Талантливый капитан Враска

Posted in Magic Story on 20 Сентябрь 2017

By R&D Narrative Team

ДОМ ОХРАН, РАВНИКА

Приглашение дракона Враска нашла между страниц книги, которую читала.

На конверте золотыми чернилами было выписано ее имя, и от письма исходил слабый запах сандала, пепла и магии. Тот, чье волшебство заставило конверт появиться в книге, знал, что она по достоинству оценит этот деликатный жест.

Сперва Враска почувствовала раздражение. У Охрана был новый клиент, и на сегодня горгона была сыта по горло тенями, секретами и темными уголками Равники. Вечер она собиралась провести, устроившись у камина в своих апартаментах с книгой, которую забрала у торговца еще в прошлые выходные. Но раздражение прошло, как только она прочитала содержимое приглашения.

«МИР МЕДИТАЦИИ».

Враска прищурилась. Она поднесла листок поближе к глазам, наклонила. В свете огня было видно, что слова окутывает голубая дымка. Горгона поняла, что в чернилах зачарованы какие-то сведения.

Она провела рукой над буквами и сразу поняла, куда ей следует направиться и что делать, когда она прибудет на место.

Образ вспышкой проявился у нее в голове: далекий, кажущийся искусственным мир, синяя вода и холмы, отрывающиеся от земли и улетающие прочь. Магия деликатно внедрила в ее разум сведения о том, где именно в Мультивселенной он находится, и о том, какое заклинание нужно будет произнести, чтобы доказать, что она та, за кого себя выдает.

Враска была заинтригована. Все это могло оказаться ловушкой, так что она оделась с учетом того, что, возможно, придется бежать.

Потом она сосредоточилась на месте в своем разуме, на ее комнату опустились тени, и она отправилась в новый мир через темный разрез в воздухе.

Pools of Becoming
Pools of Becoming | Иллюстрация: Джейсон Чан

Она появилась во дворике, по щиколотку заполненном водой. Дворик окружала клетка из фиолетовых разрядов молний.

Зрелище было тревожным, но Враска помнила, что говорилось во второй части послания. Она собралась с мыслями и вспомнила заклинание, открывающее вход.

Протянув вперед руку, она нарисовала в воздухе широкий круг. Другая рука в это время сделала несколько резких жестов. Враска направила в заклинание достаточно маны, чтобы на пальцах ее протянутой руки, завершающей круг, замерцала темная энергия.

Сияние потухло, и магическая клетка исчезла. Пароль сработал.

И перед ней из ничего появился дракон.

Он был огромным, золотым, змеистым, с непроницаемым лицом. Весь его вид излучал странное спокойствие. Враска уверенно пошла вперед через воду.

Она впервые видела дракона, который был бы столь огромным, но в то же время столь человечным. Это нервировало ее, но она не собиралась раскрывать свои чувства.

— Враска, убийца из дома Охран, — произнес дракон громовым голосом. — Я рад, что ты приняла мое приглашение. Я — Никол Болас, и я желаю нанять тебя и воспользоваться твоими талантами.

Враска спокойно скрестила руки на груди.

— Я не беру новых клиентов, — ответила она старательно скучающим голосом.

— Меня не интересуют твои навыки убийцы.

Горгона замерла.

Ее никогда не нанимали ни для чего, кроме убийств.

В ушах у Враски зазвенело, и у нее появилось странное чувство, будто бы дракон подслушал ее мысли.

Никол Болас поднялся во весь свой исполинский рост. Он нависал над ней — золотое изваяние на фоне небес, поза настолько далекая от рептилии, насколько позволяла его анатомия.

— Ты хочешь вести других за собой, — проговорил он к ужасу Враски. — Ты желаешь лучшего мира, чем тот, который называешь своим. Ты заплатишь любую цену, чтобы добиться для них подобающего уважения.

— Ты прочитал мои мысли?

— Я и сейчас читаю твои мысли.

Враска пораженно опустила руки. Ее рот был приоткрыт от ужаса, в ушах до сих пор стоял звон от вторжения дракона, и она начала собирать магию, которой хватило бы, чтобы обратить в камень такого колоссального врага.

Дракон опустил голову. Его глаза были размером с тарелки, зубы — длинными, как кинжалы. Никол Болас улыбнулся.

— Я могу поставить тебя во главу Голгари, Враска.

У горгоны перехватило дыхание.

Она подумала о Мазиреке, о краулах, об убийцах Охрана и о высокомерном Джараде, с беспечной жестокостью правящем над униженными и оскорбленными. Она вспомнила годы, проведенные в изоляции, вспомнила чудовищные зверства Азориусов и вспомнила, что никто так не заслуживает страданий, как те, кто притесняет своих же товарищей.

Ее мечтой, ее самым заветным желанием было до основания разрушить этот мир насилия.

Он ответила дракону с дрожью в голосе.

— Чего же ты хочешь взамен?

— Есть один далекий мир. Там, на континенте Иксалан, затерян где-то в джунглях золотой город Ораска. В нем спрятан некий предмет. Найди его, призови моего помощника, который заберет его, и я предоставлю тебе все средства, чтобы вести свою гильдию к заслуженной славе. У тебя будет империя, Враска, если ты успешно выполнишь мое поручение.

Она одновременно была возбуждена, польщена и встревожена. Никто и никогда не нанимал ее ни для чего, кроме убийств.

От всего этого исходило стойкое ощущение опасности. Было совершенно ясно, что дракону нельзя доверять. Но Враска подумала о своей жизни — контракт за контрактом, смерть за смертью, назначенная ей роль без всякой возможности выбраться.

Дракон смотрел на нее.

Он хотел услышать ответ.

А она хотела вести за собой.

Наперекор всякому здравому смыслу она кивнула.

— Я принимаю твои условия, — сказала Враска.

«Если что-то пойдет не так, я всегда смогу его обмануть».

— Нет, — сказал Никол Болас, — не сможешь.

Он взмахнул когтистой лапой, и Враска поняла, что звон в ее ушах затих. Дракон покинул ее разум.

— Тебе понадобится вот это, — сказал он, вновь поднимая лапу. Что-то тяжелое упало в карман ее платья.

— Это колдовской компас, — сказал дракон. — Он приведет тебя в золотой город. Кроме того, я подарю тебе знания в двух областях.

Лапа дракона оставалась поднятой.

— Чтобы призвать моего помощника, ты используешь это заклинание, когда доберешься до центра золотого города.

Острая боль стрелой пронзила голову Враски. Знание нахлынуло на нее — и у нее подогнулись колени. Заклинание было сложным, способным найти путь через миры... но к кому? Впрочем, это не имело значения. Заклинание отыщет свою цель — одну и только в одном месте. Дракон не счел нужным посвятить Враску в то, кто именно это будет.

У нее кружилась голова, но она была в восхищении. Мгновение назад Враска понятия не имела, что такое заклинание было возможным, а теперь знала его досконально. Линия, тянущаяся между мирами к одному адресату. Она не сможет передать сообщение, но, почувствовав, как Враска дергает за метафизическую нить, ее собеседник поймет, что делать. Это было невероятно — и очень пугало.

Но дракон еще не закончил.

— Тебе придется управлять кораблем.

На этот раз удар был такой, что Враска не устояла на ногах.

Она упала на четвереньки, опустив лицо к тонкому слою воды, покрывавшему этот мир. Хватая ртом воздух, она пыталась справиться с водопадом новых знаний. «Спинакер, колдершток, подветренный, шверц, бак, фок, мунсель, траверз, шпангоут», — океан слов готов был затопить разум Враски. Горгона стиснула зубы и опустила раскалывающуюся голову еще ниже, так что лоб коснулся воды.

Она вдохнула. Выдохнула.

Покачиваясь, встала. После вливания обширного багажа знаний о мореходстве прямо в разум у нее было что-то вроде похмелья и усталости после долгого урока, объединенных в одно мерзкое чувство. Собрав волю в кулак, она подавила тошноту.

— Ты удивишься, чему только не научишься за тысячелетия скуки, — задумчиво проговорил дракон. — Мне эти знания никогда не казались полезными, но у тебя нет крыльев, так что они понадобятся тебе, чтобы пересекать моря.

Враску трясло. У нее болела голова. «Булинь, шкотовый узел, восьмерка, принайтовать», — термины, техники и навыки, которых хватило бы на целую библиотеку книг, давили на границы ее сознания, наваливались друг на друга, пока она мысленно старалась хоть как-то их организовать.

Дракону было все равно.

— Отправляйся в путешествие. Ты не сможешь вернуться, пока не выполнишь задание.

«Цель оправдывает труды, — сказала себе Враска, пока ее мозг все еще пытался справиться с неожиданным подарком дракона. — Если я справлюсь, то получу все, чего хотела, и добьюсь этого сама».

В воздухе сгустилась тень. Враска шагнула в прореху ночи посреди ясного дня и перенеслась домой.

Ей нужно было подготовиться.


МОРЕ ГИБЕЛЬНЫХ БУРЬ, ИКСАЛАН

Ослепительное полуденное солнце превратило море из свинцово-серого в яркую лазурь. Теплый ветер играл с нежными бирюзовыми волнам. По морской глади резво летела вперед большая шхуна. Хлопали паруса, тут и там раздавались крики, а самая длинная стрелка света зачарованного компаса на ладони у капитана Враски дергалась, отклоняясь к югу.

Она подняла изумрудно-зеленую руку.

— Штурман!

Штурман Малькольм взбежал на шканцы и вытянулся перед капитаном. Он принадлежал к расе ревунов, обладавших природным даром к навигации. Всю сознательную жизнь Малькольм ходил на кораблях Бравого Союза. Он был небознатцем — специалистом по картам, компасам, астролябиям, а также заклинаниям, помогающим прокладывать курс по небу и звездам.

— В чем дело, капитан?

Враска продемонстрировала ему колдовской компас.

— Мы должны повернуть на юг.

Малькольм был внимательным штурманом, поэтому озабоченно хмыкнул.

— Ты уверена?

Враска кивнула.

— Мы плывем туда, куда он показывает, а показывает он на юг.

Она передала компас Малькольму. Тот поднес устройство к лицу, словно, взглянув на него вплотную, можно было понять, как оно устроено. Потом, вздохнув, вернул компас капитану.

— Твой заказчик не говорил, куда именно ведет нас эта штука?

Враска вздохнула.

— Лорд Николас не пожелал поделиться этими сведениями. Его указания были лаконичны: найти и захватить предмет, на который указывает компас.

На лестнице показалась голова старшины.

— Капитан, команда ждет приказаний.

Амелия, старшина на «Буяне», была долговязая, как фок-мачта, и такая же крепкая. Она отвечала за повседневную жизнь корабля и занималась распределением и жалования, и добычи. Кроме того, Амелия была талантливым румпельмантом — у нее был дар к корабельной магии. Ее заклинания поднимали паруса и ветер, а любой узел, к которому она прикасалась, затягивался туже некуда. Команда единогласно выбрала ее старшиной, и никто и не подумал бы ей перечить. Амелия славилась тем, что свое мастерство в обращении с парусами использует для наказания провинившихся. Мало кому из команды хотелось весь день работать на палубе, когда его плотно оборачивает парусина.

Малькольм глядел на странный компас.

— Но он указывает в противоположном от Иксалана направлении. Не может же быть такого, что золотой город находится на острове...

Враска ответила ему с холодной уверенностью.

— При всем уважении, Малькольм... ты наш штурман. Если ты считаешь, что мы не должны следовать указаниям — и, как следствие, компасу, — то ты волен принять любое решение. Но я призываю тебя довериться мне, как я доверяю тебе.

Штурман поджал губы. Взглянув на корабельный флюгер, он кивнул сам себе.

— Курс на юг, — твердо сказал он Враске.

Враска посмотрела на старшину и подтвердила: «Курс на юг». Амелия кивнула и повернулась к собравшейся внизу команде.

— Курс на юг, — передала она.

Команда старшины эхом раздалась по всей шхуне: каждый из матросов передавал ее дальше. Она звучала, словно песня, которую поют путники — куплет за куплетом накладывался друг на друга, пока она бежала по палубе «Буяна». Враска улыбнулась этому сравнению.

Команда тут же принялась за работу: нужно было переставить паруса, перевязать снасти и приготовиться ко смене курса. Штурман подошел к тяжелому румпелю, присел и переложил руль на борт. «Буян» начал поворачивать. Вся команда, вся пестрая шайка людей, огров и гоблинов, работала как один. Все они были сильными, умелыми и верными только лишь друг другу.

«Может быть, наш трофей ближе, чем мы думаем», — промелькнула мысль в голове у Враски.

— Где, хотелось бы мне знать, лорд Николас раздобыл этот компас? — спросил Малькольм. Он вернул румпель на место, установив руль прямо: корабль завершил поворот.

— Наш клиент коллекционирует редкие диковинки. Он одолжил нам компас из своего собрания магических навигационных инструментов.

Амелия кивнула, раскуривая выуженную из кармана камзола трубку.

— Тебе уже доводилось с ним работать?

— Нет. Он обратился ко мне впервые и сразу же дал это поручение. Сначала я сомневалась, стоит ли браться за работу, но он уверил меня, что никто не справится с ней лучше.

— Он отлично разбирается в людях, — сказал Малькольм с ободряющей улыбкой.

Враска наморщила нос. «Отлично — это сильно сказано».

— У него высокие ожидания, — ответила она вслух. — Но за такой риск и награда хорошая.

Малькольм ухмыльнулся.

— На такой расклад я согласен. Передам возлюбленной, чтобы ждала меня дома с целым кораблем золота.

— Ты получишь свой корабль, друг, — кивнула Враска.

Она не обманывала.

Безоговорочное доверие, установившееся между ней и командой, превратило пугающее испытание новых навыков Враски в самый приятный период в ее жизни. Несколько месяцев она подбирала экипаж. Поначалу матросы неохотно нанимались в команду к неизвестному капитану, но Враска сумела завоевать расположение щедрым жалованьем, непревзойденными знаниями в области мореходства и тем, что готова была яростно защищать всякого, кто становился для нее своим. Жители этого мира были упрямыми, не лезли за словом в карман и обладали сомнительными моральными устоями — одним словом, Враска их обожала. Яростно торгуясь и щедро выкладывая золото, она заполучила свой собственный корабль и уже совсем скоро вышла в море, отправившись в плаванье к своей цели.

Горгонам на Равнике была уготована лишь одна судьба. Но здесь... Здесь горгона могла стать кем ей только заблагорассудится. Враска наслаждалась новообретенной свободой и светилась от гордости, думая о том, как поведет за собой Голгари, вернувшись домой.

Враска, Малькольм и Амелия — капитан, штурман и старшина — обсудили логистику экспедиции, изучили карты и таблицы и заранее продумали маршрут, которым направятся вглубь континента, когда достигнут иксаланских берегов.

С компасом оказалось сложно работать. Он указывал одно направление, а через несколько часов менял его на противоположное, и все его несколько стрелок показывали в разные стороны. Враска решила, что нужный курс должна показывать самая большая стрелка, но надежность всего устройства вызывала у нее большие вопросы.

Иногда она задумывалась о том, что сделает дракон, если она потерпит неудачу.

Вечером этого же дня с вороньего гнезда донесся крик впередсмотрящего.

— Стоп! Бросить якорь! Человек на берегу!

Эдгар, второй румпельмант на корабле, сжал руки в кулаки и мазком нежно-голубого света приказал парусам опуститься. Во второй раз за день «Буян» убрал паруса и остановился.

Неподалеку из воды торчал утес. Сверху камни были покрыты толстым слоем белого, стоял громкий гомон сотен угнездившихся здесь морских птиц. Внизу беспомощной грудой лежал кто-то в синей одежде, с обгоревшей на солнце бледной кожей.

Амелия прищурилась, чтобы рассмотреть его получше, потом повернула свое круглое лицо к Враске. — Отправим Малькольма?

— Нет, — сказала Враска, раздраженная тем, что на корабле, похоже, прибавится один лишний рот. — Спускайте лодку. Хочу сначала как следует его рассмотреть.

Пока боцман, суровый мужчина по имени Гаввен, готовил небольшой ялик, чтобы забрать бедолагу, Враска перегнулась через борт, пытаясь разглядеть, кого они нашли.

Он лежал на спине на единственном камне, который не был покрыт птичьим пометом. Он был темноволосым. Из последних оставшихся у него сил он вяло отгонял мух. Синяя одежда была сложена у него под головой, но одна полоса ткани свесилась, плавала в воде... и на ней были вышиты знакомые белые символы.

У Враски словно остановилось сердце.

«Нет».

Это был Джейс Белерен.

«Какого дьявола! Как он меня нашел?»

Враска не стала пытаться найти ответ. Ее охватила паника, а вместе с ней — ярость. Она приготовилась убить пришельца, как только сможет взглянуть ему в глаза. Отправляясь в этот мир, она приняла все меры предосторожности, использовала все свои таланты наемного убийцы, чтобы остаться незамеченной. Никто из Равники не знал, где она, и ни один мироходец не должен был отследить ее. Так какого дьявола тут делал Джейс?

Враска впихнула подзорную трубу в оперенные руки Малькольма.

— Я с ним разберусь.

Запрыгнув в ялик, она закричала Гаввену, чтобы тот забирался к ней и спускал их на воду. К ним присоединился румпельмант Эдгар, севший на весла.

— Спустить шлюпку! — отдал команду Эдгар. Все трое заняли места, румпельмант сделал резкий жест, и лодка начала опускаться вниз. Наконец она с плеском ударилась об воду, и Враска проворно отцепила крюки спустивших их канатов.

Она сидела на банке, Эдгар греб, а Гаввен орудовал рулем, направляя их суденышко к утесу Джейса. С каждым всплеском весла горгона становилась все более и более уверена в том, что нужно сделать.

«Наверное, он следил за мной с самого начала. Как только мы окажемся близко, мне нужно будет обратить его в камень, прежде чем он успеет сбросить личину и стереть мне разум. Ну конечно же, из всех назойливых любителей лезть в чужие дела в Мультивселенной это должен был оказаться именно он.

— Я бы приказала тебе не пытаться уйти, но это, пожалуй, излишне. Пробовать отсюда перенестись — все равно, что лезть в узкую форточку, — прокричала Враска.

Эдгар и Гаввен удивленно взглянули на нее, но Враска не думала, как будет объяснять потом, что она имела в виду. Она была слишком рассержена.

— Моему кораблю давно нужна новая носовая фигура, Белерен! Рассказывай, на кого ты работаешь, и твоя смерть будет быстрой.

Враска потянулась к знакомому огоньку в своем разуме и почувствовала, как ее взор наливается магией окаменения, доступной только горгонам. Она встала во весь рост, ощущая свою магию жарким огнем в голове, и одним быстрым движением повернулась, чтобы заглянуть жертве в глаза.

Но у жертвы глаза оказались закрыты. Джейс лежал без сознания, его веки были склеены солью, а на щеках выросла густая борода, спрятавшая под собой татуировки. На руках налились мускулы, но под обгоревшей на солнце кожей торса можно было пересчитать все ребра.

«Боги праведные, что же с ним случилось?»

Он выглядел тяжело больным. На этом крохотном островке не было видно пресной воды — или хоть чего-то, что могло бы помочь выжить. Глядя на Джейса, горгона поняла, что ей не придется исполнять свой план.

Вполне могло оказаться, что он уже мертв.

Джейс кашлянул и с трудом разлепил глаза. Враска загасила огонь в своем разуме и взглянула на него уже безвредным взором.

«Я смогу его убить потом, когда вытяну из него все ответы».

— Какого дьявола с стобой стряслось, Джейс?

Эти слова прозвучали у нее скорее обвинением, нежели вопросом. Голос разума твердил, что ей следовало убить Джейса на месте, но холодный расчет не мог пересилить того факта, что... что это был он.

Ну почему это всегда он?


Джейс разделался с первой миской каши ровно за две минуты, а кувшин пресной воды осушил и того быстрее. С момента встречи он не сказал еще ни слова. Камбуз «Буяна» он осматривал с любопытством, но было хорошо заметно, как он поражен. Впрочем, сама Враска была поражена не меньше, когда, присмотревшись к Джейсу, поняла, как он изменился со времен их последней встречи. Вряд ли все эти годы такую внушительную мускулатуру он скрывал под плащом.

Они сидели на камбузе, пустая миска стояла у ног Джейса. Кивком головы Враска велела матросам оставить их наедине. Поставив себе стул, она уселась напротив мага разума.

Щупальца горгоны подергивались у ее лица.

— У тебя две минуты на то, чтобы объяснить, как ты меня нашел, Джейс. Иначе я превращу тебя в камень и сделаю себе пресс-папье.

Он посмотрел на нее и моргнул.

Враска вздернула брови.

Джейс отрицательно помотал головой.

— Я не искал тебя, потому что не знаю, кто ты такая.

Брови Враски поднялись так высоко, как это только было возможно.

— Ты пытаешься шутить со мной, Белерен?

Он замолчал и вновь помотал головой.

— Я ничего не помню до того момента, как очнулся на первом острове.

«На первом острове?»

Враска взяла его ложку и без предупреждения запустила в Джейса. Он попытался отбить ее рукой, но промахнулся.

— Эй!

Такую неловкость сложно было подделать.

— Ты не иллюзия, — заключила горгона.

Раздраженность Джейса тут же сменилась радостным удивлением.

— Ты знаешь, что я умею делать иллюзии? — уголки его губ поднялись в полуулыбке.

Враска не верила своим глазам. Какого черта он такой бодрый? Где тот душный и мрачный Договор Гильдий, которого она знала и терпеть не могла?

Горгона поджала губы. — Ты иллюзионист, а не актер. Для чего ты мне все время врешь?

— Ты знаешь обо мне больше, чем я сам. Зачем мне было бы нужно тебе врать?

— Затем, — отрезала Враска. — Я думаю, что ты притворяешься.

— Как тебя зовут?

«Нет, это точно ад. Я умерла и попала в ад».

— Меня зовут Враска.

— Враска... — Джейс слегка улыбнулся. — Твое имя звучит иначе, чем мое... вероятно, оно из другой языковой семьи. Откуда ты?

— Ты прекрасно знаешь, откуда я, кретин!

Джейс дернулся, было видно, как ему больно.

О.

Враска почувствовала... жалость?

«Он как пес, — подумала она, — как лабрадор в человеческом обличье». Что же с ним стряслось?»

Было бы лучше, если бы Джейс был мертв, но в своем нынешнем состоянии он был совершенно безобиден. У Враски было личное правило — не убивать тех, кто этого не заслужил никоим образом. А сейчас перед ней сидел человек без прошлого в воспоминаниях, без греха в сердце и одной ногой в могиле.

Она неловко встала и отправилась к плите. Все это было странно, неожиданно и отвлекало от того задания, которое им поручено было выполнить.

Враска совершенно не понимала, что делать, так что занялась тем, что всегда помогало ей преодолеть ощущение беспомощности.

— Тебе сахар класть, Джейс?

— Давай узнаем, — игриво улыбнулся он.

Враска вздохнула. Это может надоесть.

Джейс занимался своими делами, а Враска наблюдала за ним, заваривая чай.

В его движениях не было никакой таинственности: он существовал исключительно в настоящем. Не было больше того Договора Гильдий, которого знала Враска — вечно напряженного, прячущего неуверенность за суетливостью и укрывавшегося меланхолией. На ее камбузе сидел тощий, честный и до тошноты дружелюбный вариант второго по опасности мага разума в Мультивселенной.

— Как мы познакомились? — спросил сгорающий от любопытства Джейс.

Враска вспомнила, как много лет назад убивала скверных людей с подходящими именами, чтобы привлечь внимание Договора Гильдий.

Стоит признать, исполнено это было топорно.

— Я предложила тебе работать вместе, а ты отказался.

— И что у нас с тобой могла быть за работа?

Враска ответила, тщательно выбирая слова.

— Я надеялась, что вместе мы сможем избавиться от очень неприятных людей, занимающих очень высокие посты, — налив чай в кружку, она подала ее Джейсу.

Джейс сделал осторожный глоток.

— И что же сделали эти неприятные люди?

Враска повернулась к нему спиной, и ее губы сжались в тонкую линию. «Арестовали меня. Били меня. Бросили в темницу, хоть я и не сделала ничего дурного».

Джейс ахнул.

— Ты серьезно?

Враска вздрогнула и испуганно обернулась.

Он прочитал ее мысли... но сам этого не понял. Должно быть, Джейс подумал, что она произнесла это вслух.

Он пораженно смотрел на нее с искренним сочувствием в глазах.

— Мне жаль, что с тобой так поступили, Враска.

Чувства отражались на его лице, эмоции в голосе были искренними и неподдельными.

Мысленно Враска громко запела песню, чтобы заглушить остальные мысли, которые могла проецировать. Наконец, она нашла слова, чтобы ответить.

— Мое прошлое — это часть меня, но я не живу в прошлом. Сегодня я совсем другая.

Джейс улыбнулся.

— Я очень хорошо тебя понимаю, — сказал он с веселой серьезностью.

Враска застыла от изумления. «Оказывается, у него есть чувство юмора».

 

— Что сейчас первое, что ты помнишь, Джейс?

Он раскрыл рот, собираясь что-то сказать, но сразу же закрыл его. Потом робко посмотрел на нее.

— Можно, я покажу тебе?

Враска поежилась.

— Что значит, ты мне покажешь?

— Мне нужно упражняться. Если ты не против, конечно.

У Враски появилось предчувствие, что знает, что будет дальше. — Да. Я не против.

Камбуз пропал. Враска осталась сидеть на стуле, но теперь она сидела в бамбуковой роще, где стебли были выше мачт ее корабля. Джейс сидел напротив, его глаза сияли, и он начал рассказывать иллюзорную историю своих последних сорока дней. Враска смотрела, как бамбук сменяется белоснежным песком. Пошел дождь, заливая иллюзорный костер и безнадежно дохлую рыбу. Она смотрела, как он учится охоте и собирательству, строительству и выживанию. Горгона пила чай и любовалась на красоту острова Джейса и на все те многочисленные умения, которым он успел научиться. Показывая, что он узнал и что построил, Джейс улыбался. Было видно, какое наслаждение доставляет ему заполнение пробелов в знаниях, и его энтузиазм был весьма заразительным. То, что ему удалось смастерить рыболовные крючки, навес, плот, в самом деле казалось невероятным. К концу экскурсии Враска успела допить чай, и остров растворился, уступив место привычным деревянным стенам камбуза.

Магия Джейса развеялась. Враска поняла, что задумчиво качает головой. Конечно, из всех людей он, пожалуй, единственный, кому могло понравиться пребывание на острове со стертой памятью. Но эта серия иллюзий не отвечала на главный вопрос: как он вообще здесь оказался.

— Ты ведь и правда ничего не помнишь, да? — спросила она.

Он с печальной улыбкой посмотрел на Враску и ответил ее собственными словами:

— Мое прошлое — это часть меня, но сегодня я совсем другой.

Итак, Джейс заново овладел своим мастерством создания иллюзий, но, похоже, и не подозревал о своих более устрашающих талантах. Это тревожило. Во всем этом мире она одна знала, на что он действительно способен.

Горгона посмотрела на чай в своей руке и вздохнула. Она оставит его в живых. Способности мага могут ей пригодиться. Наивность не спасает от смерти, особенно по кодексу убийц. Но в этом случае все было иначе...

Человек перед ней не был Джейсом. Он был совсем другим. Тот Договор Гильдий, которого она знала, перестал существовать.

«Я убиваю незнакомцев только тогда, когда мне за это платят».

Она приняла решение.

— Мы повесим тебе гамак на полубаке, — сказала Враска. — В ближайшем порту я тебя высажу, и занимайся, чем хочешь.

Джейс кивнул и поставил пустую кружку на пол у ног.

«Посмотри на него, — мысленно сказала сама себе Враска. — Он беспомощен.Или я все-таки делаю ошибку, оставляя его в живых?»

— Ты что-то сказала? — спросил Джейс.

Враска, вздрогнув, замерла, потом помотала головой. Джейс нахмурился.

— Странно, — пробормотал он, — наверное, корабль скрипит.


Джейс провел на борту восемь дней, и такого неугомонного гостя на «Буяне» еще не было.

Корабельный врач велел ему отдыхать и не выходить на палубу, но Джейс быстро заработал репутацию человека, которому не сидится на одном месте.

Однажды, когда стоял штиль, Враска наблюдала за тем, как маг разбирает и собирает подзорную трубу.

Весь процесс занял у него четверть часа.

Он начал со внешнего осмотра прибора, нашел все щели, а потом одолжил у кого-то инструмент и осторожно разобрал на части. Каждую новую деталь он клал на палубу, тщательно раскладывая их по ему одному известной системе. Когда труба оказалась полностью разобрана, он приступил к сборке, в точности повторяя процесс в обратном порядке.

Вокруг собралась небольшая толпа, с восторгом наблюдающая за зрелищем. Враска стояла поодаль, и восхищение у нее смешивалось с возмущением. Она шепнула на ухо завороженной старшине, и та, опомнившись и поспешно извинившись, окриками погнала матросов по местам.

Смущенный Джейс протянул собранную подзорную трубу Враске.

— Я буду на камбузе... госпожа, — сказал он, виновато опустив глаза.

Враска повертела подзорную трубу в руках. Посмотрев в спину Джейсу, она окликнула его, привлекая внимание.

— Эй!

Он обернулся. Враска кинула ему вторую подзорную трубу. Джейс поймал ее, вопросительно взглянул на горгону и зашагал обратно.

— Что мне с этим делать?

— Это моя. Почини ее, пожалуйста, — попросила Враска.

Широко улыбнувшись, Джейс хлопнул Враску по спине.

— НЕТ! — прокричала она, дернувшись, как от удара.

Джейс застыл. Амелия, широко шагая, подошла к нему вплотную и посмотрела сверху вниз своим леденящим кровь взглядом старшины. — Никто не смеет трогать капитана, — прорычала она.

— Ничего, — сказала Враска, пытаясь успокоиться. — Он не знал, Амелия.

Сердце Враски колотилось, и она медленно и глубоко дышала, чтобы унять приступ паники. Она уже много лет ни к кому не прикасалась. Ее команде не обязательно было знать, почему. Враска не просто так прятала старые шрамы, которые оставила ей тюрьма.

— Прошу прощения, капитан, — сказал Джейс, глядя на свои ботинки.

— Не надо, — резко ответила Враска. — Просто не делай так больше.


В небе собирались тучи, и в воздухе пахло грозой. Ветер был сильным, крепким, и Малькольм рассчитал, что они доберутся до Города-на-Мели уже на следующий день. Большая часть команды спустилась под палубу — у матросов было время еды и отдыха.

Вдруг впередсмотрящий в вороньем гнезде что-то закричал, и Малькольм, расправив крылья, взмыл к нему. Он завис у мачты, слушая матроса, а потом полетел дальше, в небо. Наконец он спикировал на палубу и приземлился точно перед Враской.

— Корабль за горизонтом, — отрывисто проговорил он. — С черными парусами.

Губы Враски сжались в прямую линию. «Легион Заката».

Вражеский корабль начал вырисовываться на горизонте, выплывая из темного магического тумана. Его борта были сколочены из плотного темного дерева, потрепанного временем и странствиями. Паруса корабля были черными как дым, следовавший за ним, а надстройка на палубе огромной и грозной, словно кафедральный собор.

Враска бывала в передрягах и похуже.

Она вспомнила свою первую встречу с вампирами Легиона Заката. Тогда прошло всего несколько недель с того дня, как у нее появился «Буян», и команда еще не слишком хорошо друг друга знала, а она не знала врага. Когда вампиры приблизились к ним, корабль окутало темное облако, и полуденное солнце сменил вечерний сумрак. Сначала Враска не понимала, почему их скромный корабль стал объектом внимания колоссального судна, но вскоре ей стало ясно, что вампиры явились не за грузом, а за командой. Конкистадорам не нужно было оружие. Выкрикивая имена святых, они устроили кровавое пиршество, равного которому по ярости Враска не видела никогда. В тот день она потеряла четырех товарищей — истовые твари выпили их досуха, прежде чем горгона сумела превратить нападавших в камень.

Малькольм тогда был рядом с ней.

— У них закончился Кровавый Пост, — объяснил он. В Легионе Заката подводили под жажду крови моральные обоснования, заявляя, что убивают только преступников и согрешивших. Неудивительно, что в Бравом Союзе они видели ватагу закоренелых грешников.

Враска вспомнила, как Амелия рассказывала ей о том, что ведет в плавание вампиров.

— Они стремятся избавиться от нужды пить кровь, — говорила она. — Хотят перестать быть вампирами, но обрести вечную жизнь. Из одного из их монастырей украли Бессмертное Солнце, и тогда они отправились за моря, чтобы вернуть его. В Торресоне они уже отобрали у нас нашу родную землю, а когда-нибудь заберут дом и у всех остальных.

Усилием воли Враска вернулась к реальности.

Она прищурилась и задумалась над тем, какие у нее есть варианты.

Можно было сбросить груз, сбежать от вампиров на всех парусах и пополнить запасы в Городе-на-Мели... а можно было не трогать ценности в трюме корабля, вместо этого ограбив конкистадоров.

Враска решила выбрать второй вариант — он был веселее.

— Свистать всех наверх, — крикнула она команде внизу.

Тут же из-под палубы по лестнице наверх поспешили матросы, занимая места по команде капитана.

Сердце горгоны забилось быстрее, как это было всегда, когда она отдавала приказы.

Она подняла голову и взглянула на небо. Тяжелые тучи готовы были разразиться дождем, и «Буян» шел галсами. Паруса корабля вампиров были опущены, и если атаковать быстро, то Враска могла бы воспользоваться тем, что враг идет против ветра.

— По местам стоять! Привести к ветру! Флаги поднять!

Враска выкрикивала приказы, и матросы эхом разносили их по кораблю. Малькольм подлетел к румпелю и переложил его на борт, высоко на мачтах матросы тянули лееры. Амелия и Эдгар встали спиной к спине и резким выбросом магии заставили подняться и главный парус, и бизань. Корабль начал резкий правый поворот, паруса наполнились коротким порывом призванного ветра.

Джейс выскочил на палубу, встревоженный суматохой и явно не понимающий, где ему находиться.

Враску вдруг посетило вдохновение.

— Джейс! Давай сюда, — позвала она его со шканцов и показала на небольшую лесенку, ведущую туда, где стояли они со старшиной. Глаза у мага расширились от тревоги — и радостного возбуждения.

Враска взглянула на него.

— Джейс, мы собираемся взять этот корабль на абордаж и захватить припасы. Ты можешь замаскировать «Буян», чтобы они нас не заметили?

На лице Джейса промелькнула улыбка, но он быстро прогнал ее, изобразив серьезность.

— Да, капитан.

Враска кивнула.

— Тогда приступай.

Джейс посмотрел вверх, его глаза загорелись, и словно вода, стекающая вниз по дереву, его магия хлынула на «Буян», стирая его из видимой реальности.

Команда, впрочем, видела и друг друга, и палубу корабля под ногами. Джейс, сохраняя сосредоточенность, коротко кивнул капитану. Враска ухмыльнулась и повернулась к команде.

— Матросы! Мы подберемся к ним невидимыми и неслышимыми и поравняемся борт о борт. Тогда Джейс снимет маскировку, и мы возьмем их на абордаж. Берем только припасы и провиант.

Слышно было, как кое-кто из матросов застонал от досады.

— Я шучу, друзья, — улыбнулась Враска. — Берите у этих сорок-кровососов все, что только пожелаете.

Команда разразилась радостными криками, и матросы занялись парусами, чтобы быстрее подобраться к добыче.

Джейс взглянул на Враску.

— Неслышимыми? Это как?

— Это особое свойство нашего корабля, — Враска подошла к корабельному колоколу и вытащила из ящика у релинга несколько небольших флажков. — Я пока не придумала для этой тактики подходящего названия.

Горгона подняла флажок, показывая команде, что собирается делать, и подняла руку, начиная заклинание.

Она сделала несколько едва заметных жестов, и все звуки на корабле смолкли — настала полная тишина. Это были старинные чары наемных убийц, которым она научилась, работая с Голгари, и с тех пор бесчисленное количество раз использовала для своих целей. Само заклинание было неслышным и невидимым, а эффект наступал мгновенно. Даже если бы она сейчас орала изо всех сил, заклинание заглушило бы ее крик.

«Буян» стал полностью незаметным для всякого, кто не находился на его палубе.

Враска теперь не могла отдавать приказы голосом — именно для этого ей нужны были сигнальные флажки. По ее команде шхуна стала широким полукругом обходить корабль Легиона Заката. Само собой, до этого вампиры должны были уже заметить их на горизонте. Теперь «Буян» пропал, но обманутые заклинанием вампиры все еще плыли туда, где их цель была раньше.

Враска ухмыльнулась Джейсу и отвернулась, глядя на корабль. «Отлично сработано», — подумала она.

Джейс улыбнулся и ответил: «Спасибо, капитан». Заклинание тишины заглушило его слова.

Враска в уме сделала себе заметку быть более осторожной. Она совсем не хотела, чтобы Джейс сейчас узнал о всех своих могущественных способностях.

Корабль Легиона Заката опустил паруса. Враска подняла два флажка сразу, и «Буян» резко повернул, приближаясь к останавливающемуся кораблю.

Наконец корабль Враски оказался на расстоянии корпуса от судна Легиона Заката. Враска тронула Джейса за плечо, и подняла руку, как поднимает дирижер, обращаясь к оркестру. Он понял, что она имеет в виду, и кивнул, все еще поддерживая скрывающее корабль заклинание.

Горгона сжала кулак и тут же другой рукой взметнула вверх черный флажок.

Все случилось одновременно: спало заклинание тишины, шхуна стала видимой, и матросы Враски испустили боевой клич, забрасывая тросы с крюками и цепляя их за борт вражеского корабля.

Вампиры совершенно не ожидали атаки.

Тишина превратилась в шумный хаос: команда «Буяна» на веревках перелетала на корабль Легиона Заката. Пираты застали вампиров врасплох, и началась резня. Большую часть вражеской команды удалось обезвредить сразу — те просто беспомощно стояли и широко раскрытыми глазами изумленно глядели, как перелетают на корабль пираты. Кому-то, впрочем, хватило ума и выдержки схватиться за оружие и приготовиться к бою с командой Враски. Зазвенели клинки, и палуба вампирского корабля превратилась в арену, где безраздельно правили пираты — и паника.

Из-под палубы на подмогу спешили бойцы Легиона. Их до блеска начищенные доспехи ярко сияли: никто из пиратов не мог похвастаться столь крепкой броней. Конкистадоры словно явились прямиком из легенд и мифов — утонченные, но безжалостно-жестокие, отмеченные вечным проклятьем. Их светлые глаза виднелись из-под козырьков золотых шлемов, а зубы сверкали в свете солнца.

— Что это за вампиры? — спросил Джейс, перекрикивая толпу.

Враска подозрительно посмотрела на него. Он что, шутит?

— Ты помнишь вампиров, но не помнишь, как тебя зовут?

— Я помню то, что важно, — ответил он с намеком на ухмылку.

Со своей наблюдательной позиции Враска услышала боевой клич одного из врагов.

— Святая Эленда! Даруй мне силу, чтобы истребить грешников!

«Она тебя не слышит, — подумала Враска — Зато я слышу».

Она сбежала со шканцев, пронеслась по сходням и саблей прорубила себе путь через вампиров и людей. Щупальца на ее голове закрутились в спирали от возбуждения. Джейс ринулся в битву за ней — он призвал несколько своих двойников, и те вбежали в толпу, сбивая с толку конкистадоров Легиона Заката.

Иллюзии уворачивались, уклонялись от ударов и отвлекали вампиров, помогая пиратам разделаться с ними.

— Где капитан?! — закричала Враска, зарубив очередного бойца Легиона.

На ее зов откликнулся вампир в горящих золотом доспехах. Его вычурная, затейливая броня казалась совершенно неуместной в тропической жаре. Вампир встретился глазами с Враской и бросился на нее, выхватив меч и обнажив зубы. Горгона улыбнулась.

Увернувшись от меча, Враска начала собирать магическую силу для превращения в камень. Но ей нужно было время, и вооруженная саблей горгона атаковала капитана в бою.

Вампир шипел и плевался, звенела сталь — он отражал каждый ее удар.

Враска вздрогнула от неожиданности, когда слева от нее появился Джейс, а потом такой же Джейс появился справа. Двойная иллюзия отвлекала капитана достаточно долго, чтобы Враска успела нанести точный удар. Один из Джейсов заехал вампиру кулаком, и Враска поняла, что он физически рядом с ней.

Капитан уклонялся, парировал и атаковал с истовой молитвой на устах. Он внимательно наблюдал за двойниками, пытаясь определить, который из них настоящий.

Вдруг Джейс закричал. Вампир, распознав его, крепко схватил за шею. Джейс выпучил глаза и замахал руками, пытаясь вырваться, а его двойник исчез во вспышке белого света. Вампир уже открыл пасть — и в этот момент его схватила Враска. Она с силой вклинилась между вампиром и Джейсом, взглянула капитану в глаза... и дала волю накопленной магии.

Кожа и одежда вампира в ее руках превратились в камень.

Опустив глаза к палубе, чтобы не встретиться взглядом ни с кем из команды, она дождалась, пока ее магия не рассеется, а потом посмотрела на Джейса.

Тот выкарабкался из хватки окаменевшего вампира и теперь смотрел на нее в ответ. Этот взгляд выбил Враску из колеи... но не потому, что она показала ему свою истинную сущность, а потому, что лицо Джейса было не перекошенным от ужаса, а светящимся от восхищения.

Джейс не боялся. Он был в восторге.

Выжившие вампиры сдались, встав на колени. Малькольм и Амелия присматривали за ними, призвав свою магию, чтобы связать пленников веревками и обрывками парусов.

— Опустошите их трюм, выбросьте в море оружие, а этого отнесите на «Буян», — велела горгона, пнув каменного капитана ногой. — Пригодится на носовую фигуру.

Матросы засмеялись, и Враска коротко улыбнулась. Повернувшись, она отправилась на свой корабль, предоставив команде заниматься трофеями.

Маг разума оказался до смешного полезен.

Горгона прошла по соединяющим корабли мосткам, а Джейс следовал за ней. Когда они остались наедине, он подошел к ней и заговорил.

— Я не знал, что ты так умеешь, — сказал он.

— Ну... вот такой вот сюрприз, — ответила Враска, пожав плечами.

— Враска, — искренне сказал Джейс. — Я был в беде, и ты спасла меня. Спасибо.

Горгона непонимающе посмотрела на него.

— Тебе не было страшно?

Джейс отрицательно помотал головой.

— Я думаю, ты талантливая.

Враска не знала, что на это ответить.

Получать комплименты для нее было так же необычно, как, например, летать.

Да, Джейс был до смешного полезен. Может быть, стоило оставить его при себе, чтобы пользоваться его умениями.

Когда Враска заговорила, в ее словах звучала уверенность:

— Однажды я подумала, что из нас выйдет славная команда, Белерен, и похоже, что я была права. Хочешь остаться на моем корабле и помочь мне с поручением?

Джейс заулыбался, и в его глазах была радость и любопытство путешественника.

— С удовольствием.


Сюжет выпуска «Иксалан»
Описание planeswalker-а: Враска
Описание planeswalker-а: Джейс Белерен

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

13 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Пепел by, Greg Weisman

Хотите больше историй из мира Magic? Зарегистрируйтесь и узнайте предысторию событий из 20 бесплатных рассказов от Джанго Векслера в рассылке от Del Rey! Предыдущий рассказ: Операция «Отч...

Learn More

MAGIC STORY

4 Июнь 2019

Война Искры: Равника — Операция «Отчаяние» by, Greg Weisman

Предыдущий рассказ: Отчаянные переговорщики История содержит спойлеры на роман «Война Искры»: Равника Грега Вайсмана. Родители, пожалуйста, имейте в виду, что этот рассказ может быть не...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more