Гонка, часть 1

Posted in Magic Story on 11 Октябрь 2017

By R&D Narrative Team

Гарнизон форта Аданто уже привык к постоянным нападениям, яростным бурям и самым разным неприятностям, подстерегающим в этом негостеприимном краю. Но того, кто придет, спотыкаясь, к их частоколу с берега, они совсем не ждали.

И стражники, и священники одинаково удивленно глядели с высокой стены форта на съежившуюся фигуру внизу. Фигуру, в которой явственно читалось безумие. Это был иерофант — вампир-священнослужитель. Его одежда была в пыли, щеки впали от голода. Глаза вампира бешено метались, давно не знавшая бритвы борода была растрепана. Вампир поднял голову к обращенным к нему лицам и заревел:

— Я победил и волны, и саму смерть! Хвала святой Эленде!

Стражники неуверенно переглянулись. Мужчина внизу упал на колени и разорвал рубаху на груди. Его руки с длинными ногтями сложились в молитвенном жесте. Вампир истово и громко молился, забыв обо всем, что его окружало. Смертные солдаты Легиона испуганно попятились: кто бы это ни был, сейчас его полностью охватил Кровавый Пост.

— Удивительные чудеса! Пустые артерии и жадные языки... она даровала нам жизнь! Возрадуйтесь, равнодушные глупцы!

Стражники не посмели открыть ворота. Вампир в разгаре Кровавого Поста был невероятно опасным. Он, потерявший контроль над собой, не смог бы отличить кровь верных от крови грешников. Один из бойцов побежал позвать на помощь священника.

Изголодавшийся вампир у стен форта молился все горячее.

— Я отринул пищу, дабы приблизиться к благословенной святой Эленде, и вот я здесь!

Он раскрыл висящую на боку заплесневелую торбу и высыпал на песок кучу перекрученного металла. Стражники смогли узнать разломанный секстант, разбитый компас и другие приведенные в негодность приспособления для навигации.

— Я ЗНАЛ, ЧТО МНЕ НЕ НУЖНЫ ЭТИ ИНСТРУМЕНТЫ ОБМАНА, — закричал вампир. — Нас вела сюда моя вера в Эленду!

Священница форта Аданто подошла к воротам и обратилась к вампиру за стеной через толстое дерево.

— Сегодня не было кораблей. Что за судно привезло тебя сюда?

— Пресвятое могущество неколебимой веры! — проревел вампир. — Это лучший корабль Легиона Заката! Я прибыл на Ее величества корабле «Отвага»!

Священница закатала рукава и кивнула стражникам, приказывая открыть ворота. Те подняли засовы, потянули за тяжелые цепи, и изголодавшийся вампир ввалился внутрь.

Священница ахнула от изумления.

— Иерофант Маврен Фейн?

— Святая Эленда была первой! — в бреду проговорил Маврен Фейн. — Ее жертва — наше спасение, в ее самоотверженности — наше торжество! Я прошел через ритуал двести лет назад, и под предводительством святой Эленды Первой мы отыщем ключ к бессмертию без нужды пить кровь.

Священница стояла на коленях, собирая разломанные приборы Фейна. Она пораженно подняла на вампира глаза.

— Это... навигационные инструменты с твоего корабля?

— Я знал, что они нам не нужны! — бросил Маврен Фейн в ответ.

Он вдруг замер, принюхался и поднял взор на стражников на стене форта.

Те попятились назад от края, но, увы, недостаточно быстро.

Фейн зашипел и бросился к стене, не отводя от людей взгляда. Он вонзил когти в дерево — так, что полетели щепки, — и полез наверх, бешено подтягиваясь на руках. Его лицо исказила ужасная гримаса, широко раскрылись глаза и обнажились зубы. Вампир рычал и карабкался вверх. В одно мгновение добравшись до вершины стены форта Аданто, он схватил острыми как кинжалы когтями ближайшего стражника.

Человек завопил, а Маврен Фейн бешено вонзил зубы в металлический воротник, защищавший шею стражника от скул до ключиц. Никто не успел остановить потерявшего рассудок от жажды крови вампира, но его безумная атака закончилась ничем — зубы не смогли пробить броню, прежде чем подоспевшие на помощь стражники сбросили его со стены. Вампир упал на землю с глухим ударом, и через мгновение верхом на нем уже сидела священница, прижимая руки к земле, чтобы не дать снова ринуться в атаку.

— Мы все стали свидетелями твоей набожности, Маврен Фейн, — натужно прохрипела она, — но ты должен прекратить Кровавый Пост, если хочешь остаться в форте Аданто. Довольно поститься, иерофант. Твое благочестие — пример для всех нас, но здесь тебе понадобится вся твоя ясность рассудка.

Священница подняла Маврена Фейна на ноги и повела его в гарнизонную тюрьму.

Легиону Заката не нужны были тюрьмы в традиционном смысле этого слова, но вампирам нужны были камеры для временного содержания преступников, чтобы те набрались сил перед приведением приговора в исполнение.

Маврен Фейн спустился в подвал под собором в самом центре форта. Земляные стены подвала были обиты деревом, темноту развеивали тусклые масляные светильники. Священница открыла железную дверь в конце прохода и пригласила Маврена войти. Через щели в стене доносились жалобные всхлипы человека.

— Мануэль убил товарища, поссорившись с ним за игрой в карты, — сказала священница Маврену, кивнув на соседнюю камеру. — Его кровь насытит тебя сегодня на закате. Я приготовлю все необходимое для церемонии.

Священница закрыла дверь, заперла ее и поднялась по лестнице, покинув подвал.

Маврен мерял шагами свою темницу. В животе у него бурчало, зубы стучали от предвкушения.

— Ты знаешь о святой Эленде, преступник? — спросил он через стену.

С другой стороны слышались только всхлипы. Маврен Фейн закрыл глаза и поднял руки.

— Святая Эленда, преданная из преданных, Первая и Верная. Она была рождена смертной — монашка и воительница, которой вместе с ее братьями и сестрами поручили охранять Бессмертное Солнце в горах Торресона. Слушай же!

Всхлипы превратились в плач.

— Педрон Жестокий убил их. Преступник, жадный и мерзкий предатель своего собственного рода, — сплюнул Маврен. — Но она, она выжила. Она была девяти футов ростом! Волосы черные, словно враново крыло, и когти — как лезвие молнии. Она устремилась в бой с Педроном, но Бессмертное Солнце уже украл у негодяя крылатый зверь, спикировавший из-за облаков.

Плач за стеной прекратился. Мануэль, похоже, погрузился в слух.

— Зверь унес Бессмертное Солнце на запад, и святая Эленда последовала за ним! В вере своей она не знала сомнений! Благословенная святая Эленда!

— Но как она стала первым вампиром? — пробормотал Мануэль из соседней камеры. Маврен Фейн всем телом врезался в разделяющую их стену, и пленник снова всхлипнул.

— Она была гением! Она была провидицей! Она обратилась к черной магии и приняла на свои плечи бремя бессмертия — чтобы вернуть нам Бессмертное Солнце! Благословенная, чудесная, гениальная святая Эленда, Первая и Верная. Много веков она странствовала, пытаясь отыскать Солнце, а потом вернулась... да, она вернулась в Торресон и научила дворян своему ритуалу, чтобы мы могли повторить ее жертву и присоединиться к ней в поисках. Гений! Провидица! Благословенная самой Ночью!

Маврен Фейн царапал когтями деревянную стену.

— Я был одним из первых. Я смотрел, как паруса ее корабля растворялись в закате, и ждал своего дня, чтобы последовать за ней. Терпеливо, терпеливо, терпеливо. Я очень хорошо умею ждать.

Маврен Фейн затих. Единственным звуком осталось тяжелое дыхание Мануэля в соседней камере.

Вампир встал на колени. От безумия Кровавого Поста у него тряслись руки.

Он просунул пальцы в щель под стеной, отделявшей его от человека.

И тогда Мануэль закричал.

Одним движением Маврен Фейн дернулся назад, и дерево разлетелось в щепки. Вампир продирался через доски, лез через разлом к своей жертве.

Спустя всего один удар сердца его зубы впились в шею преступника, и медный запах крови заполнил камеру.

Маврен Фейн пил, забыв обо всем.

Встревоженные шумом священники и стражники вбежали в подвал — и замерли на месте, увидев происходящее. Они стояли и благоговейно смотрели, как пирует Маврен Фейн. Вампиризм был проклятьем, бременем, которое добровольно брали на себя ради всеобщего блага. В то состояние, в котором пребывал сейчас Фейн, он ввел себя сам. Это было неприятно, но необходимо. То, что принадлежало когда-то им, нельзя было вернуть без таких вот жертв.

Маврен Фейн глубоко вдохнул и медленно вытер губы рукавом. В его глаза возвращался разум, а тело замерло, оставаясь неподвижным.

— Назови мне свое имя, священница, — его голос был спокойным, размеренным. Полная противоположность тому вампиру, что кричал и бредил еще минутами раньше.

— Мардия, — ответила священница. Она склонила голову. — Прошу простить меня за то, что не успела провести церемонию прекращения Кровавого Поста...

— Все хорошо, благочестивая Мардия, — сказал Маврен Фейн. Он закончил чиститься и встал, сцепив перед собой руки. — Прошу прощения за устроенный беспорядок.

— Я полагаю, остальные из твоего экипажа мертвы? — спросила Мардия, сделав быстрый благословляющий жест.

Маврен вздохнул и кивнул головой.

— Да. Мы налетели на мель, когда я испортил навигационные инструменты. Очень жаль. Но я, тем не менее, намерен продолжить наше священное задание.

— Чем мы можем помочь тебе, иерофант?

Маврен Фейн скромно улыбнулся. — Сменой одежды. Посохом. Компас мне ни к чему.


ВОНА

Вона из Йедо, Истребительница Грешников и Маганская Живодерка заработала свою репутацию за много веков сражений. Война Отступников обеспечила ей достаточно развлечений — ее меч всегда был в крови, а возникающая жажда утолялась сразу же. Королевство за королевством Торресона переходили под единую власть Церкви и Короны, и Вона получала удовольствие от каждого завоевания.

И вот теперь она стояла на палубе собственного корабля и жадно вглядывалась в корабль Бравого Союза на горизонте.

Величайшим днем в жизни Воны стал, конечно же, день ее второго рождения. Она провела его на коленях в храме, творя заклинание, что позволит ей служить Короне и Церкви до скончания времен. Она часто вспоминала свой первый глоток крови еретика и тот обет, что дала, когда произнесла заклинание: Наша служба станет нашей жизнью. Отныне и присно кровь грешников станет питать нас, пока мы не обретем истинное бессмертие.

Вона помнила хлынувший в ее тело поток новой жизни, отозвавшийся резким приступом голода. Она обрела чудесные дары — теперь она могла передвигаться бесшумно, как хищница, и столь же легко убивать. Больше она не страшилась ходить одна по ночам, ведь душа ночи билась в ее сердце, текла в ее крови. Почему же церковь хочет, чтобы они перестали пить кровь?

Само собой, это мнение она оставила при себе. Когда весь Торресон наконец оказался во власти Легиона Заката, Воне было нелегко перейти к мирной жизни. Ей пожаловали дворянство и земли, но владения ее оказались каменистыми и неплодородными, а таланты управителя — более чем скромными. Десяток лет она провела в тоске. Однажды ночью, маясь от скуки, она решила, что пора прекращать. Ей в голову пришла мысль — забавная и простая игра, легкий способ хорошо провести время. Она провела наполненную весельем неделю, охотясь за своими крепостными. Каждого из них она находила дома или в полях и за семь дней убила всех до единого. Потом, насладившись охотой, Вона покинула свое скромное поместье.

Это было пятьдесят лет назад.

Как только королева Миральда объявила, что собирает флот, чтобы отправиться на поиски святой Эленды — той самой святой Эленды!— Вона вызвалась стать капитаном первого же корабля, что выйдет из порта. Ее мучила жажда. Страшная жажда. Виновны будут ее жертвы, или нет, но в пути свою жажду она намеревалась утолить.

Вона понимала, что все это могло сработать только в том случае, если никто не узнает, как мало ее заботят сковывавшие их всех правила. От того, что это нужно было держать в тайне, становилось только интереснее.

И теперь Вона смотрела на корабль Бравого Союза.

Она стояла на носу корабля, вглядываясь в море своими нечеловечески острыми глазами. От скуки не осталось и следа. Задание становилось крайне увлекательным.

На борту корабля было написано «Буян», а команда корабля была занята — их судно приближалось к берегу. Высоко в небе кружил ревун. Должно быть, он уже заметил корабль Воны, но для него они были всего лишь крошечной точкой на фоне стремительно темнеющего неба.

Вона была голодна, а пираты на борту «Буяна» по определению были виновны в предательстве — и значит, могли насытить ее. Брать на абордаж пиратский корабль... в этом была определенная ирония. Но Воне нужно было питаться.

Волна подхватила ее корабль и бросила вперед. Вона схватилась за релинг, чтобы не упасть.

— Откуда взялась эта буря? — крикнула она штурману.

Человек ткнул своим секстантом в сторону берега.

— Должно быть, ее вызвали! Речные Вестники Иксалана славятся своей властью над сти...

— Мне плевать, чем они там славятся. Следи за кораблем Союза. Мы скоро подойдем на расстояние для абордажа!

Вона смотрела, как ее священник поднимает посох, призывая клубящийся черный дым, чтобы укрыть корабль. «Буян» был совсем близко, он манил ее... как же она проголодалась.

Но небо из моросяще-серого стало пугающе черным. Море бушевало: корабль Воны то оказывался на гребне высокой волны, то камнем падал вниз. Матросы суетились, стараясь поднять паруса и повернуть судно по ветру, но неутомимые волны грозили перевернуть корабль Легиона.

Вона заметила белую полосу там, где песчаный берег встречался со скалами. Ее глаза расширились... и она едва успела зажмурить их, когда корабль налетел на рифы.

Вона упала за борт, и бурное море подхватило ее, швыряя, словно тряпичную куклу. Наконец, собрав все силы, она сумела выбраться на мелководье.

За ее спиной плавали обломки корабля, идеальную белизну песка на берегу нарушали мертвые тела матросов, а впереди стеной чернели непроходимые джунгли.

Едва передвигая ноги, Вона брела по пояс в воде. Поскользнувшись на камнях, она чуть не упала.

Направляясь к берегу, она натыкалась на обломки дерева, запутавшиеся в водорослях. Плеск воды за ее спиной подсказал, что она не единственная, кто выжил. Вона обернулась и увидела, что к берегу из воды идет несколько потрепанных матросов. Для Воны они были сродни случайно повстречавшимся на пути незнакомцам: они были живы, и у них были свои желания, цели и задачи, но они имели второстепенное значение по сравнению с ней самой.

Команда корабля была для Воны инструментом. Этот инструмент выполнил свою работу: они добрались до берегов Иксалана. Что же касается ее самой... Ее предназначение было исполнено святости, и задачу Воны возложила на нее сама королева.

Древнее чувство зашевелилось у нее в сердце. Вона из Йедо, Маганская Живодерка, сейчас была ближе к святой Эленде, чем когда-либо за свою жизнь.

Жестокая улыбка заиграла у нее на лице. Наконец-то.

Подгребая руками, она вышла наконец с мелководья на берег. Кто-то из ее команды звал на помощь, отчаянно бил руками по воде, но Вона не обращала на них внимания. Они несколько дней гнались за кораблем Бравого Союза. Вона приказала штурману готовиться к абордажу, чтобы вампиры могли насытиться перед предстоящей экспедицией к сердцу континента. Для этой экспедиции Воне и ее собратьям понадобились бы все их силы. Теперь же она смотрела на пиратский корабль, выброшенный на берег рядом с ее собственным, и понимала, что это весьма удачное стечение обстоятельств.

Вона ликовала. Если слухи не врали, то компас должен был быть у капитана пиратов.

Вона задумалась, оценивая возможности. Можно было подождать, пока появится капитан... а можно было выследить их в лесной чаще. Ухмылка вернулась на ее лицо. Слишком много времени прошло с тех пор, как она в последний раз охотилась.

На берег неподалеку от нее выбирались пираты и изнеможенно падали на песок. Вона понюхала воздух.

Мужчина, весь в ссадинах, сидел на песке, осторожно поддерживая сломанную руку. Он был одет в лохмотья бедняка из Бравого Союза, а лицо его было морщинистым, словно скомканная тряпка. Встретившись взглядом с Воной, он повалился на спину и попытался отползти, в панике отталкиваясь ногами.

— Не надо, пожалуйста! Я не преступник!

Вона встала над ним и пристально взглянула ему в лицо.

— Признаешь ли ты власть королевы Миральды?

— Я... да! Признаю!

Вампирша ухмыльнулась.

— Тогда ты должен знать, что ее величество думает о лжецах. Я признаю тебя виновным в обмане и преступником в глазах Церкви.

Услышав приговор, пират закричал, но Вона, взметнув фонтан песка, уже нырнула к нему неуловимым движением и впилась в горло, заглушая рвущийся наружу вопль.

Она пила алчно, чувствуя, как насыщает ее кровь грешника, чтобы послужить праведному делу. Краем сознания она понимала, что в ее трапезе нет элегантности, но это ее не беспокоило. Море смоет всю грязь.

Наконец вампирша сыто и удовлетворенно вздохнула и подняла рапиру, выброшенную на берег неподалеку.

Вона зашагала к стене зелени.

Она никогда не отличалась терпением. Вампирша знала, что ее матросы последуют за ней, как только соберутся с силами.

Впрочем, они не нужны были ей для задачи, что ждала впереди. Она была Маганской Живодеркой, и она должна была забрать Бессмертное Солнце.


ДЖЕЙС

Джейс мысленно поблагодарил судьбу за то, что каким-то образом сохранил умение плавать.

Когда разразился шторм, его смыло за борт вместе с Враской. Джейс схватился за плывущий по волнам обломок дерева, чтобы сберечь силы, и начал грести ногами, направляясь к берегу. Хоть это и стоило ему полного рта соленой воды, он вздохнул с облегчением, когда увидел, как показалась среди волн голова Враски. Делая сильные и уверенные гребки, она подплыла к нему, и дальше к берегу они направлялись уже вдвоем.

— Этот шторм кто-то вызвал, — заметил Джейс, выплевывая морскую воду.

— На берегу был маг стихий. Вон там, на том утесе, — ответила Враска. — Но сейчас там никого нет.

Джейс окинул взглядом берег. Слева лежал, разбившийся о скалы, корабль Легиона Заката, который их преследовал. Но одна из шлюпок, что были на этом корабле, уцелела. Сейчас она под нелепым углом завязла в песке на мелководье — там, где в море широкой дельтой впадала река.

— Видишь тот ялик? Мы можем подняться на нем по реке, чтобы попасть вглубь континента, — сказала Враска. — Я вернусь за матросами. А ты тут смотри мне не умри.

Джейс кивнул и продолжил движение к берегу. Он только что пережил кораблекрушение и умирать вовсе не собирался.

Берег здесь был более грубым, чем на его Никчемном острове. Тут и там торчали камни и валялись кучи водорослей. Прилив отступал, оставляя после себя гнилостный смрад моря. Воздух все еще был тяжелым после призванного шторма, дул влажный ветерок.

Все вместе оставляло весьма неприятное ощущение. Надо было уходить, пока не полилась кровь. Джейсу показалось, будто он вышел на старт гонки, будто сейчас откроется какая-то дверь и выпустит кролика, за которым он должен погнаться.

Он встал на ноги и направился к сидевшему на мели ялику. Теперь, когда он шел, а не плыл, Джейс мог лучше рассмотреть все то, что натворила страшная буря. «Буян» врезался в борт корабля Легиона Заката. Два судна вошли друг в друга, их деревянные каркасы намертво сцепились в объятьях. Джейс видел тела в воде, но не решился подойти ближе, чтобы рассмотреть, друзья это или враги.

У него перехватило дыхание. Малькольм. Подштанник. Гаввен. Амелия. Это были единственные живые существа, которых он успел узнать с тех пор, как очнулся.

Вдруг в его голове зазвучала, становясь все громче и громче, какая-то бормочущая фраза. В ней слышался голод, ярость — казалась, она принадлежала дикому зверю. Джейс посмотрел вправо и увидел, как по песку несется на него вампир в сверкающих латах.

К магу подступила паника, но тут инстинкты взяли верх, и время для него замедлилось, почти полностью остановившись.

Разум вампира открылся ему — переплетенное стекло и хрупкие огоньки энергии. Джейс потянулся и, почувствовав безграничность собственного могущества, приложил титанические усилия, чтобы лишь слегка коснуться жертвы. В этот крохотный выплеск силы он вложил одну простую команду: спи.

Время потекло вновь. Джейс ахнул. Вампир перед ним повалился на песок и захрапел.

Маг, замерев, удивленно и радостно глядел на вампира у своих ног.

— ДЖЕЙС!

К нему бежала Враска.

«ЗАКРОЙ ГЛАЗА!» — мысленно закричала она так громко, что он услышал.

Джейс зажмурился и услышал, как что-то с глухим стуком бухнулось на песок за его спиной.

Он обернулся, глядя вниз. Рядом лежал второй вампир, окаменевший. Он был похож на перенесенную сюда из музея статую. Взгляд Враски настиг вампира на бегу, и в камень обратились даже невозможно тонкие складки его одежды, а на окаменевшем лице можно было разглядеть мельчайшие поры. Не знай Джейс, что случилось, он подумал бы, что это работа искуснейшего из скульпторов. Это было почти что прекрасно.

Враска остановилась прямо перед ним.

— Эдгара больше нет, — проговорила она, поворачиваясь к кораблю. Джейс пошел за ней, оставив на берегу и заснувшего вампира, и его окаменевшего товарища.

Уцелевшие матросы с «Буяна» постепенно приходили в себя и готовились к драке. К берегу плыли вампиры, которым нисколько не мешали их тяжелые доспехи. Видимо, их способности не ограничивались необычным способом питания.

По песку к Враске вприпрыжку бежал Подштанник, размахивая длинным хвостом.

— Ты уходи! Мы будем драться! — вопил он. Враска присела к нему.

— Мы уйдем всей командой, — сказала она коротко.

Подштанник отрицательно помотал головой.

— Мы деремся с Закатом, ты ищи Солнце. Встретимся потом!

— Как вы найдете нас? — спросила Враска.

— Пойдем за иллюзией, — показал Подштанник на Джейса.

Враска кивнула.

— Когда мы поднимемся на лодке по реке, Джейс сотворит что-нибудь большое и высокое. Пусть Малькольм каждый час взлетает вверх и пытается найти нас, — решительно сказала горгона Подштаннику.

Гоблин кивнул в ответ, поднялся на задние лапы и пошел к уцелевшим. В передних лапах у него было по кинжалу, и он размахивал ими, словно безумная марионетка.

— Подштанник! — крикнула Враска в последний раз. Гоблин повернулся, и вся команда за его спиной внимательно слушала капитана.

— Мы не будем оставаться здесь. Не трогайте местных, — сказала горгона, — но всех встреченных вампиров убивайте.

Гоблин ухмыльнулся, и пираты с «Буяна» достали оружие и бросились на оставшихся вампиров.

Джейс поежился, несмотря на летнюю жару. Он был рад, что он на стороне пиратов.

— Белерен! За мной! — крикнула Враска, устремившись к ялику на мели.

Джейс и горгона бежали по берегу к небольшой шлюпке у дельты реки. Гладкий и влажный песок под их ногами постепенно сменился комковатым и пересохшим, и каждый шаг поднимал облако пыли. Они миновали тело пирата, одежда которого промокла от крови. Враска выругалась. От трупа в сторону джунглей вел кровавый след.

Горгона обернулась на бегущего за ней мага.

«Джейс, надо спрятать нас».

Он закрыл глаза и послушно призвал завесу невидимости, укрывшую их с Враской. Две бежавшие по песку фигуры исчезли, а еще одна иллюзия стерла их следы.

Шлепая по мелководью речного устья, Враска дошла до ялика и, столкнув его с мели, забралась внутрь. Джейс залез в шлюпку вслед за ней, стараясь перевести дыхание.

Под прикрытием иллюзии Джейса горгона занялась парусом.

Их суденышко было небольшим — вероятно, на корабле Легиона оно предназначалось для разведки и рыбной ловли. Темный парус задрожал, поймав неожиданный порыв морского бриза, и лодка полетела вверх по течению реки.

— Пока есть ветер, будем пользоваться. Грести нам придется еще изрядно, — сказала Враска.

Они смотрели, как начинается битва на берегу, но вскоре река запетляла среди лабиринта деревьев, и «Буян» окончательно пропал из вида. Лязг оружия и шум прибоя сменились стрекотом насекомых и верещанием небольших ящеров, летающих меж ветвей.

Джунгли здесь были совсем не такими, как на Никчемном острове. Джейс с восторгом глядел на стволы гигантских деревьев. На его острове таким великанам не хватило бы места, но тут ничего не ограничивало их роста. Маг почувствовал себя крохотным, словно кто-то уменьшил его и выпустил в огромный сад.

Враске было не до деревьев. Она возилась с парусом, пытаясь поймать последние порывы угасающего ветра. В конце концов она сдалась и достала из-под скамьи весла. Брови горгоны были заметно нахмурены.

— Ты беспокоишься из-за уцелевшей команды, — сказал Джейс. Враска кивнула.

— Да. Но они способны за себя постоять, — сказала она. — Я их капитан, а не нянька. Расправившись с врагами, они нас найдут.

Лесной полог сомкнулся над их головами.

Лес
Лес | Иллюстрация: Мин Юм

Тени и зелень окружали их кораблик. Река начала становиться уже и глубже. Ветви переплетались над головой, и солнце пропало окончательно. Воздух был плотным, сырым, наполненным запахами влажной земли.

Джейс достал компас из кармана и отдал Враске, а сам взглянул за борт ялика. В реке резвилась стайка рыб. В мутной воде их силуэты были едва различимы.

Маг поднял глаза и увидел, как странно смотрит на него Враска. По ее выражению лица он никак не мог понять, о чем она думает. У него создалось ощущение, будто она хочет что-то сказать ему, но никак не решится.

— В чем дело? — спросил он.

Она глубоко вдохнула и, собравшись с духом, выпалила:

— Мы с тобой не отсюда.

Джейс моргнул.

— Ну да, само собой. Ты говорила, что мы из Равники...

Она была напряжена, кривилась. Она на хотела говорить, но еще больше не хотела держать это в себе.

— Равника находится в другом мире.

Брови Джейса взлетели вверх так сильно, как только могли.

— В другом мире?

Было видно, как Враска старается найти подходящие слова для того, что хочет сказать. Она убрала компас, который вернул ей Джейс, и заговорила, помогая себе руками.

— Помнишь, ты рассказывал мне, как после того, как очнулся, твое тело распалось и собралось вновь, а над головой тогда появился символ?

Джейс кивнул.

Враска медленно вздохнула и замерла. По их лодке прошла странная тень, и горгона растворилась в воздухе.

Джейс вскочил на ноги, чуть не вывалившись из ялика в быструю речку.

Тут же раздался глухой удар, и маг развернулся, увидев, как Враска появилась на другом конце их судна — это было бы то же самое место, где она исчезла, если бы лодку не снесло течением. Над ее головой горел знакомый треугольник в круге.

Джейс раскрыл рот от удивления.

Враска развела руками, как заправский фокусник.

— Я такая же, как ты. И обычно, когда мы, — она указала рукой на них обоих, — делаем так,

— она обвела жестом окружающий мир, — то переносимся в другие миры. Мы — мироходцы.

Для одного раза на него обрушилось слишком много новых сведений. Джейс тут же начал задавать первый из тридцати вопросов, возникших у него в голове.

Враска остановила его, вытянув ладонь.

— Погоди, я не закончила. Смотри, если мы пытаемся перейти в другой мир отсюда, то что-то тянет нас назад. Мы не можем покинуть этот мир. Верно? Я думаю, что в Ораске хранится не только Бессмертное Солнце. Когда мы найдем Бессмертное Солнце, мне было велено прочитать заклинание, которое свяжет меня с кем-то из иного мира. Думаю, что после этого нам откроется путь.

— Как такое возмо...

Дракон научил меня ходить под парусами, Джейс. Кто знает, что еще возможно, а что — нет...

Джейс был до смешного рад, сложив воедино все фрагменты головоломки. Он встретился глазами с Враской и с удовольствием изложил свои выводы.

— Мы думали, что компас просто показывает на город. Но на самом деле он показывает на источники мощной магии, — Джейс кивнул на карман Враски. — Вместо магнитного севера он указывает на эфирный север, и его стрелка сбивается, когда рядом происходят мощные выбросы магии подобного рода. Вот поэтому он указывал на меня, когда ты меня подобрала, и поэтому он, наверное, сейчас указывает на тебя. Я хотел рассказать тебе об этом на корабле, до того как мы разбились.

Враска вытащила компас. Стрелка указывала на нее, но медленно поворачивалась назад по мере того, как тускнел символ над головой горгоны.

Джейс удовлетворенно кивнул. Забрав у нее прибор, он защелкал переключателями, и появилась вторая стрелка, указывающая туда, где, как он теперь знал, находился эфирный север. Джейс выключил ее, потом снова включил, а луч, указывавший на Ораску, оставался недвижимым.

— Теперь мы сможем точно рассчитать маршрут, вычисляя угол между эфирным севером и Ораской... или просто можем двигаться в сторону магических выбросов, как ты делала до сих пор. Это чуть менее элегантно, но работает.

— Это... потрясающе, — сказала Враска, уставившись на колдовской компас. Она улыбнулась, потом рассмеялась. — Должно быть, в основе барьера лежит та же магия, что мы используем для перехода между мирами! Вот почему компас на нее показывает! И ты это понял!

Джейс замаскировал смущение, продуманным движением пожав плечами. Враска продолжала:

— Я была уверена, что тот, кто прислал меня сюда, просто убьет меня, если я не найду то, на что показывает компас. Но теперь, благодаря тебе, мы можем добиться успеха!

— У каждого из нас свои таланты, — скромно ответил Джейс.

Горгона ухмыльнулась.

— И твои таланты — это нечно невероятное!

Она на мгновение задумалась. Что-то в ее лице изменилось. Стало мягче.

— Джейс, извини, что я не рассказывала тебе про мироходцев. Когда я только встретила тебя, я не знала, можно ли тебе доверять. Но больше я ничего не стану скрывать от тебя.

Она гребла, и вода тихо плескалась о борт их ялика.

— Я так и не поблагодарила тебя за твои слова той ночью, когда мы пришвартовались к Городу-на-Мели. Еще никто не слушал мои историю так, как это сделал ты. Спасибо.

Джейс улыбнулся.

— Такую историю, как у тебя, стоит рассказывать. Спасибо тебе, что поделилась ею со мной.

Ее нежная улыбка в ответ заставила мага замереть. Она была уязвимой и искренней. Она смотрела ему в глаза.

Перестала грести.

Все в этих джунглях было невозможно ярким, перенасыщенным. Все казалось преисполненным смысла. У Джейса в голове крутились десятки вопросов, и все они значительно отличались друг от друга настроением: сборная солянка из приземленных и фантастических тем. Ей нравится читать? Каковы метафизические свойства пространства между мирами? Чем переход в иной мир отличается от обычного чтения заклинания? Какой у нее любимый десерт?

Но его внимание отвлекло что-то на самой границе восприятия.

Джейс вгляделся в берега реки. Несколько секунд он сидел молча, своей силой прощупывая окрестности, чтобы обнаружить слежку. Невидимость, наложенная на лодку, все еще скрывала их от чужих глаз. Джунгли на милю окрест были безлюдными, но маг почувствовал кого-то на самой границе. Он изо всех сил напрягся, чтобы расширить границы восприятия.

Враска вопросительно посмотрела на него.

— Ты кого-то почувствовал?

Джейс кивнул.

— Один человек, один вампир, один мерфолк... и минотавр.

Враска удивленно приподняла бровь.

— Минотавр?


УАТЛИ

Мангровые заросли расступились, уступая место песку, и Уатли почувствовала, как лапы ее скакуна с каждым шагом слегка погружаются в белоснежный песок. Она повернулась и сделала короткий знак рукой своему помощнику. Это было то самое место, где в последний раз заметили мерфолков.

Здесь она найдет проводника, который покажет ей дорогу в золотой город.

Уатли размышляла над стоящей перед ней задачей и все сильнее воодушевлялась.

Почувствовав это, ее когтелап испустил радостный крик.

Между всадником и динозавром была прочная связь. Некоторые рыцари предпочитали выращивать своих скакунов с момента вылупления из яйца. Другие ловили диких динозавров и магически привязывали к себе. Уатли была практичной. Скакуны не были для нее ни детьми, ни домашними любимцами. Они были инструментами, к которым следовало относиться с уважением, продолжением ее сущности воительницы.

Небо над головой было сердитого серого цвета, бурные волны бились об уходящие в море от берега скалы. У камней Уатли разглядела два разбитых, изломанных корабля. На одном были флаги Бравого Союза, в сломанных мачтах второго запутались изорванные черные паруса Легиона Заката.

Какая-то женщина привлекла внимание Уатли. Должно быть, это была женщина, но она не была похожа ни на кого, виденного ею раньше.

Ее кожа была изумрудно-зеленого цвета, словно у диковинной рептилии. Широко раскрытые сияющие золотые глаза осматривали берег в поисках выживших. Из головы незнакомки росли спутанные извивающиеся щупальца. Наряжена она была в капитанский камзол и штаны.

Уатли знала, что к кораблям лучше не приближаться. Мерфолки призвали шторм, который прибил корабли к берегу и разбил о скалы, но вряд ли буря могла убить всех, кто был на борту. Ее воинская выучка требовала сразиться с незваными гостями, но Уатли понимала, что сейчас ей нельзя отвлекаться.

Справа подъехал к ней Инти. Он был верхом на саблезубе — мощном звере, который был значительно крупнее маленького и подвижного когтелапа Уатли. Взглянув на командира сверху вниз, Инти показал на торчащую из воды скалу, у которой были разбитые корабли. Второй рукой он похлопал по сетке, притороченной к седлу.

Уатли кивнула. «Должно быть, он видит Речного Вестника, призвавшего бурю».

Она повернулась к Тейю. — Возвращайся в город и приведи сюда наши силы, чтобы дать бой уцелевшим захватчикам.

Тейю кивнула и пришпорила гребнерога, направляясь в зеленую тень джунглей.

Уатли и Инти развернулись и вдоль берега двинулись через лес — совсем близко от той границы, где он встречался с песком. Они ехали среди растущих в мелкой соленой воде мангровых деревьев к тому утесу, где Инти заметил цель.

С берега за их спинами донесся человеческий крик. Уатли не стала поворачиваться, чтобы посмотреть, в чем дело. Она знала, что отвлекаться нельзя. Ударив когтелапа пятками в бока, она пустила его в галоп и вылетела из джунглей на яркое солнце. Крики за ее спиной резко оборвались. На камне впереди Уатли увидела лежащее тело. Она подъехала поближе, чтобы лучше его рассмотреть.

На утесе, смотрящем в безбрежный, безграничный океан, лежала без сознания женщина-мерфолк.

Она была старой. Плавники у нее были длинными и потускневшими на концах, у лица парили в воздухе нефритовые украшения. Кем бы она ни была, это она призвала шторм, потопивший два корабля. И если она действительно была такой важной особой, как подозревала Уатли, то она должна была знать, где находится Ораска.

Уатли почувствовала, как растет ее тревога. Она изначально считала план не слишком удачным, а теперь, когда она смотрела на лежащего перед ней мерфолка, он казался ей и вовсе невозможным.

«Как я смогу убедить старейшего врага Империи Солнца помочь мне?»

Прилив отваги заставил ее целеустремленно нахмурить брови. «Я найду способ».

Уатли спешилась. Она шла вперед, и в этот момент женщина зашевелилась, застонала, начала слабо подниматься, она на глазах приходила в себя. Речная Вестница подняла голову и увидела перед собой Уатли и Инти. Плавники на ее лице резко ушли назад от удивления.

— Я не стану нападать на тебя, — спокойно сказала Уатли.

Женщина закрыла глаза.

Уатли это не понравилось. Что она собирается делать?

Речная Вестница вдохнула, выдохнула и открыла глаза, встретившись с Уатли взглядом.

— Он уже в пути. Уйди с моей дороги сама, иначе я тебя заставлю.

«Да что она такое несет?» Уатли взялась за рукоять клинка. Речные Вестники славились своим упрямством. Она знала, что заручиться помощью проводника будет непросто... но когда она смотрела на эту женщину, интуиция подсказывала, что договариваться с ней — все равно, что спрашивать у шаманов Империи Солнца совета о том, чем стоит в этот день поужинать. Ни один ответ не будет понятным и прямолинейным.

— Меня зовут Уатли, и я будущая воительница-стихотворец Империи Солнца. Скажи, как тебя зовут.

— Я — Тишана из Речных Вестников, — осторожно ответила женщина, — а Иксалану грозит опасность.

Она вскинула руку к небу, и в утес ударила могучая волна.

«Она хочет напугать нас». Но Уатли была не из пугливых. Она не желала отступать.

— Что за опасность грозит Иксалану?

Плавники у лица Тишаны встревоженно задрожали. — Один из Речных Вестников предал нас и теперь спешит туда. Кумена нарушит тонкое равновесие, на котором зиждется мироздание.

Уатли подумала, что Тишана напоминает ей сочетание шаманов Империи Солнца со слегка чокнутой тетушкой. Мудрый и проницательный мистик с манерой выражаться, как у городского чудака.

— Я хочу попасть в Ораску, но мне нужен проводник.

Плавники Речной Вестницы дернулись. — Что?

— Она видела город, — вмешался, глядя на Уатли, Инти.

Плавники вспыхнули и раскрылись.

Уатли заговорила, тщательно выбирая слова.

— Во мне пробудилась странная магия, и я увидела золотой город.

Тишана бесстрастно посмотрела на нее.

— Ты увидела золотой город?

— Да.

— И решила, что это тот самый золотой город?

Уатли смутилась и сердито нахмурилась. Этот разговор зашел слишком далеко.

— Я видела Ораску, — уверенно сказала она.

— Если мы хотим защитить наши народы, то золотой город надо отыскать, — примирительным тоном проговорил Инти. Он жестом указал на хаос, творящийся на берегу.

Тишана повернулась к Уатли и придвинулась к ней ближе, чтобы задать вопрос. На ее открытом, суровом лице было выражение хищницы, что нацелилась на добычу.

— И тебе просто нужно попасть туда? Или, может быть, ты хочешь завладеть силой города? Забрать ее себе или захватить для своей Империи?

Губы Уатли сжались в тонкую линию. Она преклонила колено, положила клинок на камень и подняла полный уважения взгляд на Речную Вестницу.

— Что-то во мне заставило меня увидеть город. Я уверена, что это доказательство: от успеха моей экспедиции зависит выживание и Империи Солнца, и Речных Вестников. Мы не враги друг другу.

Тишана молчала, изучая лицо Уатли. Она, казалось, смотрела через нее насквозь, и Уатли, покорно стоя на одном колене и глядя Речной Вестнице в глаза, чувствовала себя невыносимо юной.

Тишана опустила веки и поджала губы, думая над ответом. Наконец она положила руку Уатли на лоб.

Воительница почувствовала странное тепло, словно кто-то разжег огонь у нее в груди.

Тишана открыла глаза.

— Несколько дней назад я почувствовала тебя, — сказала она.

Уатли вздрогнула, не сумев скрыть удивления.

Не обратив на это внимания, Речная Вестница отступила на шаг.

— Я почувствовала мощный удар в оболочку мира, словно дельфин пытается вырваться из реки.

Слова Тишаны сбивали с толку. Уатли самой были не чужды метафоры, но Речная Вестница поднимала искусство владения ими на совершенно новый уровень.

— Ты знаешь, что это было? — взволнованно прошептала воительница.

Зрачки Тишаны сузились.

— Я знаю лишь то, что поверхность нашего мира непроницаема изнутри. В него можно упасть, но погрузившись в глубину, назад уже не выпрыгнуть.

Уатли понятия не имела, о чем говорит Вестница.

— Этим утром я почувствовала такой же удар, — продолжала Тишана, — на этот раз со стороны моря. И еще один — два месяца назад, где-то далеко за горизонтом. Но это была уже не ты.

Речная Вестница присела, заглядывая Уатли в глаза.

— Если ты говоришь, что видела город, когда коснулась границ нашего мира, то я тебе верю.

Инти взглянул на Уатли с гордостью. Уатли была благодарна ему за поддержку.

— Но ты должна дать мне слово, Уатли, — сверкнула глазами Тишана. "Мы идем в город, чтобы не дать Кумене попасть в него, потому что иначе беда постигнет и тебя, и нас всех. Но если ты попробуешь забрать Ораску себе, я убью тебя без малейших колебаний.

Уатли не знала, как все обернется, и чем закончится. Это будет весьма увлекательное путешествие... но у нее не было выбора.

— Спасибо, Тишана.

Уатли забралась на своего скакуна и протянула руку Речной Вестнице.

Та посмотрела на нее так, будто воительница предложила ей пригоршню червей.

— Спасибо, я пойду сама, — скривилась она.

Тишана достала из сумки на боку небольшую нефритовую вещицу и поставила на землю.

Она подняла руку, и нефрит засветился изнутри, словно светлячок, заключенный в зеленый камень.

Валуны и лианы, оплетавшие утес, задрожали и потянулись к тотему, словно железо к магниту. Они вытягивались, переплетались, подхватили тотем и начали принимать облик элементаля. Через несколько мгновений там, где стояла чудесная резная фигурка, возвышался грозный элементаль размером с когтелапа Уатли.

Тишана занесла ногу, и на боку элементаля выросла деревянная ступенька. Речная Вестница ловко вскарабкалась на своего волшебного скакуна и уселась верхом.

— За мной, — сказала она.

Уатли сглотнула. Могущество этой женщины поистине устрашало.

Она повернула своего динозавра, чтобы взглянуть на берег, и перед ее глазами предстала картина разгрома. Несколько уцелевших матросов барахтались в воде, пытаясь доплыть до берега. На белом песке расплывалось алое пятно крови. В сторону джунглей бежал вампир.

Уатли показала на бегущего конкистадора. — Инти, за ним! Убей его и отыщи нас в джунглях.

Пришпорив динозавра, Инти пустился в погоню.

Уатли просвистела короткую мелодию, надеясь, что Тейю еще могла ее слышать. Услышав команду, девушка тут же развернулась и устремилась в джунгли вслед за Инти. Уатли мысленно поблагодарила Тейю за то, что та не забыла тренировки.

«Должно быть, этот кровосос собрался бежать до самой Ораски, — усмехнулась про себя воительница. — Жалкая пиявка».

Ее когтелап начал спускаться с утеса, и в голове Уатли сами собой родились слова, начинающие новую поэму. Воительница глядела на разбитые корабли и размышляла о том, как началась ее экспедиция.

«Корабль пиявок гнался по морю за кораблем блох...»

— Стой! Поверни к реке! — прокричала ей Тишана. Вестница повернула своего элементаля и направилась к речке. Уатли догнала ее и остановилась рядом.

Тишана нетерпеливо вздохнула, как вздыхает погруженный в дела ученый.

— Там, на воде, кто-то наложил иллюзию.

Уатли проследила за ее указующим жестом и внимательно вгляделась туда, где воды реки вливались в соленый океан. Река текла медленно, неспешно. На ее глади не было волн... и вот воительница увидела едва заметную рябь. Под водой никого не было, и рябь будто бы появилась сама собой.

— Как... странно. Ты уверена, что это иллюзия? — спросила Уатли.

Тишана усмехнулась.

— Я накладывала иллюзии дольше, чем ты прожила на свете.

— Ты думаешь, это работа кого-то из уцелевших вампиров Легиона Заката?

Речная Вестница отрицательно покачала головой.

— Такие иллюзии за гранью их умений. Боюсь, тут угроза пострашнее.

Без всякого предупреждения Тишана повернула своего элементаля и направилась в лес.

Уатли раздраженно зарычала и пришпорила своего скакуна, догоняя Вестницу. Они ехали через джунгли, не упуская из виду странный след на воде.

Листья и лианы хлестали Уатли по лицу, а в сердце ее торжествующе пела надежда. Может быть, это действительно то, кем ей предназначено быть. Все для нее было новым и непривычным, и Уатли сама с неохотой признавала, что ей тревожно, но пока все, вроде бы, получалось неплохо. Насколько ей было известно, ни один Речной Вестник еще добровольно не сотрудничал с воинами Империи Солнца.

Помощь Тишаны до сих пор казалась невероятно странной. Уатли не могла отогнать мыслей о том, что Речная Вестница может просто использовать ее в своих целях. Лицо Тишаны было непроницаемым, и воительница никак не могла разгадать ее истинные намерения.

Когтелап Уатли возбужденно заверещал. Его шаги отбивали мерный ритм по заросшей земле.

— В Империи Солнца слышали шепот? — прокричала Тишана, перекрикивая шорох листьев и шум влажного лесного ветерка.

— Ты говоришь о шепоте в буквальном смысле, или о слухах?

Речная Вестница не обратила на этот вопрос никакого внимания.

— Один из наших подслушал разговор в Городе-на-Мели. Позже мы сопоставили это с тем, что рассказал один из ваших. У одного из капитанов Бравого Союза есть компас, который указывает на золотой город, — сказала Тишана. — У нее изумрудная кожа и...

— И волосы, словно лианы? — закончила за нее Уатли.

Речная Вестница молчала. Тишину нарушал лишь топот каменно-деревянных ног элементаля по лесному покрову.

— Я видела ее у разбитого корабля, — сказала воительница. — Если у нее действительно есть этот предмет, то эта рябь на воде — это она.

— Должно быть, она мастерски владеет иллюзиями, — промолвила Тишана, не отводя глаз от реки.

Уатли крепче сжала поводья динозавра.

— Значит, мы должны быть готовы. Когда река станет такой узкой, что она не сможет плыть дальше, мы нанесем удар.

— Этот компас для нас важнее, чем ее смерть, — возразила Тишана.

— Я и не собираюсь ее убивать, — раздраженно сказала Уатли.

Тишана поцокала языком.

— Мы должны развеять утренние туманы, — сказала она, понимающе кивая головой.

Уатли прикусила губу, изо всех сил стараясь не закричать.

— Пожалуйста, объясни, что за туманы...

— То, где находится Ораска, — секрет даже для нас.

От уверенности Уатли не осталось и следа.

— Вы... вы не знаете, где она?

Речная Вестница бросила на нее гневный взгляд.

— Знаем... в общих чертах.

Уатли закрыла рот. Она глубоко вдохнула и постаралась не показывать, как она расстроена.

— Но город находится не на землях Империи Солнца, верно?

— Нам надо пересечь горный хребет, разделяющий Пачатупу и Кетцаль, а потом переправиться через озеро.

Уатли постаралась вспомнить карту.

— К северу или к югу от Затерянной Долины?

— К югу.

— И это все, что тебе известно?

— Да.

Уатли кивнула. Она почувствовала, что взялась за дело не по зубам.

«Нам очень нужен этот компас».


Сюжет выпуска «Иксалан»
Описание planeswalker-а: Джейс Белерен
Описание planeswalker-а: Враска
Описание planeswalker-а: Уатли

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

4 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние» by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана. Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть не...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more