, Ее называют Эмракул? — любопытный голос Тамиё прервал его размышления. Джейс взглянул на нее. Ее лицо было образцом безмятежности, словно укрывать свой разум от безумия было для нее не сложнее, чем дышать.

— Да, — ответил Джейс. — Среди прочего Ее называют так.

— Удивительно, что у такой твари есть имя, — Тамиё сняла подзорную трубу с пояса и поднесла ко глазу. — Интересно, а как Она сама себя называет?

Джейсу не приходил в голову этот вопрос. Он даже не думал, что это имеет значение... но соратами смотрела на мир иначе, чем он. Джейс поглядел на исполинский силуэт Эмракул, пытаясь увидеть Ее, как видела Тамиё. Он заглянул в ее огромный фиолетовый глаз. Тот был теплым и манящим. Джейс задумался, что он сможет найти, если пройдет внутрь. Уже на самом краю он опомнился, сумев удержать себя.

«Как тебя зовут? — спросил он. — Как ты называешь себя?»

Поток слов хлынул на него из всех уголков его же разума:

Извечная бесконечность — ибо мир принадлежит мне.

Абсолют — ибо все будет моим.

Начало — ибо все станет мной.

Сущее — ибо все суть все'мракул.

Гибель.

Гибель.

Гибель.

Джейс отшатнулся, хватая ртом воздух. Нет, это не гибель. Это не станет гибелью. Ни для него, ни для Иннистрада. Нельзя было больше сомневаться и медлить. Надо было довериться своему разуму. Он вновь поглядел на спокойную Тамиё. Если она на это способна, то справится и он. Справится — ради них. «Да». Настало время пригласить Стражей на Иннистрад. Джейс откашлялся.

— Тамиё, мне нужно уйти.

— Что? — Тамиё повернулась к нему, изумленно распахнув лавандовые глаза.

— Есть еще трое. Мироходцев. Они сильны, они лучшие в своем деле, и они смогут помочь. Я должен привести их. В другом мире мы убили двух подобных тварей, — он кивнул на Эмракул, стараясь не смотреть в Ее сторону.

Тамиё недоверчиво посмотрела на него:

— Двух?

— Понадобились все наши силы, но да.

Тамиё наклонила голову и прищурилась. Джейсу вдруг захотелось отвернуться, под ее пристальным взглядом он чувствовал вину — хоть и не знал, почему. И вдруг она улыбнулась.

— Это правда. Да, я вижу, что все так и было. Вот это история! Хотелось бы мне выслушать ее, — она вздохнула, — но, пожалуй, в другой раз. Если мы хотим, чтобы история этого мира не закончилась тьмой, каждый должен исполнить свой долг.

— Пойдешь со мной?

— Нет, Джейс. Это не мой путь.

— Но ты будешь здесь, когда я вернусь?

— Все мы будем там, где должны быть.

Джейс открыл рот, чтобы возразить, но почувствовал успокаивающее прикосновение к разуму. Тамиё. Ему больше не нужно было бороться, чтобы сохранять рассудок. Он даже не осознавал, как тяжело это было. Словно прошла ужасная головная боль. И пришло облегчение. Джейс расслабился, наслаждаясь покоем.

— Я защищу твой разум, чтобы ты смог покинуть мир, — сказала Тамиё. — Ступай.

Джейсу ничего не хотелось так сильно, как сделать, как она говорит. Уйти, не видеть больше этот мир, не видеть титана. Вернуться туда, где они одержали победу. Зендикар. Мореград. Мерфолки, коры и вампиры — все вместе. Там будет Нисса с ее горящими зелеными глазами. И широкоплечий, всегда улыбающийся Гидеон, и...

— Вы глядите, кто явился! Гидеон, иди-ка сюда!

— Чандра.

— Где тебя носило? — Джейс услышал топот сапог, и остававшийся перед глазами образ Эмракул растворился, уступив место радостной улыбке друга.


Сюжет выпуска «Луна Кошмаров»

Сюжет выпуска «Тени над Иннистрадом»

Описание planeswalker-а: Джейс Белерен

Описание planeswalker-а: Нахири, Литомант

Описание planeswalker-а: Тамиё

Описание мира: Иннистрад

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All