На этой самой арене

Posted in Magic Story on 12 Октябрь 2016

By Doug Beyer

Senior creative designer on Magic's creative team and lover of writing and worldbuilding. Doug blogs about Magic flavor and story at http://dougbeyermtg.tumblr.com/

Предыдущая история: Освобождение

Пользуясь обширными знакомствами госпожи Пашири, Чандра и Нисса искали на Каладеше мать Чандры, Пию. Но эти поиски привели их в ловушку  в подземной тюрьме Консульства. Лишь своевременное появление леонинского мироходца Аджани спасло их от необходимости сделать роковой выбор. Лилиана, обеспокоенная тем, что встретила на Каладеше Теззерета, отправилась куда-то по своим делам, а остальные Стражи — Джейс с Гидеоном — оставались на Равнике.


РАВНИКА

В Карнариуме было многолюдно, шумно и полно разумов. Артисты раскачивались на прикованных к потолку длинных цепях, сверкая зубами и шипами. Джейс сидел в среднем ряду — там, куда не доставали акробаты и огнеглотатели, но в самом центре веселья и шума.

У сидевшего рядом мага Иззетов была миззиевая перчатка, по которой пробегали разряды энергии. В электрической ауре Рала Зарека Джейс чувствовал обеспокоенность. Он потянулся своим разумом к мыслям мага.

«Договор Гильдий — полный...» — эти слова ярко светились прямо в центре разума Рала, а за ними следовал красочный букет вульгарных и необычайно образных эпитетов.

Джейс громко вздохнул.

Рал подавил смешок.

«Проверяю, можешь ли ты и вправду читать мои мысли».

«Проверка удалась», — подумал Джейс. Он повернулся к сцене и взглянул на артистов из гильдии Ракдосов. Обычный зритель, надежно укрытый покровом шума.

«Мы, знаешь ли, могли бы сделать все это в Зале Договора. Если только, конечно, ты не хотел посмотреть представление».

«Всех твоих официальных посетителей регистрируют и отслеживают, — подумал Рал. — Это не безопасно».

Получается, что Рал был здесь не в качестве озабоченного представителя гильдии Иззетов. Он хотел поговорить с Джейсом как мироходец.

«В чем дело?»

«Аномальный переход, — мысли Рала сделали паузу, то ли чтобы дать Джейсу воспринять сказанное, то ли чтобы сформулировать следующую фразу. — Кто-то покинул Равнику... весьма необычным манером».

«Что? Кто? Откуда ты знаешь?»

«Ты видел тучи на улице, Белерен. Не заставляй меня делать всю работу».

«Проект “Жучок-молния”

«Умница».

Джейс приподнял бровь.

«Я думал, его закрыли, после того как мы испортили результаты».

«Официально — да», — мысли Рала закрутились в кольцо. В его голове рождались образы магически созданных грозовых облаков и чувствительных механизмов-датчиков, воспоминания об осторожной полуправде, что он говорил, стоя перед горячим дыханием Нив-Миззета.

Джейс не устоял перед желанием скосить глаза в сторону и взглянуть на выражение лица Рала. Лоб мужчины пересекли морщины волнения.

Мысли-слова продолжили свой ход.

«Детекторы все еще срабатывают, когда кто-то переходит в другой мир. Время от времени я просматриваю результаты, но ничего не говорю ни Нив-Миззету, ни коллегам по гильдии. Я решил связаться с тобой, когда увидел, как мир покинула Враска».

Джейс почему-то совсем не удивился, услышав имя горгоны.

«Она ушла из Равники, — подумал Рал, — ушла в никуда».

«В никуда?»

«Она не направилась ни в какой мир. Только покинула этот».

«Но это бессмысленно».

«Вот именно».

«Ошибка датчиков?»

Рал нетерпеливо отмахнулся.

«Измерения прошли идеально. Энергетическая картина отправления из Равники была полностью нормальной, но конечная точка просто не записалась. И с тех пор Враску никто не видел. Она словно бы перенеслась в пустоту».

Джейс считал электрический рисунок из разума Рала — записанный переход, ведущий в ясно выраженное никуда. Он чувствовал, как беспокоит это Рала. Еще ни разу за время экспериментов он не встречался с таким явлением.

«Любопытно, — мысленно сказал ему Джейс. — Постой-ка. Ты хочешь сказать, что знаешь, когда и куда я ухожу из Равники?»

«Сначала на Зендикар, потом на Иннистрад, верно? — Рал смотрел на выступление, но его поднятые брови относились к словам Джейса. — Сейчас ты у нас надолго? Или собираешься снова оставить Равнику без Договора Гильдий?»

«Это... Эм... Слушай, Рал...»

Рал встал и направился к выходу.

«В общем, я решил, что тебе стоит это знать. Насколько я знаю, Враска не питала к тебе теплых чувств».

«Я... Спасибо тебе. Рал, погоди».

Бормоча извинения, Джейс пробирался мимо недовольных зрителей к выходу из театра вслед за Ралом.

— Рал, — он догнал мага Иззетов уже на улице.

— Не беспокойся, — сказал Рал, отмахнувшись перчаткой. — Я не выдам твоих секретов. Просто не забывай, что многие хотели бы оказаться на месте, которое ты так бесцеремонно занял. И раз уж ты занял его, может, попробуешь приложить немного больше усилий?

— Не сомневайся, — ответил Джейс. Он подумал о Лавинии. Она была уверена, что Джейс сейчас у себя в кабинете — сидит, склонившись над кучей бумаг, и ведет кропотливую работу по поддержанию хрупкого равновесия между гильдиями. Ну, или она уже поняла, что он оставил вместо себя иллюзию, и в своей обычной манере кричала, подняв лицо к потолку: «ДОГОВО-О-ОР!».

Кто-то постучал пальцем Джейсу по плечу. Маг развернулся и увидел Лилиану. От нее шел еле уловимый аромат духов из иного мира.

Она бросила взгляд на Рала, а потом с могильно-мрачным лицом посмотрела на Джейса.

— Ты. В Каладеш. Идем.

Рал недовольно скрестил на груди руки, и его брови взлетели так высоко, как это только было возможно.

Джейс стиснул зубы и рассерженно проворчал:

— Ты не вовремя.

Art by Dave Kendall
Иллюстрация: Dave Kendall

— Мне все равно, — ответила Лилиана. — Мое дело важнее.

Она властно отвела плечи назад, но Джейс заметил, что некромантка переминается с ноги на ногу. Ее обычные слегка жестокие подначивания заменили резкие, короткие приказы.

— Ты нашла Чандру?

— Я нашла кое-кого еще, — ответила она. — Теззерета. Живого и здорового.

Джейс внезапно обнаружил, что не может сглотнуть. Он подавился и закашлялся.

Лилиана взглянула на небо, потом на брусчатку, на колеса катящейся мимо тележки. Она старательно не смотрела в лицо Джейсу. Наконец, тихим голосом она проговорила:

— Я знаю. Мне не больше твоего нравится просить тебя об этом. Будь у меня выбор... слушай. Отправляйся на Каладеш. И силача возьми с собой.

Прежде чем Джейс успел ответить, ее фигура начала расплываться. Переход между мирами посреди улицы, да еще и на глазах у незнакомца — на нее это было совсем не похоже. Когда Лилиана исчезла, Джейс и Рал взглянули друг на друга. Джейсу нелегко было подобрать слова.

— Дай догадаюсь, Договор, — сказал Рал. — Тебе...

Джейс слегка сжался, неловко поднял руки, но ему нечего было сказать в свое оправдание.

— ...придется уйти?

Джейс вжал голову в плечи.

Рал бросил на него уничижительный взгляд, презрительно покачал головой и отправился прочь. В мозгу у Джейса пронеслась дюжина возможных объяснений, но не одно из них не казалось подходящим. Маг собрался, глубоко вздохнул и свернул в переулок, чтобы отыскать Гидеона.


КАЛАДЕШ

Нисса огляделась, высматривая преследователей. Похоже, что сейчас они были в безопасности — она, Чандра, госпожа Пашири и высокий человек-лев, остановившиеся передохнуть под мостом. Рядом не было ни консульских солдат, ни агентов из Данда, только обычный городской шум. Громадный тяжелый поезд громыхал по мосту над их головой, и вагоны заслоняли солнечный свет, проходящий через промежутки в рельсах. Мешанина из грохота и мигающего света заставила Ниссу скривиться, но они, по крайней мере, вырвались из ловушки Бараля.

— Это было очень благородно, Аджани, — улыбнулась, прищурив глаза, госпожа Пашири, которая держалась за шерсть на его руке. — Спасибо тебе.

— Ты меня напугала, Бабушка, — нежно прорычал Аджани.

— Спасибо, Аджани, — сказала Нисса. Она не видела на Каладеше никого подобного и теперь думала, как сформулировать деликатный вопрос. — Ты... здесь давно?

— Там, откуда я родом, я... не так необычен, — ответил Аджани, поправляя плащ на своих внушительных плечах. — Мы уже несколько недель следим за действиями Теззерета.

Госпожа Пашири хлопнула Аджани по громадной руке.

— Чандра тоже кое-кого ищет. Свою маму Пию. Солдаты Теззерета забрали ее.

Нисса посмотрела на Чандру с незаметным для других беспокойством. Пиромантка как нетерпеливая беговая лошадь шагала взад-вперед, пиная носком башмака мозаичные камни улицы.

— Я отведу Бабушку Пашири в безопасное место, — сказал Аджани. — А потом, думаю, нам нужно разделиться, чтобы быстрее обыскать город.

— Хорошо, — ответила Нисса. — Если мы будем работать вместе, то наверняка сможем что-то выяснить о том, где они... в чем дело, Чандра?

Чандра превратилась в огненный столп. Она стояла совершенно неподвижно, повернувшись лицом к другой стороне улицы. Ее волосы пылали. Нисса проследила за ее взглядом, обращенным наверх, к стенам башен.

Вниз по шпилям бежали какие-то механизмы, разворачивая плакаты. Плакаты были громадными и совершенно одинаковыми. Исполинский рисунок был выполнен мощными, гротескными линиями. Стилизованная фигура Главного судьи Теззерета, окруженная лучами света. Над ее головой — громадные буквы: «ИЗОБРЕТАТЕЛИ! ПРИХОДИТЕ ВЗГЛЯНУТЬ НА СРАЖЕНИЕ ВЕКА!»

В углу плаката, окруженная уродливым изломанными линиями, была карикатура Пии Налаар.

Надпись внизу гласила: «ГЛАВНЫЙ СУДЬЯ ТЕЗЗЕРЕТ ВСТРЕТИТСЯ С ПАДШЕЙ ОТСТУПНИЦЕЙ ПИЕЙ НАЛААР. НА БОЛЬШОЙ ВЫСТАВКЕ ВАС ЖДЕТ ВЕЛИКАЯ БИТВА УМОВ».

Последней была строка: «ЗАВТРА В ПОЛДЕНЬ!».

— Чандра... — тихо сказала Нисса.

— Он зовет меня, — проговорила Чандра. — Я должна с ним встретиться.

— Зовет. Но мы только что выбрались из ловушки...

— Моя мама жива. Все остальное неважно.

Нисса беспомощно взглянула на госпожу Пашири, потом на Аджани.

Аджани кивнул.

— Все остальное неважно. Но вчетвером мы не сможем...

Трое вооруженных солдат в форме Консульства перешли улицу, приближаясь к ним. Один из них ткнул пальцем в Ниссу:

— Это они! Вон там!

Нисса машинально потянулась к живым корням под мостовой, чтобы приказать им вырваться наружу и запутать ноги солдат. Бросив взгляд наверх, она прикинула, сможет ли обрушить мост, чтобы обеспечить путь к побегу. Аджани зарычал и потянулся к рукояти громадного обоюдоострого топора за спиной. Чандра уже горела. Повернувшись к солдатам, она согнула пальцы, и в них заплясали готовые сорваться в полет небольшие огненные кометы. Даже госпожа Пашири достала откуда-то на свет небольшого автомата, и тот ожил, раскручивая шестеренки.

Но когда солдаты подошли ближе, их облик замерцал и поплыл. Тела словно смыло, как вода струйками смывает акварельную краску, показывая, что было на холсте под ней. Лица были хорошо знакомыми. Джейс, Лилиана и Гидеон.

— Похоже, это дело для Стражей, — сказал Джейс.

Нисса отпустила заклинание и ладонью стерла испарину с лица.

— Слишком уж хорошая маскировка. Вы могли серьезно пострадать.

— Стараемся слиться с толпой, — улыбнулся Джейс. — Говорят, что здесь Теззерет?

— Он здесь. И у него мать Чандры, — подтвердил Аджани.

— А что с вами делает леонинец? — спросила Лилиана, смерив Аджани взглядом.

— Кто такие Стражи? — вопросом на вопрос ответил он, глядя на нее сверху вниз.


Один из десятков-десятков-десятков топтеров, патрулировавших город, завис в воздухе.

Он ничем не отличался от своих десятков-десятков-десятков собратьев: его крылья гудели, а линза вращалась в стеклянной роговице. Но он прервал полет и парил на месте. Линза направилась вниз, на группу фигур на улице. Быстро защелкал крошечный латунный затвор. Через систему призм и других деталей отраженный свет перенес изображения на кристаллический эфир, намерзший на крутящихся на барабане в недрах топтера медных пластинках.

Довольный результатом, топтер повернул стабилизаторы, раскрутил дополнительные роторы и набрал высоту.

Маленький топтер с жужжанием пронесся мимо крыш и продолжил путь, обогнав косяк перелетных журавлей. Он метнулся в сторону, чтобы разминуться с излишне любопытным дрейком, и полетел дальше, направляясь к замаячившей в небе черной тени. В колоссальном деревянном борту воздушного корабля «Небесный Владыка» открылся небольшой люк. Топтер нырнул в отверстие, и «Небесный Владыка» принял его в свое чрево, проглотив без следа.

Топтер приземлился на механические захваты, прикрепленные к конвейеру. Его моторы затихли и остановились. Захваты удерживали топтер, а конвейер нес его по темному тоннелю глубоко в брюхе «Небесного Владыки». Вдруг они разжались, и топтер выкатился на свет, где новый, более быстрый конвейер подхватил его и понес через наблюдательный отсек воздушного корабля. Перекатываясь с одного конвейера на другой, топтер наконец доехал до затейливой металлической карусели и встал на положенное место с громким щелчком. Карусель повернулась и доставила топтер в руки ожидающего человека.

Консул Камбал положил аппарат на стол. Сняв колпачок с инструмента, он вставил его в брюшко топтера и поддел плоскую крышку. Консул достал барабан с пластинками и каждую из них проглядел на свет. Рассматривая изображения, он что-то бормотал себе под нос. Наконец, он выбрал одну пластинку — ту, на которой была запечатлена цель: Налаар, дочь Первой отступницы. Она и ее товарищи стояли и смотрели на плакаты.

— Где гонец? — выкрикнул консул Камбал.

Перед ним появилась и вытянулась по струнке молодая женщина в форме.

— Передать сообщение, господин?

— Предупреди инспектора Баана. Наживка заброшена. Пусть готовит конфискацию.


Пия взглянула на кандалы на запястьях и подумала о дочке. Наручники, похожие на изящные украшения, впивались в ее кожу, как они впивались в кожу Чандры, когда ей было одиннадцать. Пия прислонилась к стене «гримерки» — служебного тоннеля под ареной, где она была прикована.

«Наверное, так же чувствовала себя она», — подумала женщина. Ожидание. Подготовка к унижению. Как и в тот день, мужчина улыбнется толпе и поднимет свою металлическую руку, начиная жестокое зрелище. Это была та самая арена, и Пия понимала, что это дополнительное оскорбление — специально для нее. То самое место, где Чандра безуспешно искала на трибунах маму, прежде чем неведомая сила выдернула ее из этого мира.

Больше всего на свете Пия надеялась, что сегодня не увидит на трибунах Чандру.

«Держись подальше, доченька, — подумала она. — Останься в безопасном месте. Останься в живых». Плакаты утверждали, что это будет состязание проворных кузнецов — дуэль изобретателей с использованием подручных материалов — между Главным судьей и знаменитой Первой отступницей. Но Пия знала, как работает ложь. Теззерету недостаточно было просто расправиться с ней на глазах у Ярмарки Изобретателей. Она была приманкой.

В тоннель доносился голос из установленного на стенах арены громкоговорителя. Под гром аплодисментов распорядитель объявил, что первый приз на ярмарке достался Рашми. Горделивым голосом Главный судья вещал, какой чудесной привилегией может стать возможность работать с ним бок о бок. Снова раздались приветственные крики, но в этих коридорах они звучали приглушенно и безрадостно.

Позвякивая кольцом с ключами, к Пие подошел офицер. Та не поднимала головы, пока он не заговорил, и она не узнала этот скрежещущий, полный злобы голос.

— Готова сыграть свою роль, Налаар? — спросил Бараль, поднимая маску. Бледные шрамы от ожогов с одной стороны натянулись от улыбки, обнажив челюсть.

Пия дернулась в своих оковах, но заставила себя успокоиться. Ее захлестнула волна отвращения, но все же она вздернула подбородок и посмотрела сквозь Бараля.

— Я не знаю, — сказала она, — откуда у тебя эта одержимость нашей семьей. Не знаю, что за частица воспаленного разума шепчет тебе, что наказывая нас, ты наполняешь свое существование смыслом. Но это не имеет значения. Ведь что бы ты ни делал, ты не сможешь причинить ей вред.

— О, разве ты не слышала? — прошипел Бараль. — Они ведь отправились тебя искать. Жаль только, что явились совсем не туда. Храбрая попытка, которая, к сожалению, окончилась для твоей дочки плачевно.

Пия в ужасе взглянула на него, но напомнила себе, что словам лжеца нельзя верить. Она вновь направила взгляд на арену и процедила сквозь зубы:

— Если хоть волосок...

— Что ж, мы посмотрим, верно? — сказал Бараль. — Придет ли она? Когда Теззерет станет унижать тебя на арене, придет ли она на выручку?

«Не высовывайся, дочка, — подумала Пия. — Прошу тебя, хоть раз послушай маму.

— Время пришло, Первая отступница, — сказал Бараль. — Прошу, следуй за мной.

Он взял ее за кандалы, но она вырвала запястья и пошла по своей воле.

Они остановились у короткой лестницы, ведущей на залитую полуденным солнцем арену. Мимо в сопровождении стражников Консульства прошла эльфийка Рашми в компании других изобретателей. Они были погружены в увлеченную беседу. Эмоции переполняли их, и они не заметили ни как Бараль снимает с Пии наручники, ни как стражники аккуратно оттесняют их от принесших им победу изобретений.

— А теперь, дорогие друзья и добрые горожане, — возвестил распорядитель, — пожалуйста, оставайтесь на своих местах. Вас ждет заключительный акт сегодняшней выставки. Этот поединок проворных кузнецов станет поистине жемчужиной Ярмарки! Встречайте первого из участников — почтенного директора Ярмарки, Главного судью Теззерета!

Пия даже не слышала приветственного рева толпы. Мысли бешено проносились у нее в голове. Через проход она вглядывалась в трибуны. В толпе не было видно ни отступников, ни Чандры — никаких знакомых лиц. Должно быть, люди Теззерета хорошо охраняли входы, и мимо них не проскользнул никто из ее сторонников. Быть может, ей на самом деле не предназначалась роль приманки? Единственной надеждой Пии было достойно выступить и завоевать любовь толпы — сделать все возможное, чтобы не возвращаться в клетку в наручниках.

— Я рад, что мне выпала возможность проводить тебя, — сказал Бараль, вновь демонстрируя зубы. — Ни за что не упустил бы возможности попрощаться.

«А это что еще значит?» — от нехорошего предчувствия у нее похолодело внутри.

Распорядитель уже вызывал ее на арену.

— А теперь, дорогие друзья и добрые горожане, его соперница, — гремел голос. — Осужденная эфирная преступница, которой так и не удалось помешать вашей Ярмарке Изобретателей... Пия Налаар!

Бараль подтолкнул ее в спину кончиком клинка, и под свист и недовольные крики она вышла на свет. Глядя на Теззерета, Пия проследовала к своей отметке. Тот стоял у противоположного края арены и, казалось, вовсе не обращал внимания на зрителей. Перед Пией был ящик, накрытый вышитой материей. Такой же ящик стоял перед Теззеретом.

Голос распорядителя зазвучал сначала как шепот, но к концу фразы превратился в громогласный крик.

— И теперь на этой исторической арене состоится последнее состязание. Теперь мы узнаем, кто из этих двух изобретателей достоин назваться великим. Следите за состязанием, жители Гирапура, ибо оно поистине определит будущее нашего города и всего мира. Пусть же схватка... начнется!

Сдернув покрывало с ящика, Пия быстро осмотрела его содержимое. Набор шестеренок и металлических пластин. Несколько сосудов работы стеклодува. Самый простой топливный эфирный шланг. Несколько элементарных инструментов. В общем, работать особо не с чем. Так поразить толпу будет непросто.

Она подняла взгляд. Теззерет уже рылся в деталях, а перед ним стояли собранные ноги его творения. Как быстро!

Пия запустила руки в ящик с деталями, и когда она коснулась металла, проснулась ее интуиция изобретательницы. Вставляя на место, подгоняя и сваривая детали, она начала делать то, что получалось у нее лучше всего. Она позволяла элементам говорить ей, куда они хотят попасть, как было в старые добрые изобретательские времена. Перед Пией начала вырисовываться простая четырехкрылая машина. Легкий корпус позволял выиграть в скорости, а на носу она установила жало. Будь тут Киран, он бы сделал устройство более маневренным, научил бы его играть в воздухе на потеху толпе...

Сосредоточься. Главное — чтобы он оторвался от земли.

Она подключила эфиропровод к собранной коробке передач, и под хорошо слышный вздох удивления толпы ее топтер ожил. Она тут же занялась следующим устройством, а топтер отправила в Теззерета в надежде его отвлечь.

Теззерет уже собрал какую-то серебристую многоножку. Она встала на дыбы и стала выше, чем он сам. Ее нижняя сторона была усеяна острыми клешнями и лапами. Толпа возбужденно аплодировала. «Как он смог собрать это из предоставленных деталей? Он даже не попытается играть честно?» Топтер облетел Теззерета и напал, целясь жалом в голову. Тот шутя от него отмахнулся и послал в бой свою многоножку.

Art by Izzy
Иллюстрация: Izzy

Пия наскоро собрала самого простого сервотрона, последние пластины приваривая, когда он уже рвался в бой с многоножкой. Та без труда схватила сервотрона и разорвала пополам. Но Пия приготовила сюрприз: в корпусе сервотрона прятался небольшой детонатор. Механизм взорвался, в облаке огня разлетевшись на кусочки, и оторвал многоножке ноги. Толпа взвыла. «Может быть, я смогу не просто оттянуть неизбежное? Может быть, я смогу победить?»

Пия рванулась вперед, чтобы собрать трофеи с многоножки. Конечно же, она обнаружила множество деталей, которых у нее не было, и даже некоторые металлы, которые не смогла распознать. Роясь в останках, она начала собирать необходимое для нового создания. Ей оставалось только надеяться, что ее топтер продолжает отвлекать соперника.

Битва продолжалась, и фантазия Пии порождала все новые и новые радикальные решения. Но как бы сильны ни были ее устройства, Теззерет всякий раз отвечал чем-то еще быстрее, еще сильнее и выносливее. Пия была уверена, что ее инженерные идеи лучше, но устройства Главного судьи крушили ее произведения, постепенно оставляя ее без деталей.

Пия повернулась, чтобы вернуться к своему ящику, но тут в песок арены перед ней вонзилась острая металлическая лапа, повалив женщину на спину. Она подняла взгляд и увидела автомата-краба, успевшего наколоть на ногу ее топтера. Тот слабо потряс крыльями и испустил дух.

Art by Izzy
Иллюстрация: Izzy

Пия посмотрела на Теззерета. Он подошел, встал над ней и поднял металлическую правую руку. На песке арены ленты из металла сами противоестественно изгибались по его воле, закручиваясь в небольшой отряд новых остроногих автоматов. Они встали — безликая армия из серебряных силуэтов — и начали окружать ее.

Толпа выкрикивала имя Теззерета, радуясь его победе.

— Ты проиграла, Пия Налаар, — сказал Теззерет так, чтобы услышала только она. — И здесь, на том самом месте, где твоя дочь понесла наказание за преступления, встретишь свою судьбу и ты.

Он поднял руку, и хромированные конструкции шагнули вперед. Металл на груди ближайшего автомата изменил свою форму, превратившись в острую конечность-клинок. Теззерет держал руку поднятой и горящими глазами глядел на Пию.

«Он не просто играет на зрителей, — подумала она. — Он хочет убить меня».

Теззерет резко опустил руку вниз, и металлический воин атаковал. Пия попыталась увернуться, отразить неумолимый удар...

Автомат дернулся, потом качнулся и повалился набок. В металле появилась дымящаяся дыра с красными от жара краями. Зрители ахнули и закрутили головами. Огненный заряд вылетел из толпы — его выпустила очень сердитая девушка с огненными волосами.


«Рано!»

«Сколько рез повторять тебе, Джейс? — подумала в ответ Чандра. — Ненавижу. Эти. Слова».

Чандра спрыгнула с трибун на арену. Укрывавшее ее заклинание иллюзии рассыпалось на сверкающие кусочки, как только она призвала свои силы пиромантии.

«Мы должны понять, почему он здесь, — донеслись до нее взволнованные мысли Джейса. — Займи его!»

Мать выглядела удивительно строгой.

— Чандра, немедленно уходи, — сказала она. — Это ловушка!

— Ага, я в курсе, — ответила Чандра, собирая ману для нового огненного заклинания. — И я собираюсь тебя из нее вытащить.

— Этого он и хочет, — крикнула Пия. — Оставь меня и уходи! Немедленно, девочка.

— Я больше не девочка, — огрызнулась Чандра. — И я не согласна снова потерять тебя!

— Это ты, младшая Налаар? — Теззерет сложил свои ассиметричные руки. — Решила помочь мамочке в проигранном состязании? Как трогательно.

Чандра видела, как подались вперед в своих сиденьях зрители, зачарованные семейной драмой.

—Я не собираюсь ничего строить, Теззерет, — сказала она. — Но я с тобой расправлюсь.

— Прямо здесь? — притворно изумился Теззерет. — На этой самой арене? Ты посмеешь выступить против меня в том же месте, где когда-то тебя собирались...

— Да! — перебила его Чандра. — Я все поняла. Там, где когда-то меня собирались казнить. Очень поэтично. А теперь, может быть, мы, наконец, подеремся?

Она сосредоточилась на своей ладони, и в ее руке вырос шар огня.

По толпе зрителей пробежал ропот. К Чандре бросились солдаты Консульства, чтобы схватить ее. Но Теззерет остановил их, подняв руку. Перекинувшись парой слов с одним из солдат, он отослал их, а затем повернулся к Чандре, готовый к бою. Его бездумные автоматы повернулись вместе с ним.

— Я сражусь с тобой, дитя, — объявил Теззерет, играя на публику. Автоматы одновременно вышли вперед. — Но ты против меня... это вряд ли будет честная драка.

Чандра разделила огненный шар пополам, и ее кулаки загорелись.

— А кто сказал что-то о честной драке?

Иллюзия за спиной Чандры пала, и один за другим появились мироходцы.

Ее товарищи доставали оружие и готовили заклинания. Чандра увидела, как Теззерет сделал крохотный, почти незаметный шаг назад.

На мгновение наступила тишина, а потом толпа зрителей взорвалась криками. «Они думают, что это часть представления, драматический финал выставки», — подумала Чандра.

— Вали их, Главный судья! — прокричал кто-то.

— Порвите его, отступники! — раздались ответные голоса.

— Теззерет — обманщик! — донеслось из толпы.

«Чандра, — возник голос Джейса у нее в голове, — кажется, его автоматы каким-то образом блокируют мою телепатию. Мы должны подойти ближе».

«Взорвать металлических болванов, — мысленно ответила Чандра. — Все понятно».

Art by Raymond Swanland
Иллюстрация: Raymond Swanland

Увидев, что Аджани и Гидеон подбежали к ее матери и встали на защиту, Чандра дала волю пламени. Огонь вырвался из ее рук и обрушился на автоматов Теззерета, сваливая их одного за другим. Один железный воин расплавился на месте. Другой успел подобраться совсем близко, и его клинок просвистел совсем рядом с щекой Чандры, но автомат тут же превратился в затейливое ржавое украшение в центре мгновенно выросшего сада из лиан.

Под действием силы изогнутого когтя Теззерета металлические обломки меняли форму и собирались в новые механизмы, проползающие под огненными зарядами Чандры и выпутывающиеся из лиан Ниссы. Но мироходцы наступали, и, выбрасывая струи пламени, Чандра краем глаза видела, как Гидеон и Лилиана прикрывают ее с боков, а Нисса и Аджани разбивают на части автомат, надвигавшийся на ее мать.

Зрителям понадобилось некоторое время, чтобы осознать произошедшее. Демонстрировать владение магией без помощи устройств на Каладеше было не принято. Но зрелище было столь ярким, что толпа не смогла устоять.

Теззерет отходил назад и Чандре впервые показалось, что перед очередной атакой в глазах у него промелькнула нерешительность. Она мысленно обратилась к Джейсу:

«Ты уже прочитал его?»

«Нет, — ответил Джейс, и эта мысль прозвучала, словно ругательство. — Что-то меня до сих пор не пускает».

«Так поторопись!»

«Он слишком хорошо закрылся, — ответил Джейс. — Мы освободили твою мать. Думаю, надо уходить».

Чандра обернулась к матери, потом вновь взглянула на Теззерета.

«А я думаю, что с этим надо покончить. Прямо сейчас», — пламя с ее кулаков охватило все руки, и глаза ей застил огонь.

В мыслях Джейса зазвучало предупреждение.

«Чандра, если он заблокировал свой разум, то он ко всему этому готовился. Он знал, что мы придем вместе. Мы ошиблись...»

Чандра сжала кулак, и огонь свернулся в крохотную точку слепящего, испепеляющего жара. Она стиснула зубы и задрожала.

«Я могу просто...

В их безмолвный разговор ворвалась резкая и ясная мысль Лилианы:

«Убей его».

Тень с неба упала на песок. Подняв голову, Чандра увидела, как величественный «Небесный Владыка» заслоняет солнце. Его исполинский корпус накрыл собой арену, и корабль завис в воздухе, гудя сокрытыми внутри моторами. Громадная пушка, установленная на дне, развернулась в их сторону, потрескивая эфиром. Она не стреляла, но в любой момент готова была открыть огонь.

С широкой ухмылкой Теззерет объявил всем зрителям:

— На этом Ярмарка Изобретателей закончена, друзья. Всем гениальным изобретателям этого мира я хочу сказать свое искреннее спасибо.

Он изящно поклонился и взмыл в воздух на колонне из филигранной стали.

Пангармоникон проиграл гимн, и из башен по краям стадиона выстрелили залпы салюта. На фоне пораженного молчания толпы эти звуки показались странными и нелепыми.

Чандра взглянула на раскаленный сгусток пламени в руке, потом подняла взгляд на лицо Теззерета. Он отступал. Он обидел ее маму, а теперь уходил.

— Все кончилось, — тихо сказала стоявшая рядом Нисса, и Чандра была поражена, насколько сильно ей было нужно это услышать. — В другой раз. Все кончилось.

Чандра кивнула, чувствуя, как заполняют ее благодарность и облегчение. Забытый сгусток огня рассыпался в ничто.

Девочкой одиннадцати лет Чандра стояла на арене и вглядывалась в трибуны, цепляясь за слабую надежду увидеть лицо мамы. Но этого не случилось. А сейчас, в этот момент, она снова вышла на арену — и мама была здесь.

Пия раскрыла объятья. Чандра подбежала к маме и упала к ней в руки.

Глядя на дымящиеся вулканические долины со стен крепости Керал, Чандра не одну тысячу раз с наслаждением представляла себе такие моменты. Если бы ей удалось лишь на секундочку повидаться с мамой — как бы это было? Будет ли мама слабо пахнуть сварочными стержнями и лепестками розы? Что Чандра скажет ей? Что она может сказать, чтобы выразить свою любовь, свою благодарность, свою тоску по дому и теплу маминых рук?

Она раскрыла рот, и перед глазами все расплылось, и она смогла произнести лишь одно: «Мама... прости меня».

Мама что-то нежно прошептала ей в волосы, притянула к себе и крепко прижала.


Над ними Теззерет возносился все выше — филигрань разворачивалась, поднимая его в воздух. «Небесный Владыка» открыл люк, принял мироходца на борт и закрылся вновь. Пангармоникон продолжал играть торжественную мелодию. Зрители молчали. «Небесный Владыка» медленно развернулся и отправился прочь, и небо снова стало ясным.

Лишь когда люди начали расходиться, Чандра услышала возгласы протеста. Крепко держа маму за руку, она пробиралась через толпу к выходу с арены, и остальные следовали за ними. Она смотрела на новые седые пряди в темных волосах матери, морщины на ее лице... и вдруг начала замечать обеспокоенные лица в толпе, поднимающуюся панику.

Перед Чандрой и ее матерью выросла женщина в платье, обвитом затейливой золотой филигранью.

— Меня зовут Сахили Рей, — сказала она, и мне нужно поговорить с тобой — и с вами, госпожа.

Ее лицо было смертельно серьезным.

— В чем дело? — спросила Чандра. — Что происходит?

— Изобретения. Их похитили.

— Что?! — в один голос воскликнули Пия и Аджани.

— Они забрали Рашми и остальных, — продолжила Рашми, — и все устройства, выставленные на Ярмарке. Победившие изобретения. Лучшие проекты. Революционный прибор Рашми. Ничего этого не осталось. Их украли. Я видела, что вы сделали на арене... вы можете помочь мне?

Теперь Чандра слышала, о чем кричали все вокруг. Это были изобретатели, выступавшие на Ярмарке. «Мое творение!» «Я все потратил на этот проект!» «Как они могли вот так вот забрать его?» Вооруженные солдаты и автоматы Консульства высыпали на улицу. Когда мироходцы пробирались на арену, охраны было вдвое меньше.

— Вот в чем был план Теззерета, — хмуро сказала Пия. — Все это — гигантская затея для отвода глаз.

— Надо выбраться со стадиона и восстановить силы, — сказал Джейс. — А потом мы должны остановить его. Он что-то планирует.

Аджани сердито прорычал:

— Нет. Он что-то строит.


Сюжет выпуска «Каладеш»
Описание planeswalker-а: Рал Зарек
Описание planeswalker-а: Теззерет
Описание planeswalker-а: Сахили Рей
Описание planeswalker-а: Златогривый Аджани
Описание planeswalker-а: Чандра Налаар
Описание planeswalker-а: Нисса Ревейн
Описание planeswalker-а: Лилиана Весс
Описание planeswalker-а: Джейс Белерен
Описание planeswalker-а: Гидеон Джура
Описание мира: Каладеш
Описание мира: Равника

Latest Magic Story Articles

MAGIC STORY

14 Ноябрь 2018

Кандалы и узы by, Nicky Drayden

— Ты снова собираешься к ней, верно? — говорит Эмбреллин, встав в дверях моей комнаты. То есть, строго говоря, это ее комната, но после происшествия она пустила меня пожить на несколько м...

Learn More

MAGIC STORY

7 Ноябрь 2018

Драгоценные моменты смерти by, Nicky Drayden

Я погружаю посох в вязкую почву и держусь за него, осматривая нежные шляпки гриба-гнездовика — вогнутые, словно вывернутые наизнанку. В нынешнем сезоне среди шаманов Голгари это самый жел...

Learn More

Статьи

Статьи

Magic Story Archive

Хотите узнать больше? Исследуйте архив и погрузитесь в тысячи статей по Magic ваших любимых авторов.

See All

Мы используем файлы «cookie» на данном сайте с целью персонализации материалов и рекламных объявлений, предоставления сервисов социальных сетей и анализа веб-трафика. Нажимая «ДА», вы соглашаетесь с нашим использованием файлов «cookie». (Learn more about cookies)

No, I want to find out more