Эпизод 1: В сердце Небесного Анклава

Posted in Magic Story on 2 Сентябрь 2020

By A. T. Greenblatt

A.T. Greenblatt is a mechanical engineer by day and a writer by night. She is the author of over two dozen science fiction and fantasy short stories and her piece "Give the Family My Love" won the 2019 Nebula Award for Best Short Story.

Нахири с любопытством взирала на парящие прямо перед ней руины огромного Небесного Анклава. Она помнила, как прекрасно когда-то было это творение.

Она стояла на краю одного из чудовищных акумских утесов. Этот скальный выступ был удивительно похож на длинный указующий перст, словно бросающий вызов самой гравитации. Внизу бурлило огромное лавовое поле, и в струях обжигающего воздуха явно слышался запах расплавленного металла. Древние твердыни коров, подобные этой, стали появляться по всему Зендикару после войны с Эльдрази. Столетиями скрытые развалины гигантских построек вдруг решили показать себя во всей красе. А вместе с ними открывались и их древние секреты.

Mountain
Mountain | Art by: Chase Stone

Нахири улыбнулась. Эти секреты помогут ей изменить мир.

«Я помню тебя, — обратилась она к парящему Небесному Анклаву, — тебя и твою силу».

Теперь оставался сущий пустяк: добраться до руин. Нахири подняла руки, собираясь создать удобный каменный переход.

Но, сосредоточившись на объекте сверху, она кое-что упустила. Нахири не видела, что творится внизу. Действительно, глупо было думать, что победа над Эльдрази замедлит зендикарский хаос.

В общем, она проморгала формирование Великого Вала.

Сначала на лавовом поле появились пузыри. Это было похоже на пробуждение чудовища: когда благословенная тишина постепенно сменяется неотвратимостью ужаса. Поначалу еле слышный рокот превратился в оглушительный рев, когда Великий Вал сотряс землю; он катился по хлипким каменным уступам, наполняя воздух жаром и пеплом, настолько густым, что у Нахири перехватило дыхание. На поверхности образовался гигантский разлом, и неожиданно утес под ногами Нахири рассыпался каменной крошкой.

Она полетела вниз.

«Нет, — прошипела она в падении. — НЕТ!» Мастер литомантии и стражница этого мира не по зубам какому-то жалкому землетрясению. Одним плавным движением Нахири перевернулась в воздухе и раскинула руки, призывая камень, ставший продолжением ее сущности.

И камень ответил. Свободное падение замедлилось, а потом и вовсе прекратилось — теперь она парила в воздухе. Внизу бушевал водоворот из камней и магмы, и девушка подчинила стихии своей воле. Своей, не воле Великого Вала. Нахири собрала всю эту первозданную мощь и направила ее на созидание. Двигаясь в удивительном танце литоманта, она вращала потоки лавы, оплавленные камни и уродливые осколки. Пара движений запястьями — и крутящаяся колонна поползла вверх. Нахири парила над ней, поднимаясь все выше и выше до тех пор, пока окончательно не схлынул Великий Вал.

Только тогда она опустилась на вершину своего творения; до Небесного Анклава было рукой подать. Девушка бросила взгляд на коварную землю внизу и ухмыльнулась.

«Я победила», — произнесла Нахири, пытаясь ощутить удовлетворение от выигранного боя. Но от вкуса этого торжества сводило скулы. Великий Вал был симптомом страшно запущенной болезни Зендикара. Болезни, которую Нахири нечаянно помогла распространить.

И вина за былые ошибки последнее время настойчиво преследовала ее.

Камень всегда предупреждал девушку о появлении неподалеку другого мироходца. Но сейчас, когда камень настороженно загудел, Нахири даже не повернулась. Кто-то стоял позади нее на небесной колонне.

«Акум все так же прекрасен... и все так же непредсказуем», — Нисса встала рядом с Нахири, оперевшись на посох и осматривая раскинувшееся внизу лавовое поле.

«Я со всем справлюсь», — ответила Нахири. В справедливости своих слов она сомневалась, но не собиралась признавать это.

«Это вряд ли. Я... . это место. — Нисса запнулась. Нахири с любопытством взглянула на невысокую эльфийку, с трудом подбирающую слова. Нисса глубоко вздохнула и проговорила: «Понимаешь, я здесь выросла и хорошо знаю Великий Вал. Его нельзя приручить».

«Значит, ты плохо знаешь меня», — с ноткой гнева в голосе парировала Нахири.

Нисса подняла руку в примирительном жесте: «Я не хотела тебя обидеть. Я видела, как ты сражалась с Николом Боласом. Как ты управляла камнем. Это было потрясающе».

«Ты там была? — комплимент немного разрядил обстановку. — А, да, дерево. Вспомнила». Смущенную Ниссу бросило в краску. Для древнего дерева Равники эта встреча закончилась весьма печально.

Взгляд Нахири вернулся к Небесному Анклаву: «Есть битвы, в которых я бы предпочла больше никогда не участвовать».

«Да, — ответила Нисса, — но есть и такие, в которых нельзя не сражаться. — Она хладнокровно взирала на раскинувшийся перед ними Акум, но голос ее переполняли эмоции. — Зачем ты позвала меня сюда, Нахири?»

«Когда я была еще юной, на этой земле царил мир. Здесь не было ничегоподобного, — Нахири указала на землю, состроив гримасу отвращения; далеко внизу пузырилась лава, предвещая новый удар Великого Вала. — Эльдрази нанесли непоправимый вред этому миру».

На Нахири снова накатило чувство вины. Не нужно было слушать Уджина и Сорина. Тысячу лет назад ей следовало заманить Эльдрази в другой мир.

«Да, — произнесла Нисса. — Я чувствую боль Зендикара. Она не дает мне покоя». Взгляд ее был устремлен вдаль, а на лице читалась глубокая скорбь.

«Я найду решение, — Нахири смотрела на Небесный Анклав, чуть наклонив олову. — Лекарство, которое исцелит Зендикар».

Нисса моргнула. «Ты найдешь? — удивленно выпалила она, а затем, смутившись, добавила — Прости, я имею в виду, что целительство, кажется, не самая сильная твоя сторона. Учитывая то, что ты сделала в Иннистраде . . .»

Бровь Нахири поползла вверх: «...сказала освободившая Эльдрази».

«Я не...»

Эльфийка запнулась, но теперь уже Нахири подняла руку в примирительном жесте. —

Мы обе делали вещи, причинившие чудовищный вред. Давай попробуем исправить хоть что-то».

Нисса смущенно кивнула: «Но почему именно сейчас? В смысле, тебе достаточно лет...»

«Чтобы помнить, как создавали фундамент этого Анклава», — подумала Нахири.

Девушка замялась. «Неважно, как далеко я уходила, — наконец ответила она, — или как долго я живу, это место всегда напоминало... напоминает...»

«Дом», — прошептала Нисса.

Губы Нахири обозначили легкую улыбку: «Именно». Она указала на парящий перед ними Небесный Анклав: «Наши ответы там». Легкая улыбка сменилась озорной: «Давай наперегонки до самого верха? Побеждает лучшая зендикарка».

Нисса не ответила. Она только лукаво улыбнулась, вытянула руки и метнула вверх длиннющие толстые лианы. Колючки устремились к Анклаву со скоростью, незаметной для человеческого глаза.

Но не быстрее Нахири.

Неуловимым жестом литомантка мгновенно создала каменную лестницу, а затем так же неуловимо понеслась по ней с безумной ухмылкой. Она оглянулась, увидела, что Нисса изо всех сил старается догнать ее, но начинает отставать, и засмеялась. В этом царстве камня растения были обречены на проигрыш.

Нахири редко совершала ошибки, и еще реже повторяла их. У тысячелетнего опыта были свои преимущества. Но у проклятого Великого Вала были свои планы...

Земля вновь начала дрожать, колебания нарастали, с каждой секундой становясь все сильнее, и в конце концов лестница под ногами Нахири дала трещину. Девушка рванула вперед, но скорости не хватило. Лестница обрушилась, и Нахири опять полетела вниз.

Она потянулась к камню, собираясь повторно подавить Великий Вал, когда что-то обвилось вокруг ее туловища, остановив падение.

«Держу», — прожурчала Нисса. Одна ее рука была вытянута, другая крепко сжимала посох. Нахири бросила взгляд вниз и увидела, что ее спасла лиана.

Возмущение буквально бурлило в ней, когда лиана Ниссы аккуратно поставила ее на импровизированную лестницу из колючек.

«Спасибо», — пробормотала она, стараясь не встречаться взглядом с Ниссой.

«Может, попробуем еще раз?» — нервно спросила Нисса, уставившись на ее руки. — Побеждает лучшая зендикарка».

«Нет, давай просто пойдем», — в голосе Нахири звенела ярость.

Теперь они поднимались молча, и Нахири ощущала, как чувство вины растет с каждым ее шагом.

Слишком долго она не вспоминала о доме.

Nissa of Shadowed Boughs
Nissa of Shadowed Boughs | Art by: Yongjae Choi

Когда они наконец достигли Небесного Анклава, первой мыслью Ниссы было: «Ого!». Даже разрушенная, всеми забытая, потерявшаяся в толще столетий парящая цитадель была невероятно красива. Вокруг возвышались колонны и своды, кое-где еще остались потолочные плиты, украшенные замысловатой резьбой, а полы были выложены мозаичной плиткой, складывающейся в потрясающие картины. Конечно, там были и парящие камни, и потрескавшаяся кладка, и разрушенные постройки, но Нисса понимала, что когда-то это место символизировало собой настоящий маяк цивилизации.

Вторая мысль Ниссы звучала так: «Чтобы что-то найти здесь, потребуются годы». Теперь, когда они добрались сюда, она поняла, насколько же огромен был Небесный Анклав. Они стояли в каком-то древнем дворе, и Нисса видела дюжину различных проемов и проходов, ведущих в чрево цитадели.

«Здесь, наверное, жили тысячи людей», — произнесла Нисса.

«Десятки тысяч», — ответила Нахири, подходя к ней.

Нисса заколебалась, опасаясь, что вопрос, который она хотела задать, разозлит Нахири, что он уничтожит все шансы наладить контакт с этой самоуверенной представительницей древней расы коров. С навыком налаживания контактов у Ниссы вообще было сложно. Казалось, чем сильнее она старается сблизиться с кем-то, тем хуже идут дела. Она хотела бы больше походить на Гидеона с его хладнокровной уверенностью и невероятным обаянием.

«Ладно, как бы поступил Гидеон? — спросила себя эльфийка. — Начинай вести себя как он, если хочешь стать такой...

Такой, каким был он». И внезапно горечь утраты захлестнула ее с новой силой.

Гидеон бы не колебался.

Тогда Нисса набрала в легкие побольше воздуха и спросила: «Нахири, как мы что-то найдем в таком огромном месте?»

Нахири улыбнулась: «Мы начнем искать». Она двинулась вперед, перепрыгивая трещины в полу и провалы там, где пола попросту не было.

«А что конкретно мы ищем?» — Нисса старалась не отставать.

Нахири ответила не сразу: «Я узнаю, когда увижу».

Сердце Ниссы упало: «Так ты не знаешь?»

Нахири собиралась ответить, но чертов Великий Вал никак не желал успокаиваться.

Небесный Анклав вновь сотрясли разрушительные вибрации. Нисса быстро отступила, когда окружающие ее древние камни начали сдвигаться и трескаться. Она выставила вперед посох, готовясь создать защитную сеть из лиан.

Но Нахири опередила ее.

Она развела руки и, казалось, одной лишь силой воли намертво сковала цитадель, хотя Нисса знала, что все дело в литомантии.

Когда грохот стих, Нахири нахмурилась, словно Великий Вал атаковал лично ее.

«Я точно не знаю, что мы ищем», — со злобой в голосе сказала она, шагая вперед. «Создавая тексты, древние коры не утруждали себя излишними описаниями», — она вдруг остановилась посреди огромной мозаики, украшающей центр двора. Нахири присела на корточки и коснулась рукой пола: «Камни должны знать больше». Она закрыла глаза, а Нисса молча ждала, не зная, что делать. С того места, где стояла эльфийка, детали фрески было не разобрать.

«Джейс бы знал», — подумала она, но быстро отогнала эту мысль. Она не хотела думать ни о Джейсе, ни о битве с Николом Боласом и ее последствиях для Равники, ни о раздробленных Стражах или смерти Гидеона, ни о Чандре.

Особенно о Чандре.

Через минуту Нахири открыла глаза и встала. «Все лучшее хранится в сердце», — произнесла она с ухмылкой. Она указала на особенно темный и неприступный проход: «Есть смысл начать отсюда. Идем».

«Как мы узнаем, что это верный путь?» — теперь, когда Нахири отошла, Нисса могла разглядеть, что мозаика изображает солнце с исходящими из самого центра лучами. Ну или что-то похожее на солнце.

Нахири была уже достаточно далеко, но все же ответила: «Узнаем, когда что-нибудь попытается помешать нам пройти».

Нисса остановилась как вкопанная, сердце ее бешено билось в неожиданном приступе паники. Эта вылазка вдруг показалась ей ужасной затеей. Что если ее попытки помочь Нахири в конечном счете снова навредят Зендикару? Как и многие ее прошлые ошибки. Она вновь подчиняется чужой воле. Когда-нибудь будет по-другому?

Как бы поступил Гидеон?

«Он бы помог чем мог, — прошептала Нисса себе под нос, — но он не стал бы слепо идти за Нахири».

Зендикар был ее домом. Не Равника, не какой-то другой мир. Она принадлежала ему и была голосом его души. Она взяла на себя ответственность заботиться о нем и о всех живых существах в этом мире.

Успокаиваясь, Нисса сделала глубокий вдох, покрепче сжала посох и и двинулась вперед.


Снаружи старый Небесный Анклав выглядел плоским и широким, похожим на парящий в воздухе каменный архипелаг. Изнутри казалось, что на тебя со всех сторон надвигается чудовищная бездонная громадина. Спускаясь, Нахири вела рукой по стене; проход уходил все глубже и глубже, иногда переходя в ступени, иногда открывая другие проходы, полные таинственных загадок.

Но Нахири не заглотила наживку Небесного Анклава. Камни под рукой шептали о великой силе, таящейся внизу, и девушка была полна решимости заполучить ее. За ней, как дитя леса, которым она и являлась, практически бесшумно следовала Нисса. Лишь изредка ее посох ударялся о камень, или она тихонько ахала, когда рассеянный свет проникал сквозь трещину, освещая все вокруг.

Они спускались, пока не достигли главных залов, где тысячи древних коров собирались, чтобы похвастаться богатством и продемонстрировать свое художественное мастерство. И залы в полной мере отразили все это. Отразили буквально. Когда на плиты попадал солнечный свет, они сияли подобно драгоценным камням. Потолки были невероятно высокими, а резьба на колоннах — вычурной и потрясающе детальной.

«Да, это было прекрасно», — призналась себе Нахири. Но в то же время все вокруг служило болезненным напоминанием о том, чего лишился этот мир. К тому же во время их путешествия Великий Вал продолжал сотрясать древнюю цитадель, не позволяя ни на секунду забыть о том, что Нахири, стражница Зендикара, не смогла защитить собственный дом.

В общем, она не особо внимательно рассматривала огромные залы и потрясающую резьбу. Нахири просто шла вперед.

Проход вдруг уперся в пару огромных, но обрушившихся дверей.

«Похоже, тупик», — сказала Нисса, подходя ближе и касаясь двери.

«Если только для тебя, — ответила Нахири и пошире расставила ноги. — Отойди».

Нахири с силой хлопнула в ладоши, и тяжеленные двери разлетелись в стороны, разбившись о стены на мелкие щепки.

«Идем», — девушка шагнула к порогу. Она немного нервничала, камни что-то тревожно шептали. Впереди их ждала абсолютная тьма, таящая в себе полную неизвестность.

Но Нахири не собиралась останавливаться. Только не сейчас.

«Подожди! — из-за спины крикнула Нисса. — Там фе...»

Что-то тяжелое и очень быстрое врезалось в Нахири и прижало ее к стене. Она застонала, но тут же приказала камням за ее спиной нанести ответный удар.

Безжалостная колонна врезалась в ее врага; раздался громкий крик боли, и Нахири освободилась. Перекатившись в сторону, она одним плавным движением поднялась на ноги. Девушка сжала кулаки и оскалилась. Вот теперь ее разозлили по-настоящему.

Мимолетной мысленной вспышкой Нахири призвала семь мечей, источающих жар и сияющих красным, словно их только-только вынули из кузнечного горна. Они парили вокруг нее, создавая своим свечением своеобразный безумный ореол. И слабо освещая ее противника.

Прямо перед ней припал к земле разъяренный фелидар — самый здоровенный из всех, каких она когда-либо видела.

Его бесшерстное туловище было покрыто бритвенно-острыми наростами, а голову венчали массивные рога. Фелидар снова начал приближаться к своей жертве; острые когти царапали древний камень, а огромные покрытые слюной клыки буквально жаждали впиться в свежее мясо.

«Разбежался!» — прорычала Нахири и запустила все семь мечей точно в сердце твари. Фелидар отшатнулся, но ему удалось отразить большую часть клинков с помощью лап и бронеподобных наростов.

Он зарычал, оскалил пасть и с пугающей скоростью бросился на девушку.

Но на полпути он словно врезался в стену. Через мгновение Нахири осознала, что между ней и мерзким зверем стоит Нисса, отталкивая его с поистине невозможной силой.

«Нет уж», — проворчала Нисса, начиная опутывать фелидара колючками. Но чудовище встряхнулось и встало на дыбы, взмахнув мощными лапами. Одна из них пришлась эльфийке в плечо, отправив ее в полет, который окончился громким вскриком и глухим ударом.

Но Нисса выиграла достаточно времени, чтобы Нахири создала каменные цепи и сковала ими обезумевшего фелидара. С криком Нахири отвела руку назад, и цепи натянулись, прижав монстра к полу.

«Получай!» — прошипела Нахири, наклонившись и широко раскрывая ладонь. За ее спиной вновь засияли семь клинков. С ухмылкой она щелкнула пальцами и вогнала их в фелидара, на этот раз стараясь поразить самые уязвимые места.

Тварь издала протяжный визг и обмякла.

Нахири подошла к пытающейся встать Ниссе и помогла ей подняться.

«Фелидар как будто ждал нас», — проговорила Нисса, потирая плечо.

«Вполне возможно, — ответила Нахири, создавая еще один клинок, чтобы разогнать тьму. — Он что-то охранял». Она усмехнулась, посылая меч вперед по темному коридору: «Давай посмотрим что».


По мере углубления в недра Небесного Анклава Ниссу не покидало тревожное ощущение того, что они идут по ложному пути. И несмотря на все заверения Нахири, сомнения не исчезали. Она слышала гул жизненной силы мира, слышала, как она обращается к ней. Она тоже звучала неуверенно. Или эльфийке это только казалось?

По крайней мере, больше им не встречались голодные фелидары.

Темный проход все так же вел их вниз. Великий Вал словно крался за ними, то и дело напоминая о себе.

Пока не случилось это.

Небесный Анклав вывел их в зал, больше всего похожий на пещеру. Повсюду были длинные тонкие арки, способные служить проходами; они скрещивались и переплетались, напоминая хитроумную паутину. Пропасть под ними была, кажется, бездонной, хотя кое-где редким лучикам света удавалось прорезать тьму. Воздух отдавал затхлостью и плесенью, но, к облегчению Ниссы, в некоторых укромных уголках рос мох и папоротники.

Нисса с улыбкой направилась к скоплению папоротников, росших поодаль. Это был Зендикар, который она знала и любила, даже в этом странном месте, древней цитадели коров.

Нахири же хмурилась, определенно не зная, куда идти дальше. Да, бесхитростный прямой путь здесь закончился. Нахири присела, положила руку на пол и закрыла глаза. В такой позе она находилась довольно долго.

Наконец Нахири пробормотала: «Камни не говорят, куда идти».

«Почему?» — спросила Нисса. Она и подумать не могла, что камни могут хоть в чем-то отказать Нахири.

Ее спутница пожала плечами: «Мы уже близко. Можно выбрать путь наугад».

Нисса задумалась. Это решение определенно не казалось ей правильным.

Как бы поступил Гидеон?

«Нет», — тихо сказала Нисса.

«Что?» — Нахири взирала на нее с нескрываемым удивлением.

«Подожди...»

Нисса присела перед одним из папоротников. В один его лист можно было завернуть эльфийку целиком, но изящные синие цветы были совсем крошечными.

«Как они вообще могут расти здесь?» — спросила Нахири, подходя сзади.

Нисса улыбнулась: «Ты здорово удивишься, узнав, что в этом мире огромное количество растений может прекрасно себя чувствовать в самых невероятных местах».

«Но как...»

Нахири снова начала говорить, но Нисса не слушала ее. Она положила руку на верхушку папоротника подобно тому, как родитель кладет руку на голову ребенка. Она закрыла глаза и ощутила под пальцами биение жизни, ощутила его готовность к борьбе и гордость выжившего в столь мрачном месте. Эльфийка улыбнулась этой силе и уверенности. И призвала его.

Она услышала, как ахнула Нахири при появлении элементаля. Это было высокое существо — вдвое выше нее, — зеленое и яркое, как и его жизненная сила; голова его представляла собой скопление листьев с небольшими цепочками синих цветов, обвивающих руки и шею.

«Этоеще что?» — пробормотала Нахири, отступив на шаг.

«Друг», — ответила Нисса, когда элементаль опустился на колени и почти сравнялся с ней ростом. Она не собиралась объяснять, что еще до того, как она стала мироходцем, до того, как она присоединилась к Стражам, именно эти существа первыми приняли ее такой, какая она есть.

Нисса взяла в ладони шестипалую руку элементаля, увидела в его глазах искреннюю любовь к ней и впервые за долгое время почувствовала себя хоть кому-то нужной.

«Мы ищем сердце Небесного Анклава, — сказала она существу. — Ты можешь нам помочь?»

Элементаль медленно моргнул, со стоном поднялся на ноги и повел Ниссу за руку.

«Идем!» — бросила она через плечо. Мельком она увидела, как Нахири смотрит на них, и еле сдержала смех.

Элементаль папоротника вел их через лабиринт сводчатых проходов, остановившись только один раз — когда вновь ударил Великий Вал и Нахири пришлось использовать свою мощь, чтобы удержать своды от разрушения. Но он почти без колебаний шел вперед, словно что-то манило оттуда его, ведя сквозь эту реликвию цитадели.

В конце концов они вышли на небольшую платформу с узким мостом, перекинутым к утопающему во тьме входу. Нисса уже собиралась пройти по нему, когда Нахири схватила ее за рукав.

«Стой! — шикнула она. — Смотри!»

Эльфийка проследила за ее указующим жестом и увидела висящую под потолком замленожку, удерживаемую какой-то незримой силой. Она корчилась в своем панцире, пытаясь разорвать невидимые путы, и мироходцы прекрасно видели сотни ее извивающихся конечностей.

Ниссу передернуло. Земленожка слишком напоминала змею. Змею с маленькими змеиными лапками. «Есть мысли насчет активации этой ловушки?»

«Нет, — ответила Нахири. — Пусть эта зеленая штука идет первой».

«Не называй его так», — бросила Нисса. Почему никто не понимал, что элементали — это живые создания, наделенные чувствами? Что они не просто инструменты, которые можно призвать, использовать и по команде отправить на смерть? Нет, Нисса не могла сознательно лишить его жизни. Она повернулась к элементалю. «Ты можешь ее обезвредить?» — спросила эльфийка, кивая на ловушку.

Казалось, элементаля одолевают сомнения: его огромные ярко-карие глаза смотрели в пространство между Ниссой и извивающейся наверху тварью.

«Я не позволю ей причинить тебе вред». Нисса вскинула ладонь, и порожденные ей лианы образовали под земленожкой импровизированную сеть. Элементаль вытянул покрытые листвой руки и осторожно коснулся мягкого подбрюшья. Существо шипело и извивалось.

Несколько мгновений невидимая ловушка сопротивлялась.

А потом перестала. И огромная тварь полетела вниз.

Но как только она коснулась сети Ниссы, эльфийка сжала кулак, и лианы обвились вокруг монстра. Она резко отвела руку назад, с силой приложив земленожку о каменный пол. Та взвизгнула, панцирь содрогнулся. После чего существо обмякло и испустило дух.

Нисса довольно оскалилась: «Вот тебе, тварь ползучая».

Она никак не ожидала, что и Нахири зачем-то врежет по земленожке каменным кулаком. Нисса и элементаль в удивлении отпрянули.

«Что? — с ухмылкой спросила Нахири. — Это Зендикар. Порождения этого мира убить не так просто».

Поначалу Нисса хотела возразить. Она хорошо помнила свой первый дом на Бала-Геде и то, с какой легкостью Эльдрази уничтожили почти все ее племя.

Но вдруг поняла, что Нахири говорит о себе и о ней — двух зендикарских мироходцах.

Нисса улыбнулась. Может, у них и получится исцелить этот мир. Сообща. «Чистая правда. Давай уже доберемся до сердца Небесного Анклава».


Inscription of Insight
Inscription of Insight | Art by: Zoltan Boros

Сердце Небесного Анклава пылало. Древние руны покрывали каждый сантиметр поверхности — все стены, пол и потолок. Когда два мироходца вошли в помещение, руны засияли золотым светом, пульсирующим при каждом их шаге. Папоротниковый элементаль Ниссы (или «папоротниковое чудовище», каким считала его Нахири) плелся за ними.

Но Нахири интересовали отнюдь не руны, а возвышение в центре комнаты — в самом сердце сердца. В середине его звездой сияла небольшая плитка.

«Что это?» — спросила Нисса.

Нахири улыбнулась. Это сулило надежду. Большую надежду. Настолько большую, что она и вспомнить не могла, когда в последний раз чувствовала подобное. «Ключ», — ответила девушка.

— Ключ к чему?

— Ключ к высвобождению великой силы, которую мы ищем.

Нисса нахмурилась: «Я думала, мы найдем здесь что-то, способное исцелить Зендикар».

«Я говорила, что священные тексты коров не всегда ясны, — затараторила Нахири, — то, что мы ищем, настолько же могущественно, сколь и опасно. Это... сфера. В грубом переводе... ядро литоформы. И оно последнее из существующих в мире».

Папоротниковый элементаль тревожно заерзал, Нисса недоверчиво взглянула на спутницу. «Откуда ты знаешь?» — спросила эльфийка.

«Так сказано, — ответила Нахири, направляясь к возвышению. Чем ближе она подходила, тем ярче сияли руны, словно приманивая ее. — В письменах, что нас окружают».

Нисса шла следом: «Ты можешь читать руны?»

«Разумеется, — ответила Нахири, — я же древний кор».

«А, да. Точно», — Нисса смутилась; она и зеленая штука немного отстали, когда Нахири подошла к возвышению. Она слышала, как эльфийка шепчет: «Держись рядом».

У подножия возвышения вокруг Нахири вспыхнули руны и тут же погасли. Прямо перед ней ярко, почти приветливо, сиял ключ. Но она не дотронулась до него. Вместо этого Нахири коснулась мраморного постамента с обеих сторон от ключа и прислушалась к камням, пытаясь обнаружить ловушки.

Ловушек не было.

Тогда очень медленно и осторожно Нахири потянулась за ключом и взяла его.

Он сиял в ее руке, словно здороваясь с давно забытой подругой.

«Итак, ключ у нас есть, — подала голос Нисса. — Теперь, полагаю, нужно найти замок?»

«Да, — задумчиво ответила Нисса, чуть склонив голову. — Руны говорят "Мураса"; здесь, в Небесном Анклаве»

«Как всегда, непростая задачка, да? — вздыхая, проговорила Нисса, — что еще говорят твои руны?»

«В этом помещении есть немного энергии ядра, — ответила Нахири, — а еще — в нем». Она подняла ключ: «Я...»

И замолчала. Древний кор вновь ощутила слабые вибрации Великого Вала. Она слышала землю, хотя находилась на много километров выше нее. Училась предсказывать непредсказуемое.

Нахири заскрипела зубами. Проклятый Великий Вал.

По выражению лица Ниссы было понятно, что она чувствовала то же самое. «Покажи мне», — попросила эльфийка.

Тогда Нахири произнесла слова на древнем языке, который не звучал из ее уст добрую тысячу лет. Она ощутила, как под ногами пробуждается энергия, отвечая на ее зов. А затем, накопив достаточно первозданной силы, она обратила ее в сторону сотрясающейся земли.

Помещение озарила ослепительная вспышка, и Нахири прикрыла глаза. Она чувствовала, как далеко внизу Великий Вал замедлился, а потом, подобно чудовищу, пораженному в самое сердце, содрогнулся и остановился совсем. Она услышала, как Небесный Анклав со скрежетом собирает себя воедино, пусть и не полностью. Руны были не настолько сильны. Но все же древняя разрушенная цитадель восстанавливалась.

Счастье переполняло Нахири, и она прижала ключ к вздымающейся груди. Она нашла. Она нашла способ исцелить Зендикар.

И вдруг позади нее раздался крик зеленой штуки.


«Нет!» — воскликнула Нисса. Она почувствовала боль элементаля еще до того, как поняла, что происходит. До того, как увидела, что его зеленые конечности съеживаются и увядают, до того, как услышала его душераздирающий вопль, до того, как его яркие глаза потухли и он осыпался прахом.

Нисса протянула руки, пытаясь сохранить жизнь элементаля с помощью своей силы, но все было тщетно. От порождения папоротника осталась лишь горсть пыли. «Что ты наделала?!» — закричала Нисса, обращаясь к Нахири.

«Что?» — оборачиваясь, спросила та. Эльфийка увидела, как древний кор прижимает к груди ключ, улыбаясь так, словно только что выиграла битву: «Я остановила Великий Вал».

— Ты убила элементаля!

— Твое растение?

«Члена моей семьи» — подумала Нисса, но вслух ничего не сказала. Частичку Зендикара. Потому что элементали были самим Зендикаром, и если подавление Великого Вала ядром убивало их, значит Зендикару грозила смертельная опасность. Нисса уставилась на горстку пепла в своих ладонях, чувствуя, как закипают в ней скорбь и ярость. Из-за этой ошибки.

Из-за всех ее прежних ошибок.

Как бы поступил Гидеон?

«Он бы прекратил это», — прошептала Нисса, выпрямляясь и расправляя плечи.

«Что?» — недоуменно спросила Нахири.

«Это и есть твое решение?» — произнесла Нисса. Она больше не кричала, но в ее голосе звенела тихая ярость, сбившая с толку Нахири.

«Посмотри вокруг — Небесный Анклав исцеляется. Великий Вал под нами остановился, земля успокаивается. Люди смогут возродить это место!» — Нахири указала на признаки восстановления Анклава.

«Ценой жизни Зендикара» — возразила эльфийка. Силой мысли она коснулась растений и мха, облюбовавших укромные уголки и трещины Небесного Анклава, но они не ответили. Нисса поняла, что все живое, обитавшее в разрушенной цитадели, погибло.

«Ты не знаешь, на что был похож Зендикар, — голос Нахири звенел от гнева. — Ты не представляешь, насколько потрясающими и яркими были его города и его жители».

«А ты понятия не имеешь, на что похож Зендикар сейчас. Он все так же прекрасен, Нахири, — Нисса протянула руку. — Дай мне ключ».

Нахири не ответила. Вместо этого она сжала челюсти, приняла широкую стойку и раскинула руки.

Нисса не думала — она просто реагировала, уклоняясь от неожиданно выраставших прямо из пола каменных колонн и расходясь с ними в считанных сантиметрах. Она не думала, когда выпустила кучу лиан, чтобы отразить летящие в нее каменные мечи. Она не думала, когда приказала лианам опутать лодыжки Нахири и повалить ее на землю.

Со стоном и проклятиями Нахири повалилась на пол. Но прежде чем Нисса провела новую атаку, спутница-мироходец воздвигла между ними каменную стену, которую эльфийка не могла сокрушить, хотя и бомбардировала ее зарослями колючек толщиной со ствол дерева. Растения снова и снова ударяли в камень, не причиняя тому вреда.

Спустя несколько минут стена стала стеклянной, явив взору Ниссы кровоточащую и покрытую синяками Нахири.

«Я не могу просто сидеть сложа руки, наблюдая, как этот мир разваливается на части! — заорала Нахири. — Я стражница Зендикара!»

Нисса взглянула на другого мироходца и поняла, что была полной дурой, когда понадеялась, что это древнее, безразличное ко всему существо может помочь исцелить ее дом. «Да я и сама не могу».

Как бы поступил Гидеон?

Он бы заручился поддержкой.

И тогда мироходец Нисса исчезла.


Jace, Mirror Mage
Джейс, Маг Зеркал | Иллюстрация: Тайлер Джекобсон

Равника, мир городов. Или, скорее, один большой город, охватывающий весь мир. Нисса видела его красоту: изящные парящие башни и мощеные мрамором улицы, осенние деревья в контрасте с серым небом. Она восхищалась этой прелестью и в тоже время помнила его опустошенным войной.

Помнила, как пал дух Виту-Гази.

Справедливо рассудив, что излишнее внимание ей ни к чему, эльфийка не задерживалась на улицах, а направилась прямиком в дом Джейса.

Ее провели во внутреннее святилище Джейса, удостоив лишь вежливым поклоном и мрачным взглядом стражника у двери. Да, наверное, она заслужила гнев жителей Равники. Пусть это и больно признавать.

Возможно, Чандра не ошиблась. Должно быть, она действительно была ходячим бедствием.

Нисса не хотела думать о Чандре. Особенно сейчас, когда ей нужна была помощь Джейса и остальных.

Огромное святилище внутри было забито книгами, свитками и магическими предметами, названий которых Нисса не знала. Из высоких арочных окон лился свет, но в помещении все же оставались темные закутки. Ниссе понадобилось мгновение, чтобы обнаружить Джейса, примостившегося на лестнице у дальней стены и читающего книгу с верхней полки.

«Один момент!» — воскликнул он.

Нисса знала, что у Джейса «момент» может означать любой срок от секунды до часа. Но она была слишком взволнована, чтобы мешать ему, поэтому покорно ждала.

«Нисса!» — Джейс наконец заметил ее. «Как ты... в смысле, ты же не... я хочу сказать, как... — он замолчал, скользнул вниз по лестнице и подошел к ней. — Я хочу сказать, что рад видеть тебя целой и невредимой». Он протянул руку, в последний момент вспомнив, что она не любит прикосновений. Тогда Джейс просто одарил ее теплой улыбкой.

Это застало Ниссу врасплох. Она думала, что при виде нее он придет в ярость, как и вся Равника. И когда он подвел ее к столу, она ощутила невероятное облегчение от того, что он не злится и рад ее видеть.

«Присаживайся, — предложил Джейс. — Чем я могу помочь?»

Нисса не знала, с чего начать, поэтому просто сказала: «Зендикар в беде».

«Эльдрази?» — встревожился Джейс.

«Нет-нет, — поспешно ответила Нисса, — ничего такого. Это Нахири».

«Нахири? — Джейс нахмурился. другая стражница Зендикара?»

«Да», — подтвердила Нисса. Эльфийка вдруг почувствовала себя опустошенной. Она понятия не имела, как объяснить все происходящее Джейсу, который никогда не ощущал связи с жизненной силой: «Она пытается исцелить мир».

— Да, ты говорила, что она искала встречи с тобой. Но я не понимаю... Разве не этого ты хотела?»

— Этого, но она нашла древнюю сферу...

— Эльфийскую или коров?

— Коров. Но...

Джейс уже шарил на полках: «Где-то у меня был свиток на эту тему...»

«Джейс! Послушай! — воскликнула Нисса громче, чем собиралась. — Пожалуйста».

Джейс в удивлении замер, но снова сел и кивнул. Нисса ощутила прилив гордости от этой маленькой победы. Джейс никогда не слушал ее. Возможно, ее обращения к Гидеону все же сработали.

Нисса рассказала о том, что произошло в Небесном Анклаве Акума, что поведала Нахири о ядре литоформы, и о том, что случилось с элементалем папоротника. Джейс внимательно слушал. Описывая смерть элементаля, эльфийка несколько раз прерывалась, чтобы немного успокоиться.

«Я знаю, что у тебя нет связи с элементалями, — сказала она, — но они важны для меня. Важнее Стражей...» Произнося это, она не могла смотреть в глаза Джейсу.

«Нет, я не могу до конца понять элементалей, — ответил Джейс, — но я знаю, насколько они важны для тебя. Чем мы можем помочь?»

Нисса с облегчением выдохнула. Она была действительно благодарна ему. Ведь даже после того, как она регулярно рушила их потенциальные дружеские и прочие отношения, она все еще могла рассчитывать на помощь Джейса и его друзей.

«Я хочу, чтобы Нахири уничтожила ядро литоформы, когда найдет его. Но не знаю, как убедить ее сделать это, — плечи Ниссы слегка опустились, — — Я скучаю по Гидеону. Он мог справиться с разъяренным древним кором, повелителем камней».

Лицо Джейса выражало сложную гамму эмоций: «Я тоже скучаю по нему».

— Что мне делать, Джейс? Вряд ли я смогу в одиночку справиться с Нахири.

Джейс сцепил пальцы в замок: «Если мы перенесем ядро литоформы сюда...»

«Нет! — воскликнула Нисса, приподнимаясь. Джейс удивленно воззрился на нее; честно говоря, она и сама удивилась неожиданной силе своего голоса. — Ты не видел, какой вред он способен причинить, Джейс».

«Да, но мы бы могли изучить его, — произнес Джейс, поднимаясь и снова направляясь к полкам.

«И кто будет твоим подопытным?» — с тревогой спросила Нисса. Она теряла его.

— Я подозреваю, что ядро литоформы является проводником силы Зендикара...

— Джейс!

— Тогда эту силу можно обуздать...

— Все не так просто.

«Возможно, все зависит от его владельца? — Джейс взял с полки свиток. — Тогда...»

«Ты меня не слушаешь!» — Закричала Нисса, и порожденная ей лиана вырвала свиток из руки мага. Джейс в удивлении отшатнулся.

Нисса почувствовала, как ее лицо наливается гневным румянцем, а сердце словно готово выскочить из груди. Все было неправильно. Она потеряла Стражей и вот-вот потеряет элементалей Зендикара. Свою семью.

Как бы поступил Гидеон?

«Нисса, о чем ты думаешь?» — спросил Джейс, стоя перед эльфийкой и пытаясь поймать ее взгляд.

Как бы поступил Гидеон?

Гидеон бы воспользовался моментом.

«Я не могу потерять обе своих семьи, — теперь ее лицо выражало нечто большее, чем просто решимость. — Я защищу свой дом. С помощью или без помощи Стражей».

— Подожди...

Джейс заговорил, но Нисса не стала ждать. С ожиданием было покончено. Одним вздохом, одним движением, одной мыслью Нисса вернулась в Зендикар.

Единственное место, где она была действительно нужной.


Джейс стоял в опустевшем святилище и строил планы.

Он должен был внимательнее слушать и убедить Ниссу остаться и присоединиться к Стражам. Его грызло чувство вины за тщательно хранимые секреты о Николе Боласе. Только он знал правду.

Только он знал, что ужасный древний дракон все еще был жив.

И каждый день, когда Джейс сохранял это в тайне, был лживым для его друзей.

Но он мог бы загладить свою вину перед ними. И он сделает это.

Он задумался над тем, что Нисса сказала о ядре: возможно, оно каким-то образом связано с Великим Валом? Если это так, то что могла сделать Нахири с такой мощью? Что могли сделать Стражи?

А сделать они могли очень многое, понял Джейс.

И он строил планы, уже зная, что очень скоро окажется в Зендикаре.

Latest Magic Story Articles

Magic Story

8 Октябрь 2020

Эпизод 5: Две стражницы by, A. T. Greenblatt

Нисса приготовилась сразиться с теми, кого она когда-то считала союзниками, и вдруг подумала: а не совершила ли она огромную ошибку, оставив Зендикар? Джейс и Нахири стояли перед ней, тя...

Learn More

MAGIC STORY

30 Сентябрь 2020

Голод by, Brandon O'Brien

Окраины Свободного города Ниманы тонули в угольно-черной ночи. В этой недружелюбной тьме по направлению к лагерям пробирался мужчина в темно-серой накидке, стараясь закутаться в одеяние к...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All